1. Главная
  2. Герои
Герои

Теплое местечко: что светскому человеку делать в Тель-Авиве

Труба зовет, и герои «Татлера» во главе с Романом Абрамовичем бросились оформлять бесценное сокровище – израильский паспорт. Мы аккуратно выяснили, что люди с героическим прошлым делают в Тель-Авиве и где их там искать.
реклама
№11 Ноябрь 2018
Материал
из журнала
19 Ноября 2018

Сразу предупреждаем, что Тель-Авив не про гольф-клубы и теннисные корты. Да и русским сейчас не до игр, они едут в Израиль поправлять здоровье и немножечко делать бизнес. В плане инвестиций город небезнадежен: такси Gett, навигатор Waze, система автобезопасности Mobileye, телемедицина – это все израильские стартапы. Не говоря уже о том, что разработчики Apple и Microsoft основали на Святой земле колонию и в изобилии теперь бегут кросс из Яффо в порт по свежеурбанизированной набережной, привязывают свои TRX на прибрежные турнички и ходят купаться с собаками на пляжи Альма и Гордон.

Но Роман Абрамович упражняется на TRX не с ними: новоиспеченного израильского инвестора Михаила Фридмана советуем отслеживать на улицах старейшего района Тель-Авива – Неве-Цедек. Его дом найти очень просто, это бывшая гостиница Varsano, принадлежавшая до поры до времени братьям Версано (младший из которых – Ярон – женат на Галь Гадот из «Бэтмена против Супермена»). Президент израильской адвокатской коллегии Эли Гервиц, который помогает русским евреям инвестировать в недвижимость и становиться израильтянами, сообщил нам, что Роман Аркадьевич еще в 2015-м выкупил у братьев этот дом за двадцать два миллиона долларов. И что, пока отель переделывают в частный дом, Абрамович арендует себе жилье на близлежащей улице Шимона Рокаха – за тридцать тысяч долларов в месяц.

Неве-Цедек, чтоб вы понимали, – это душа Тель-Авива. Там полно маленьких кафе, больших ресторанов, галерей, антикварных лавочек. Ну и Центр балетного и театрального искусства Сюзан Деляль, конечно, – в Тель-Авиве с культурной жизнью не очень, но тут она теплится. Дальше – только арабский район Яффо, где раньше было весело и при этом дешево. Селиться там не рисковали, а вот бары и блошиный рынок пользовались заслуженным уважением. Сейчас эти красивые старые дома активно реставрируются, и цены на недвижимость взлетели до небес. То же самое случилось с прилегающим к Яффо районом Флорентин, где хиппи, курящих в потрепанном баухаусе траву, сменили очень буржуазные французские евреи. (Бытует мнение, что именно французы виноваты в том, что на Земле обетованной теперь везде, а не только на бульваре Ротшильда, все стоит миллион.)

Абрамович выбрал себе экстравагантную прописку. Новые израильтяне, как правило, селятся в Нетании, это примерно двадцать минут езды от Тель-Авива в ровно противоположную Яффо сторону. Эли Гервиц говорит, что в Нетании приморская недвижимость есть у Михаила Фридмана, Владимира Винокура, Александра Розенбаума, Андрея Макаревича – а еще у Мадонны и Анны Курниковой.

Знаменитый на всю маленькую страну Версаль председателя наблюдательного совета аэропорта «Домодедово» Валерия Когана находится в другом пригороде – в Кесарии. Это далеко, час езды, зато там проживает премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. И бывший владелец телеканала ТВ-2 Аркадий Майофис, в новой жизни торгующий тхиной и финиками, – по соседству с Аллой Пугачевой, которая приезжает на свою еврейскую дачу очень часто.

реклама

Те, кто не готов пока расположиться основательно, с приобретением недвижимости, ютятся в отелях. Барбра Стрейзанд занимает сто комнат в отеле Dan у пляжа Фришман, Дензел Вашингтон и Джон Бон Джови устраиваются там же, но чуть скромнее. Командированные не петь и танцевать, а по настоящим делам селятся в памятнике архитектуры Nordoy, в самом пафосном тель-авивском отеле Norman, а чаще вообще в Герцлии, где есть «Ритц». В центре у пляжа удобно стоят The Vista At Hilton и Royal Beach, но их привлекательность пошла на спад.

У Тель-Авива репутация самого вкусного места на свете. Гастрономический снобизм там отсутствует, что приятно. Серьезные люди не брезгуют дешевыми фалафельными. Унылые фасады и интерьеры совсем не копеечных заведений их тоже не смущают. В ресторан Shallot, например, московский сноб без подсказки ни за что не зайдет, а зря. Это кошерное заведение принадлежит Михаилу Амаеву, всеобщему другу, который кормит тут Владимира Спивакова и Юрия Башмета, Романа Абрамовича и его бизнес-партнера Давида Давидовича, проживающего после истории с ЮКОСом в Герцлии Леонида Невзлина и спикера кнессета Йоэля Эдельштейна.

Местом силы многие считают ресторан Messa, который выглядит современно и даже модно (в его интерьер, насколько мы знаем, вложено полтора миллиона долларов). Если нужен обед с видом, рекомендуем кошерный 2C на сорок девятом этаже небоскреба Azrieli Tower. Для ностальгирующих имеется Table Talk, который держит Митя Борисов в партнерстве с Александром Туркотом. У них то Макаревича встретишь, то, наоборот, Божену Рынска.

Впрочем, про еду вы лучше спросите у ресторатора Аркадия Новикова – он знает Тель-Авив как свои пять пальцев. И детей сориентировал, его дочь Саша ходит в Port Said, HaSalon, North Abraxas, David Yossef, Bana-healthy, Barzilay, Claro, заведения при отелях Montefiore и The Norman.

Модой город как бы не интересуется, но по магазинам у площади Кикар а-Медина ходят не только русские жены и члены иорданской королевской семьи. Место бойкое – девушки высматривают хороших женихов, женихи покупают хорошие брюки. Это все жители нового соседнего района Рамат-Авив, где обитает модель Бар Рафаэли. Никаких «миланских цен» в Израиле не бывает, поэтому экономные джетсеттеры покупают Dolce & Gabbana где угодно, только не на своей исторической родине – визы в Европу израильтянам не требуются. Но для самого неотложного шопинга в очень высоко оцененном риелторами Рамат-Авиве построен Ramat Aviv Mall, где имеется Louis Vuitton, раскрученный израильский бренд Dodo Bar Or и все такое.

Со стороны не заметно, но наряжаться в городе есть кому и есть куда. Даже светские львицы попадаются – Николь Райдман, например. Она модель, продюсер, телезвезда – и жена российско-израильского бизнесмена широкого профиля Михаила Черного. В ее магазине Madame de Pompadour очень нарядно, висят Jean Paul Gaultier, Vivienne Westwood, La Perla, Alexander McQueen, Valentin Yudashkin. На мероприятия и просто так заходят все, включая шопоголика Филиппа Киркорова. А индустрия красоты колеблется между рекомендованными Натали Портман маникюрно-педикюрными станциями Yullia Юлии Галь, заведением Zeev Levin на знаменитой своим кладбищем улице Трумпельдор и салоном Ронит Рафаэль, которую знают по спа L.Raphael в каннском Martinez.

Что в Тель-Авиве действительно широко раскрыто, так это ювелирная тема. На Алмазной бирже, если хорошо поискать, можно найти очень большие и очень чистые камни. Постороннему эти религиозные люди ничего не продадут – ищите посредника с лицензией. Например, мультибренд Padani, у которого есть свои замечательные ювелиры. Если готовый вариант вас не устроит, они добудут на бирже хоть черта в ступе, за пару суток оправят (без этого вывозить из страны нельзя) и оформят правильное экспортное разрешение – «для личного пользования». Сведущая в золотых делах Катя Гайдамак очень хвалит израильские бренды Geraldo, Inbar, Shelly Zucker. Кроме них в ее магазине Adiya в отеле Setai продается собственная линия Gaydamak jewellery and creations. В городе много туристов, поэтому огромным спросом и у Кати, и везде пользуются синие подвески от сглаза evil eye – их наличие в витрине не означает, что в ассортименте нет ничего серьезного. Будьте проще, купите по дороге с пляжа на Bograshov 75 у тусовщика Гила Ньюхауса ракушку в золоте или каббалистический браслетик на красной нитке. Или не проще – Gil Zohar делает массивные кольца и каффы с вавилонскими сфинксами и золотыми тельцами. А консервативные кольца на помолвку в Тель-Авиве принято выбирать в магазинах на Кикар а-Медина – в Michael Eller, например.

В отличие от Москвы, где полный светский сбор регулярно случается в Большом театре, в Тель-Авиве татлеровских героев надо искать днем с огнем – они, как президент с премьером, в одной ложе не садятся и одним самолетом не летают. Но все небезнадежно. Кого-нибудь вы обязательно встретите на вернисаже в галерее президента Alt Communication Group Егора Альтмана – Владимира Познера, например, с министром науки Израиля Офиром Акунисом. Еще рекомендуем галерею Иланы Гур в старом Яффо. Илана – художник, дизайнер, скульптор, дружит с Клинтонами и Горбачевым, молодежью с Пятой авеню и бедными студентами Тель-Авивского университета. В пятницу вечером, когда начинается шабат, в ее доме играют джаз и принимают гостей. Этим жизнь в искусстве и ограничивается.

Но, если хотите, можем сдать два совершенно неочевидных для москвича татлеровских места. Во-первых, бар «Музей виски» в комплексе Сарона и сигарный клуб там же на третьем этаже. Во-вторых, только открывшуюся после ремонта гостиницу Drisco. (Ее построили в 1866-м два брата, прибывшие из США готовить почву для второго пришествия. По старой памяти местные называют этот район Американским кварталом – между улицами Eilat и HaRabbi MiBachrach находилась Американская колония на Святой земле.) Сейчас при отеле имеется турецкий ресторан Zada – хорошее место, чтобы за столом обсуждать дела.

Есть, конечно, и очевидно татлеровские места. Например, марина в Герцлии – и при ней яхт-клуб, где судовладельцы ведут себя ужасно несовременно: курят сигары, совершают шопинг, меряются корабликами. А кораблики в тель-авивскую марину заходят выдающиеся. То гигантская – сто сорок три метра – парусная «А» Андрея Мельниченко с дизайном Филиппа Старка. То девяностовосьмиметровая Aviva старенького британско-еврейского миллиардера Джо Льюиса.

Не путайте марину с портом – старый порт превратился в заповедник хипстеров самого разного имущественного статуса. Найдите там неинтересное сетевое кафе «Арома» – оно в ангаре No 8. По пятницам туда приезжают владельцы антикварных авто, чтобы в компании друг друга пить кофе по полтора доллара за чашку. Некоторые из них, может, и рады самовыразиться с помощью «феррари» или хотя бы «порша», но это не принято. Налог на покупку супертачки, страховка, бензин тут обходятся в астрономические деньги, и бережливые израильтяне на такую ерунду не тратятся. Несчастный Porsche, отчаявшись наполнить своим товаром парковку у тусовочного порта, нашел другой способ сделать c умными евреями гешефт – открыл в Тель-Авиве свой Innovation Office и инвестировал сумму с семью нулями в местный венчурный фонд Magma & Grove. Любоваться высокооплачиваемыми израильскими разработчиками можно все в том же порту. По выходным они выползают туда из своих инкубаторов на фермерский рынок с ресторанами – формат абсолютно тот же, что в Москве на Усачёвском и Центральном, но на набережной настоящего моря праздник жизни выглядит гораздо симпатичнее.

Не Кап-Ферра, конечно, но наши люди курс на Тель-Авив держат не с целью похвастаться. Наоборот, основной причиной хвастаться им не хочется – но Израиль знаменит тем, что может вылечить даже это. В Тель-Авиве одной из лучших считается «Ассута», самая крупная в стране частная больница, где пациент сам выбирает врача и палату. В «Ассуте» есть хирургический робот Da Vinci, на поклон к которому ездит, кажется, весь список «Форбса». Кто-то из его русской части договаривается напрямую, кто-то ускоряет процесс через доктора Виктора Леви. Кстати о «форбсах» – рейтинги очень хвалят медицинский центр «Рамат-Авив», который в 2003-м купил Михаил Прохоров. Самые продвинутые медицинские туристы едут к конкретным врачам: спинальному хирургу Илье Пекарскому, нейрохирургу и онкологу Шломи Константини, онкологу Моше Инбару, урологу Джеку Баниэлю, гинекологу Марио Байнеру, дантисту Дрору Шамиру, пластическому хирургу Раму Бурвину. К кому угодно, только не к акушерам. Потому что рожать надо в Майами или Лос-Анджелесе – факт появления на свет в Израиле не делает русского евреем. Даже если об этом будет его первый крик.

5 любимых мест в Тель-Авиве по версии хозяйки магазина Five Kids, матери шестерых детей Стеллы Аминовой.

1. Мы живем в спокойном районе Герцлия Питуах – точнее, приезжаем туда отдыхать. Рядом есть пляж Gazebbo, который у нас называют местным Сен-Тропе. Cистема клубная – пускают только членов или тех, кто заплатил за вход и прошел фейс-контроль. Можно взять каяк или падлборд, оставить на хранение свой серф. Есть ресторан, диджеи. И главное, очень хорошие лежаки. Вообще Израиль – страна социалистическая, море любят все, и лежаки на пляжах пластиковые и очень простые.

2. Обожаю крытый рынок с фуд-кортами Sarona Market, там у французского мясника невероятное кошерное мясо. Мы покупаем бургеры или сэндвичи, мороженое, выходим на детскую площадку и устраиваем пикник на траве.

3. Если ищете развивающийся хипстерский район, то это Неве-Цедек. Он немножко похож на Сохо, со всеми этими галереями на улице Шалома Шабази. Но самая большая толпа классных модных людей все еще на бульваре Ротшильда и на улице Дизенгоф.

4. Именитый повар Эяль Шани устроил в подворотне ресторан HaSalon. Открывает его только по вечерам в среду и четверг, фиксированное меню не признает – что захотел купить сегодня, из того и готовит. Даже тарелок нет, еду приносят на картонках. Место нетуристическое, для своих, после десяти начинается экшен, танцы, официанты прыгают на столы. Весело, вкусно, колоритно.

5. В районе Рамат-Ган есть сафари-парк. Едешь на своей машине или их багги – а вокруг львы, бегемоты, огромные страусы стучат в окно.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует