1. Главная
  2. Герои
Герои

Tatler в гостях у Ксении Чилингаровой

Модница Ксения Чилингарова празднует сегодня, 17 июня, день рождения. Вспоминаем недавнюю прогулку по ее новой квартире, где Ксения живет, но не ночует — как Коко Шанель. Такой образ жизни ей обставил русской мебелью дизайнер Гарри Нуриев.
реклама
17 Июня 2020

«Я, как спрут, распространяю свою одежду по всему миру», – первое, что говорит мне маленькая хозяйка большой квартиры. Двести восемьдесят квадратных метров ее жилплощади на Кутузовском сторожит крошка гриффон по имени Полюс. А как еще назвать собаку, если ты дочь исследователя Арктики и Антарктики?

Мы усаживаемся говорить не за чашкой кофе на кухне и не за бокалом вина в гостиной (хотя винный шкаф присутствует – для Ксении он обладает куда более высокой ценностью, чем холодильник: «Дома я почти не ем»). Чилингарова хочет, чтобы я рассматривала гардеробную.

Окончательного переезда в квартиру пока не случилось. «Все меня спрашивают про новоселье, а чем чаще меня о чем-то спрашивают, тем дольше я с этим тяну». Но главное – коллекция вещей, обуви и сумок – уже перевезена.

«Я болею модой с детства, всегда обожала одеваться. Помню, мама купила мне, еще совсем маленькой, настоящее платье принцессы – белое, воздушное, блестящее. А папа не разрешил его надеть, и это была трагедия. Теперь здесь собраны самые разные вещи. Некоторым больше десяти лет, но я не могу с ними расстаться, – приговаривает Ксения, надевая на вешалку что-то колдовское с пометкой Valentino. – Поэтому я сразу сказала Гарри: «Большая гардеробная». Мне было жизненно необходимо пространство, где можно развесить коллекцию. Минимум ящиков и максимум рейлов, в том числе для вечерних платьев. Когда вещи на виду, сразу рождаются идеи, образы».

С образов и началась дружба Ксении с Гарри Нуриевым – архитектором, художником, директором нью-йоркского бюро Crosby Studios. Это он демиург интерьерного космоса, в котором ей теперь предстоит жить. «Нас познакомила моя подруга Аня Дюльгерова. Гарри сказал: «Мне нравится, как ты одеваешься». И этим купил мое сердце». Так они стали друзьями и соавторами «пространства», как чаще всего называет Ксения свой дом.

«Квартира была куплена до нашего знакомства, еще когда я была замужем за Димой, царствие ему небесное (бывшего мужа Ксении скрипача Дмитрия Когана не стало два года назад). Она просто стояла, – объяснила Ксения. – С Гарри мы оказались на одной волне, оба захотели креатива. Мне хотелось выставить искусство, я его уже немало собрала. Гарри сказал: «Квартира должна отражать тебя. Твою любовь к моде, к арту». Но я сразу уточнила, что квартира не музей, ей важно быть уютной и функциональной».

Впрочем, постоянно жить здесь Чилингарова – согласно своему цыганскому самоопределению – пока не собирается. Во второй гардеробной при спальне, задуманной как мужская, – тоже ее вещи: «Мой мужчина сюда не переезжает».

А вот регулярно устраивать вечеринки – это да.

«В доме моих родителей всегда кто-то гостил – родственники, полярники, которые переезжали с места на место. В моей школьной юности не было ночных клубов, зато были квартирники. Помню, на них все искали укромный уголок, – Ксения заводит меня в небольшой то ли кабинет, то ли библиотеку, отгороженную от гостиной дверями с занавесками. – Здесь таких уголков полно. И койко-мест тоже – чтобы всех разложить после вечеринки. Вот этот уголок, например, у меня ассоциируется с фильмом «Служебный роман». Помните эпизод, где Людмила Прокофьевна сидит на диване и читает книгу?»

реклама
В столовой: резная мебель из дуба – коллаборация Гарри Нуриева и художников из группы A.D.E.D.; светильник – продолжение коллекции, которую Нуриев показывал в 2017-м на Design Miami; ковер с рисунком «терраццо» сделан Crosby Studios на заказ.

В столовой: резная мебель из дуба – коллаборация Гарри Нуриева и художников из группы A.D.E.D.; светильник – продолжение коллекции, которую Нуриев показывал в 2017-м на Design Miami; ковер с рисунком «терраццо» сделан Crosby Studios на заказ.

В гостиной: фиолетовые этажерки (Гарри Нуриев для Opening Ceremony) рифмуются с двумя деревянными тотемными столбами.

В гостиной: фиолетовые этажерки (Гарри Нуриев для Opening Ceremony) рифмуются с двумя деревянными тотемными столбами.

С бельгийским гриффоном Полюсом на фоне работы Николая Кошелева. 
Шерстяные жакет, поло и брюки, кожаные туфли, все PRADA.

С бельгийским гриффоном Полюсом на фоне работы Николая Кошелева.

Шерстяные жакет, поло и брюки, кожаные туфли, все PRADA.

Гостьям Ксении в ожидании Новосельцева будет что почитать: на полках у нее Пастернак, «Декамерон», книги о моде. И альбомы репродукций. Эта не одна, но пламенная страсть – современное искусство – заявляет о себе повсюду. Особенно в спальне.

«Меня приобщила моя подруга Кристина Краснянская, хозяйка галереи Heritage. Мы вместе много путешествовали по маршрутам, связанным с искусством, и я увлеклась. Много читала, занималась по выходным с преподавателем – диплом ведь у меня по другому профилю, я училась в МГИМО. А лет шесть назад Катя Винокурова и Настя Волобуева – Smart Art – делали выставку художника Максима Сапожникова. Я пришла и неожиданно для себя купила одну вещь. Так началась моя коллекция».

Эта работа – про цвет и форму, как характеризует ее Ксения, – висит в спальне ровно напротив рисунка кого-то из 1930-х. «Аэроплан, Северный полюс, советские летчики. Если честно, я купила рисунок папе. Папе не зашло, зато зашло мне. Почти все остальное здесь, – Чилингарова обводит рукой спальню, – подарки. Теперь все знают, что дарить мне на день рождения». Один из самых памятных – работа Светы Виккерс. (Сейчас она дизайнер и художник, а в прошлом – владелица незабываемых клубов «Эрмитаж» и «Шамбала».) «Свету надо бежать покупать, – агитирует Ксения. – От ее работ идет потрясающая энергия. Эту, похожую на аленький цветочек, мне подарил очень близкий человек».

В квартире есть и спальня, и будуар – еще один укромный уголок, где Ксения-журналист пишет тексты, а Ксения – героиня светской хроники собирается на вечеринки. Под контролем родителей с детских фотографий на стене и в компании слона («Одно время я собирала слонов и купила его на барахолке. Он игрушка пятидесятых годов»). За искусство в будуаре отвечает работа Алексея Васильева, которая была на его первой выставке в ММСИ на Гоголевском. Ксения активно поддерживает именно русских художников, по всей квартире висят их работы. Мебель и ковры тоже сделаны в России, на заказ.

В спальне: фотография хозяйки квартиры работы Emmie America.

В спальне: фотография хозяйки квартиры работы Emmie America.

«Я мечтала о большой ванне как в «Красотке» — «держись поближе к бортику». 

Самое интересное в гостиной – портрет Чилингаровой кисти Марии Качарава и работы брата и сестры Кошелевых. А на кухне – акварель Ольги Чернышевой, где изображены люди в купальниках. «Я ее купила на благотворительном аукционе в поддержку молодых художников. У меня с ней тоже ностальгические ассоциации – в детстве мы часто ездили с родителями в Крым. Там были похожие купальщики».

Раз речь зашла о водных процедурах, Ксения ведет меня в ванную – размером со спальню: «Я всегда мечтала о большой ванне. Помните, как в «Красотке» – «держись поближе к бортику»? Но больше всего мне здесь нравится пол, такая плитка с мраморной крошкой называется терраццо. Похожие узоры Гарри использовал во всей квартире – на коврах и диванах». Напротив ванны – сауна. Ирония судьбы, но Чилингарова, дочь полярника Артура Чилингарова, производитель пуховиков Arctic Explorer, все время мерзнет. «Потому я их и делаю. Когда-то мы с бывшим мужем часто бывали в Финляндии, а там в каждом доме – сауна, мне это запомнилось. К тому же я бегаю, а после пробежки хочется погреться».

И ванную, и все прочие помещения Нуриев придумал так, чтобы было легко их мыть и перекрашивать, все очень функционально. «Через десять лет эта квартира устареет, мой вкус поменяется», – философски рассуждает Ксения. Я, заглянув напоследок еще раз в гардероб, готова спорить. Old Celine актуальна всегда.

На стене кухни акварель Ольги Чернышевой. 
Костюм из полиэстера и шерсти, WOS; кожаные мюли, BOTTEGA VENETA.

На стене кухни акварель Ольги Чернышевой.

Костюм из полиэстера и шерсти, WOS; кожаные мюли, BOTTEGA VENETA.

На фоне «Ноева ковчега» Виктории Кошелевой. Шелковое пальто, MIU MIU.

На фоне «Ноева ковчега» Виктории Кошелевой. Шелковое пальто, MIU MIU.

Демиург ее услышал: сделал гардеробную теплого розового цвета. Использовал пространство так, что каждое платье на виду: и старинное Prada, и из первой коллекции Алессандро Микеле для Gucci, и Lanvin эпохи Эльбаза, и винтажное из Peremotka Ольги Самодумовой, и платье-платки Celine из последней коллекции Фиби Фило. Его «идеальная Ксения», живущая между Россией, Италией и Англией, как будто постоянно их примеряет. Чилингарова не против: «Я себя определила как цыгана. Сегодня – здесь, завтра – там. Знаете, какой был любимый танец моей бабушки? Цыганочка с выходом». К другой бабушке, в Тамбов, маленькая Ксюша ездила на поезде. Теперь ей напоминают об этом занавески на межкомнатных дверях – похожие висели в поездах до Тамбова. И в тех, что возили папу в родной Ленинград.

«Пока шел ремонт, мы с Гарри все время были на связи. В какой-то момент я поехала в Плес худеть, выложила в инстаграм фото местных домов, а Гарри тут же прислал мне похожее – тоже старинные домики, только с занавесками на окнах. Я ответила: «Гениально! Давай эту тему во всей квартире обыграем».

Ностальгические советские мотивы – одни из главных в интерьере. Паркет выложен елочкой, как в номенклатурных квартирах. Крестный Ксении Александр Тетерин был в девяностые послом в Норвегии, в Москве она ходила к нему в гости. «У него был попугай какаду, который кашлял совсем как человек. И паркет. Конечно, я ностальгирую не столько по советскому прошлому, сколько по детству. Гарри сделал так, что советское настроение в квартире переработано и не давит». Нуриев устроил в квартире в новом доме дизайнерскую полифонию. Кроме советской и постсоветской эстетики здесь явно звучит русское деревянное зодчество и современное искусство с его крупными цветовыми смыслами. Цвет использован щедро еще и для того, чтобы стимулировать выработку эндорфинов. Специалист по монохромным интерьерам, свою собственную квартиру в Нью-Йорке Гарри Нуриев сделал ярко-синей. А Ксении дал не один доминирующий цвет, но всплески разных повсюду. Больше всего – в гостиной.

Диван у Чилингаровой ярко-фиолетовый (похожий цвет Гарри использовал в коллаборации с брендом Opening Ceremony), кресла – голубые. Резная «труба», как называет Ксения подарок Нуриева, – желто-зеленая (вторая такая же инсталляция, по словам хозяйки, стоит у Даши Жуковой). Эти ажурно вырезанные по краю водосточные трубы Нуриев представлял на Design Miami, с ними по форме перекликаются все светильники в квартире. А по цвету рифмуется собака, только что прибывшая из галереи Artwin. «Это работа Ани Титовой, она участвовала с ней в Cosmoscow, – нежно говорит Ксения. – Называется «Собака Павлова» – про реакцию человека на искусство». Реакцию меж тем выдает Полюс, очень недовольный конкуренцией – он лает на собаку как безумный. «Как мы с ней жить-то будем?» – смеется Ксения.

Стеллажи для розовой гардеробной и резная мебель из дуба в гостиной сделаны на заказ.

Стеллажи для розовой гардеробной и резная мебель из дуба в гостиной сделаны на заказ.

Ксения Чилингарова (Arctic Explorer) в столовой на фоне своего портрета работы Марии Качарава. 
Шелковая рубашка, BOTTEGA VENETA; кожаные кюлоты, VIKA GAZINSKAYA.

Ксения Чилингарова (Arctic Explorer) в столовой на фоне своего портрета работы Марии Качарава.

Шелковая рубашка, BOTTEGA VENETA; кожаные кюлоты, VIKA GAZINSKAYA.

Фото:ФОТОГРАФЫ: Тау Демидов и Михаил Лоскутов. Стиль: Виктория Гок. Прическа и макияж: Екатерина Горелова. Ассистент фотографа: Дмитрий Суворов/ Bold Moscow. Ассистент стилиста: Юнона Шендрик. Продюсер: Анжела Атаянц. Ассистент продюсера: Надежда Бунда.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
Мы подписываемся
под каждым словом.
Вы подписываетесь на наши новости
Читайте и смотрите Tatler
там, где вам удобно.
У нас уже 500 000 подписчиков
читайте также
TATLER рекомендует