1. Главная
  2. Герои
Герои

Tatler в гостях у Даниэлы Риккарди в Париже

В сияющей парижской квартире руководительнице Baccarat для полного счастья не хватает только одного: ее любимых веселых русских.
реклама
№12 Декабрь 2018
Материал
из журнала
23 Декабря 2018

Французскому хрустальному Дому Baccarat – двести пятьдесят четыре года. По сравнению с этой вечностью его директриса Даниэла Риккарди просто-таки девчонка. У нее легкий шаг – она танцовщица, проучившаяся в балетной академии Рима. Она хорошо говорит и думает – у нее опыт в руководстве крупнейших мировых компаний. Она знает мир – объездила десятки стран, и не как туристка. Еще она очень веселая и ничего не боится, потому что провела несколько лет в Москве. А Москва, сами понимаете, это навсегда, это не лечится.

С 2013-го итальянка Даниэла – гендиректор французской Baccarat и парижский житель. Ее квартира находится на пятом этаже богатого старого дома. Настоящего парижского дома с настоящим парижским консьержем, который на моих глазах загнобил жильца с собачкой: «Марш в лифт, месье, а то еще натопчете мне на лестнице!»

Из квартиры Даниэлы видны парижские крыши и даже кусочек Эйфелевой башни, риелторы обзавидуются.

– Я долго искала эту квартиру, – вспоминает она. – Всегда, когда прихожу в новое место, прежде всего иду к окну и открываю двери на балкон. Мне важно видеть перспективу.

Пять лет назад во Францию их приехало пятеро: Даниэла с мужем, сын с дочкой и кошка. Муж с кошкой сейчас проводят больше времени в родной Колумбии, там у семьи тоже дом. Сын учится в Америке, в Беркли, дочь – там же, в Стэнфорде, а в Париже Даниэла живет с Baccarat. И в переносном смысле: исторический парижский дом марки – за углом, в пяти минутах ходьбы. И в практическом: подсвечники, люстры, бокалы на столе. Но все-таки это живая квартира, а не шоурум.

– Мне иногда кажется, – говорит Даниэла, – что я познакомилась с Baccarat сразу после рождения.

– У вас была хрустальная колыбель? – спрашиваю я.

– Колыбели-то не было. Как и хрустальных туфелек. Но марка была так знаменита, что она была в каждом доме. В каждом богатом старом доме. Когда я пришла сюда работать. Я чуть не плакала, когда мне говорили: «О, Baccarat! Конечно, Baccarat! Кто же не знает Baccarat! Всякий раз, когда бабушка приглашала нас на ужин, она ставила на стол Baccarat…» Короли Франции Создали Baccarat не для того, чтобы ужинать у бабушек. А чтобы весело выпивать за своими красивыми столами. Чтобы украшать свои прекрасные дворцы, чтобы все блестело на их праздниках.

Квартира Даниэлы и вправду блестит, как будто бы к приходу «Татлера» каждую мелочь натерли бархоткой.

– Не переношу беспорядка, – говорит Риккарди. – Не чувствую себя хорошо, когда кругом набросано. Всегда говорила детям: «Если у вас нет желания убраться, вы закрываете вашу комнату на ключ, чтобы я ничего не видела, окей? Играть? У себя!»

реклама
Даниэла Риккарди в своей парижской квартире. Первая модель люстры из черного хрусталя была произведена Baccarat в 1844 году. Современная версия создана по эскизам Филиппа Старка.
Платье из шелка, тюля и перьев, MAX MARA STUDIO; кожаные босоножки со стразами, SAINT LAURENT BY ANTHONY VACCARELLO; хрустальные серьги, BACCARAT × MARIE- HÉLÈNE DE TAILLAC.

Даниэла Риккарди в своей парижской квартире. Первая модель люстры из черного хрусталя была произведена Baccarat в 1844 году. Современная версия создана по эскизам Филиппа Старка.

Платье из шелка, тюля и перьев, MAX MARA STUDIO; кожаные босоножки со стразами, SAINT LAURENT BY ANTHONY VACCARELLO; хрустальные серьги, BACCARAT × MARIE- HÉLÈNE DE TAILLAC.

Дело здесь не только в бизнес-голове, которая хочет все построить и разложить по полочкам. Она – женщина метода.

– Для меня главное – страсть и дисциплина, – говорит Даниэла (как только кому-то удается это совместить?!).

Училась на международника. Тема диплома – «Дипломатические отношения Франции и Святого престола во время Второй мировой войны».

– Да, я хотела быть дипломатом, потому что мечтала путешествовать, узнавать другие страны, культуры, языки. Но ведь так и вышло. Я путешествую по миру, хоть и не с посольской миссией. Я итальянка – и я гражданка мира. Училась в Йеле, замужем за колумбийцем, сын родился в Колумбии, дочь – в Мексике.

У семьи несколько домов и квартир – в Картахене, Майами, Риме, Нью-Йорке. Летом все собираются в загородном доме на итальянской Искье.

– Я привыкла переезжать со всеми своими вещами: картинами, мебелью, сувенирами, купленными в России, Мексике, Китае, Колумбии, с моими книгами, с моими платьями, с моими ботинками, с моим любимым хрусталем. Все это путешествует со мной вместе, и я всегда стараюсь представить, как это расставить в совершенно разных домах.

Лучший пример любимой ею переклички культур – стол родом из Картахены, который служит баром и щедро уставлен бутылками в жанре «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»: французский коньяк, канадский бурбон, мексиканская текила, русская водка.

– Вот как выглядит мой Baccarat-бар а-ля Даниэла, – говорит она. – Обычно я пытаюсь прочувствовать стиль каждой новой квартиры, чтобы ей соответствовать, но я имею право на свои маленькие загибы. Маленькие ку-ку.

Проблема далеко не всегда в том, как всю кочевую жизнь вместить в новое пространство. Даниэла вспоминает несколько лет, проведенных в Китае:

– Нам досталась вилла с полем для гольфа. Там все было устроено по-китайски, фэншуй куда ни посмотри, и главное – она была огромна! Обычно думаешь: «Где же я все свое барахло расставлю?» А здесь пришлось думать, как все организовать, чтобы дом не казался пустым.

Скульптуры на каминной полке и консоли привезены Даниэлой из путешествий. 
Шелковый жакет, STELLA MCCARTNEY; футболка из хлопка и шелка и кожаные босоножки со стразами, SAINT LAURENT BY ANTHONY VACCARELLO; серебряные серьги и подвеска Étoile de Mon Cœur с хрусталем, BACCARAT × LORENz BäUMER.

Скульптуры на каминной полке и консоли привезены Даниэлой из путешествий.

Шелковый жакет, STELLA MCCARTNEY; футболка из хлопка и шелка и кожаные босоножки со стразами, SAINT LAURENT BY ANTHONY VACCARELLO; серебряные серьги и подвеска Étoile de Mon Cœur с хрусталем, BACCARAT × LORENz BäUMER.

Я спрашиваю, где она жила в Москве. Четыре года в Романовом переулке.

– Большинство квартир в доме были еще kommunalki. Но их начали расселять. Я ходила заниматься танцем в балетную школу Большого, могла пешком дойти до Консерватории, она ведь рядом. У нас была даже datcha! В Абрамцево. Мы ходили на rinok каждый уик-энд, ездили на datcha, покупали khlebuchka и vodotchka.

Даниэла рассказывает замечательную историю о том, как в Москве к ней пришли журналисты:

– Они знали, что я занимаюсь балетом. Прислали фотографа, он сначала снял меня на рынке с корзинкой, затем за столом в офисе, а потом достал пачку, в которой танцевала Марго Фонтейн, и хотел, чтобы я в ней позировала. Я сказала: «Это слишком, мало того что я генеральный директор, я еще и не влезу в пачку Марго Фонтейн! Опозорить меня хотите? Мне ж под сорок!» – «Ну наденьте трико, в котором вы ходите заниматься танцем». Чтобы он отстал, я надела. Ладно, думаю, это русский журнал, кто там его увидит в штаб-квартире Procter & Gamble.

Я начинаю понимать, чем закончилась история. Так всегда бывает с теми, кто думает перехитрить журналистов.

– И вот однажды я вхожу в свой кабинет, включаю компьютер и в мой почтовый ящик сыпется письмо за письмом. Двести пятьдесят писем. «Your Interview!» «Your Interview!» Что – интервью? Где – интервью? В общем, наш пиар отправил журнал в штаб-квартиру в Цинциннати, и главному шефу это так понравилось, что он разослал его всем вокруг. И какое фото они выбрали – догадайтесь?

Даниэла любит вспоминать московскую жизнь и предвкушает, как вернется к нам на близкий уже день рождения Baccarat, который совпал в этом году с десятилетием прихода марки в Россию.

– У вас там лучший в мире бутик. После французского, конечно! Я сердцем очень привязана к России. Москвичи любят и умеют веселиться, это я навсегда запомнила.

Когда этот номер сдавался в печать, праздник в Москве только-только отгремел. Хрусталем был завешан весь Третьяковский проезд, были сделаны особые подсвечники и даже специальный вариант бестселлера

В столовой люстра Tuile de Cristal, созданная Baccarat в 2013 году в коллаборации с дизайнером Ариком Леви. На столе: бокалы Tsar и Harcourt

В столовой люстра Tuile de Cristal, созданная Baccarat в 2013 году в коллаборации с дизайнером Ариком Леви. На столе: бокалы Tsar и Harcourt

На каминной полке хрустальные скульптуры Baccarat «Кошка» и «Собака» дизайна Роберта Риго

На каминной полке хрустальные скульптуры Baccarat «Кошка» и «Собака» дизайна Роберта Риго

Графин «Санкт-Петербург» и чаша «Аризона» из двухслойного хрусталя.

Графин «Санкт-Петербург» и чаша «Аризона» из двухслойного хрусталя.

Современная версия знаменитой вазы Medicis

Современная версия знаменитой вазы Medicis

Подсвечники Eye в цветах российского флага выпущены ограниченной серией к десятилетию марки в России

Подсвечники Eye в цветах российского флага выпущены ограниченной серией к десятилетию марки в России

Фото:Bastien Lattanzio. Стиль: julie nivert. ассистент стилиста: amandine chataignier. продюсер: анжела атаянц

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует