1. Главная
  2. Герои
Герои

Tatler в гостях у Алины Цыгановой

Дизайнер Алина Цыганова показала «Татлеру» свою новую квартиру в богемном миланском квартале Брера, в которой уже образуется собственная арт-коллекция.
реклама
26 Сентября 2021

«Надо уметь отпускать детей. Алина взрослая, соображает. У нас была договоренность, что по окончании университета она выберет, где хочет жить. Выбрала Милан», – хозяйка холдинга «Ли-Лу» Оксана Бондаренко со спокойным сердцем помогла взрослой дочери свить гнездо среди всего, что та любит, – в Брере, эпицентре галерей и прочей арт-жизни. Вообще-то, Алина уже давно попрощалась с родительским домом: сначала училась в частной школе в Швейцарии, потом в Charterhouse под Лондоном, два года провела в Saint Martins, где изучала Fine Arts, на год уехала в Париж в филиал Parsons и оттуда перевелась в Нью-Йорк – так что диплом BFA Fashion Design у нее из Parsons. Она стажировалась в Jil Sander и Stella McСartney, ждет место в Prada, заморозившееся из-за коронавируса, и занимается своим брендом Subterranei, который запустила еще в семнадцать лет, – он продается на четвертом этаже ЦУМа и в ГУМе, в бутике «Секция». Параллельно помогает Амине Мусаевой (дочери владельца российской версии Forbes) вести проект по аренде дизайнерских вещей CloudSet. К тому же Алина – диджей, а квартира, куда она привезла маленький контроллер Traktor, идеально подходит для вечеринок, но из-за эпидемии большой сбор удалось устроить только один раз – на новоселье прошлым летом. «Отметили с лихвой, если можно так сказать. Апероль лился рекой, я ставила громкое диско, жильцы с верхних этажей были очень недовольны. Приехали родители, мама пригласила своих близких из мира моды, получилось волшебно. Но сейчас я расставляю свечи, ставлю спикеры на улицу, чтобы не слишком тревожить соседей, и тусуюсь с друзьями на стеклянной кухне с видом на внутренний садик. Теоретически сад принадлежит всему дому, но на нулевом этаже – только моя квартира и по факту в шезлонгах валяюсь только я».

реклама
Дизайнер Алина  Цыганова в саду у своей квартиры в Милане. Платье из латекса, SUBTERRANEI; туфли из кожи и текстиля, BOTTEGA VENETA

Дизайнер Алина Цыганова в саду у своей квартиры в Милане. Платье из латекса, SUBTERRANEI; туфли из кожи и текстиля, BOTTEGA VENETA

В гостиной: кожаный модульный диван Peanut B, Bonaldo, обеденный стол Space Copenhagen, стулья Spotti. На стене – круглые светильники Dioscuri, Artemide, и картина Виктории Кошелевой «Молодой фавн похитил канареек и едет на коне».

В гостиной: кожаный модульный диван Peanut B, Bonaldo, обеденный стол Space Copenhagen, стулья Spotti. На стене – круглые светильники Dioscuri, Artemide, и картина Виктории Кошелевой «Молодой фавн похитил канареек и едет на коне».

«Апероль лился рекой, я ставила громкое диско, соседи с верхних этажей были очень недовольны».

Алина переехала в город, где никого не знала, так что общалась сначала с мамиными друзьями. Постепенно стала обрастать дружескими связями. Например, в клубе кендо – японским фехтованием она ходит заниматься два раза в неделю. Однокурсники, друзья с прошлых работ – гостевая спальня редко пустует, а еще для укладывания гостей неплохо приспособлен модульный кожаный диван Bonaldo в гостиной. Самое приятное в коммуникативном плане то, что совсем рядом с Алиной живут модные люди Герман Ларкин, Василий Горелов и Даня Че, Алина с ними очень сдружилась.

Квартиру, кстати, нашел Горелов – проходил мимо, увидел объявление, зашел посмотреть и немедленно телеграфировал Оксане, что, по его мнению, это место мечты. Тут тихо, даже когда итальянцы победили на чемпионате Европы, никто не трубил и не кричал. Алинины родители наняли миланское дизайн-бюро Dsignincmilano – декоратора Винченцо Сабатино и архитектора Доменико Иовине. Дочь сама делала мудборд и рулила процессом. Жалуется только, что мама противилась ее идее все сделать в черно-белых тонах в голом бетоне. Неприкрыто бетонными, как компромисс, оставили только потолки, стены оштукатурили и покрасили в белый, а гостевую комнату по просьбе Оксаны, часто приезжающей в Милан по работе и ночующей у дочери, вообще в бежевый. Зато черными черточками интерьер пронзают светильники – над обеденным столом подвешен светодиодный, абсолютно галерейного вида Flos, а в гостиной и кабинете по стенам ползут Applique Braccio Curvo от Serge Mouille. Антикризисная московская тенденция не заказывать в столице дизайна мебель, а делать все дома на заказ в самом Милане неуместна, к тому же Алина, по традиции своей семьи и по местному обычаю, относится к лампам и стульям как к произведениям искусства.

В кабинете: винтажный афганский ковер, лампа из серого мрамора Gravity Table Lamp. На полке – картина Вана Вуу Lilith’s New World Order.

В кабинете: винтажный афганский ковер, лампа из серого мрамора Gravity Table Lamp. На полке – картина Вана Вуу Lilith’s New World Order.

На кухне: мебель Phoenix, Poliform. На стене – керамическая скульптура Could Be a Kitchen Knife Аполлинарии Брошь.

На кухне: мебель Phoenix, Poliform. На стене – керамическая скульптура Could Be a Kitchen Knife Аполлинарии Брошь.

«Готовить я не люблю и не очень умею. К тому же не хочется пачкать новую прекрасную кухню»

В собственное пространство молодая хозяйка на вечное хранение привезла альбомы, кочевавшие с ней по всем странам. Родители подарили обелиск Айдан Салаховой – такой же, но поменьше есть у них в квартире на Остоженке. С Айдан Алина знакома лично, училась у нее в Карраре пилить мрамор. Здесь многое приобретено по знакомству. Алексей Морозов, автор кричащей кариатиды над кроватью, – друг семьи. Софья Симакова, основательница аукционного дома Art Sample, – давняя Алинина подруга, и через нее был куплен «Это мог быть кухонный нож» Аполлинарии Брошь и черно-белый рисунок панк-художника Алисы Йоффе. Картину Екатерины Герасименко «Маски» и «Молодого фавна» Вики Кошелевой начинающий коллекционер приобрела у друга семьи, владельца галереи «Триумф» Емельяна Захарова. В коридоре на самом почетном месте висит «Мадонна» бойфренда – португальского художника Тьяго Францеза. У него студия в Базеле, куда из Милана всего за четыре часа можно доехать на поезде, и ребята постоянно катаются друг к другу в гости. Алина рассуждает так: «Думаю, не скоро, но хотелось бы завести ребенка. В квартире сто двадцать метров, этого хватит для семьи. Гостевую можно переделать в детскую, коляску выкатывать в садик. Но пока я даже собаку не могу взять. Каждые два месяца летаю в Москву, а еще мы с Тьяго путешествуем – в Португалию, Францию, Испанию». Алинины родители купили дом в Пьетрасанте, где обстановка гораздо более богемная, чем на их предыдущей даче в соседнем Форте: мастерские художников, галереи, всеобщая расслабленность. Дочь недавно ездила смотреть на здание из кортеновской стали и стопроцентно одобрила и архитектуру, и огород, и корт.

Платье из латекса, SUBTERRANEI.

Платье из латекса, SUBTERRANEI.

В Брере тоже все держится на арте. В двух шагах от ее дома – главные хиты: 10 Corso Como, бар Radetzky, салон Aldo Coppola на корсо Гарибальди, музей Брера. Но Алина ездит в индустриальный район Бикокка в Pirelli Hangar любоваться инсталляцией Ансельма Кифера, в музей современного искусства Mudoс, в Museo Novecento, на блошиный рынок, в арт-пространство Armada, в галереи G-Gallery и Tornabuoni Arte, в Fondazione Prada, где ей «очень импонирует» коллаборация с режиссером Уэсом Андерсоном – бар Luce. «Готовить я не люблю и не очень умею. К тому же не хочется пачкать новую прекрасную кухню. Мой предел – паста с помидорами, – извиняется Алина. – Я не завтракаю, только пью кофе, зато плотно обедаю и ужинаю: или заказываю в ресторане, или выбираюсь с друзьями. Но мама, когда приезжает, немедленно ведет меня в соседний гастроном Eately, и мы забиваем мой пустой холодильник». Хотя гораздо больше холодильника Алина любит японскую забегаловку Poporoya и полноценное заведение Osaka, рестораны La Briciola, La Latteria San Marco, Osteria del Binari в Новильи и Antica Osteria Don напротив дома. Папа Владимир Цыганов, заехавший по дороге в Венето (у него там биотехнологический стартап), купил хорошее вино в энотеке Cotti и приготовил нормальный ужин: сварил картошку, поджарил тунца со спаржей. Алина показала ему свои арт-приобретения: «Сидели, ужинали, болтали. Было весело».

В кабинете: светильники Applique Braccio Curvo, Serge Mouille, деревянные стулья дизайнера Ханса Вегнера, Hansen & Son, 1950-е, витраж с куртизанкой и винтажная фарфоровая тумба из магазина Oriental Store в миланском Чайнатауне.

В кабинете: светильники Applique Braccio Curvo, Serge Mouille, деревянные стулья дизайнера Ханса Вегнера, Hansen & Son, 1950-е, витраж с куртизанкой и винтажная фарфоровая тумба из магазина Oriental Store в миланском Чайнатауне.

В спальне: кожаный стул Sdraio, Living Divani, дизайнера Пьеро Лиссони, лампа на ножках Oda Lamp, Pulpo. На стене – картина Екатерины Герасименко «Маски», литография Алексея Морозова Cariatide_ supersonica.

В спальне: кожаный стул Sdraio, Living Divani, дизайнера Пьеро Лиссони, лампа на ножках Oda Lamp, Pulpo. На стене – картина Екатерины Герасименко «Маски», литография Алексея Морозова Cariatide_ supersonica.

В ванной комнате: сантехника Cielo.

В ванной комнате: сантехника Cielo.

В спальне на полке (слева направо): винтажная китайская фарфоровая статуэтка из Oriental Store, рисунок углем Иракли Чхартишвили, винтажный японский календарь, гуашь Жоанн Буше-Пиллон XX 11, мраморная скульптура Айдан Салаховой «Обелиск».

В спальне на полке (слева направо): винтажная китайская фарфоровая статуэтка из Oriental Store, рисунок углем Иракли Чхартишвили, винтажный японский календарь, гуашь Жоанн Буше-Пиллон XX 11, мраморная скульптура Айдан Салаховой «Обелиск».

Гравюра Dreaming under a Different Sky Тьяго Францеза.

Гравюра Dreaming under a Different Sky Тьяго Францеза.

Фото:ФОТОГРАФЫ: ГЕРМАН ЛАРКИН И MARIA TERESA FURNARI.ДИЗАЙН ИНТЕРЬЕРОВ И СЕТ-ДИЗАЙН: VINCENZO SABATINO. ПРИЧЕСКА И МАКИЯЖ: АННА КАЛИТЯК. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: NICOLA COLIA

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует