Славный светский путь Германа Ларкина к международной славе

В международной картине светской жизни долго пустовало место фотографа и друга всех на свете – замечательно, что его занял русский джентльмен удачи Герман Ларкин.
Славный светский путь Германа Ларкина к международной славе

Венеция. Площадь Сан-Марко. Шоу Dolce & Gabbana Alta Moda. Герман Ларкин в белоснежном костюме с Leica в руках вальяжно обходит первый ряд. Подмигивает Монике Беллуччи. Актриса послушно встает и позирует, будто перед ней режиссер «Малены» Джузеппе Торнаторе. Джей-Ло по его команде обнимается с гондольерами на фоне канала. Хайди Клум берет нож и режет панеттоне. Месяцем ранее Китти Спенсер распускала перед его объективом шлейф подвенечного платья. Шэрон Стоун кружилась на аукционе amfAR в Каннах. Обычно фотографы громко выкрикивают имена знаменитостей, чтобы обратить на себя внимание и получить заветный eye contact, но на жирных ивентах звезды сами зовут Германа. Русскому фотографу не так-то просто сделать карьеру на Западе, но Герман строил ее как кадры светской хроники – легко и весело.

Начал издалека – родился в закрытом полигонном городке Семипалатинске в Восточном Казахстане, в семье преподавателей. Имя Герман – дань его немецким корням. «Я знал, что не буду там жить, бабушка Валентина меня в этом поддерживала. С пяти лет я учил английский, готовился к большому рывку». Свои амбиции быть среди богатых и знаменитых Ларкин объясняет тем, что ему посчастливилось не родиться с серебряной ложкой во рту. «Без фрустрации не бывает прогресса. Дети, которые растут, не зная лишений и борьбы – укладывающей в рамки закона, – не имеют таких зубов и столь рьяного желания достигать успеха в жизни».

В 2001-м мама Ирина Ларкина, на тот момент раненный дефолтом предприниматель, продала квартиру и на вырученные деньги отправила Германа на учебу в миланский Университет Боккони изучать маркетинг и коммуникации в сфере моды. После диплома он работал в пресс-офисах Alberta Ferretti и Gucci. Обзаводился связями.

Пиджак из шелка и льна, RALPH LAUREN; хлопковая рубашка, DOLCE & GABBANA.

Камеру в руки Герман возьмет позже. В 2010-м он вернулся с Сен-Барта, где веселился на вечеринке Даши Жуковой. А потом решил пожить в Москве. Пришел в редакцию «Татлера» к главреду Ксении Соловьёвой с предложением вести колонку на сайте. Подружился с Ульяной Сергеенко, Леной Перминовой, Илоной Столье и другими примами светской сцены. А еще с фотографами Алексеем Киселёвым и Тимофеем Колесниковым, которые поддержали его в давнем стремлении научиться снимать, за что он им очень благодарен. До них путь Герману освещала королева репортажной съемки семидесятых-девяностых Роксан Лоуит. «В 2003-м мне подарили ее книгу People, которая перевернула мое видение фотографии. Через два года я встретил Роксан на показе Prada. Она была уже старенькой бабушкой, но в бою, с камерой. Сказала мне: «Фотография не должна иметь рамок, если ты видишь кадр – делай. Я ничего не боюсь, я Роксан Лоуит. Если вижу, что мне надо, то иду и снимаю».

Но сказать такое проще, чем сделать. Сейчас, когда Герман смотрит на свои первые фото с Недель моды, ему хочется оторвать себе руки и выколоть глаза. «Не знаю, как Ульяна, например, это терпела. Она была одной из первых, кто мне доверился, но каждый раз повторяла: «Все надо сжечь, попробуй еще». Я тогда думал: «Какая заносчивая!» А сейчас картинно закатывает глаза и стонет, что сам бы сжег себя за такую работу: «В самом начале я выбирал не те кадры. Кадры, которые неправильно определяют человека. Я был неуверенным, мало снимал. Вкус ведь нарабатывается только со временем. Люди, которые не дают спуску, помогают тебе расти. Этим летом я снимал baby shower Лены Перминовой, и хоть мы давние друзья, я до конца не был уверен, удастся ли мне снять ее так, чтобы прозвучало заветное «вау». Завтра я снимаю день рождения Зендаи. Сегодня весь день изучал, как она выглядит, как позирует, какие фото выбирает себе в ленту. Заметил, что на снимках видны все ее вены на ногах и руках – обычно их ретушируют, чтобы не отвлекать внимание от красивых деталей».

Теперь навыки отполированы, стиль Ларкина узнаваем. От Натальи Водяновой до Умы Турман – все счастливы выложить портреты его авторства в ленту своего инстаграма. Герман предпочитает снимать довольно компактной Leica Q: «Если камера не может поместиться в кармане смокинга – это не моя камера». Еще один его секрет – уникальная цветокоррекция, с которой наши героини получаются на его фотографиях еще лучше, чем в жизни. Тайну сию он хранит за семью замками. «Я считаю, что основа – это кожа человека, она не может быть красной, желтой, синей, только человеческого цвета. А вообще фотографии без обработки не бывает, это все равно, что сырые продукты на столе. Нет смысла их пробовать. Надо сначала приготовить и красиво подать, тогда это имеет смысл».

Шерстяные пиджак и брюки, все DIOR MEN; шерстяная водолазка, LANVIN; кожаные ботинки, PRADA.

Международной феерии Ларкина могло и не случиться, если бы не один забавный инцидент. В 2014-м из колумнистов Tatler.ru он переметнулся в светские хроникеры журнала L’Officiel под предводительством Ксении Собчак. Получил доступ на все Недели моды. Аккредитовался на «Золотой глобус». И тут же стал думать, что в русских медиа ему мало места для разворота. В лучшем виде рисовал себе самое ближайшее будущее. И тут судьба оригинальнейшим образом щелкает Ларкина по носу. Он, все еще наивный юноша, становится героем пранка: девушка, представившаяся ассистенткой российского олигарха, просит организовать съемку дочери босса на страницах журнала. Фотограф болтнул лишнее – и получился гранд скандал. Герман тогда еще не знал, что любой скандал живет два дня – если, конечно, причина не в харассменте, расизме и других нарушениях новой этики. «Я не стрессоустойчивый, склонен к паранойе. Меня морально раздавило, но я делал вид, что это мелочь. Собрал вещи, уехал в Милан. Было дико обидно, ведь я только-только решил, что хорошо делаю свою работу. Но если вселенная подбрасывает тебе челлендж, она уже приготовила за него вознаграждение. Тут важно мужественно принять испытание и не пропустить бонус».

В Милане его попросили снять ужин Philipp Plein, на который он поплелся с понурой головой. А потом обнаружил, что там ему нет равных. Все-таки московская школа светской фотографии самая развитая в Европе: у итальянцев не было его учителей Тимофея Колесникова и Леши Киселёва. Стандарты другие. Съемка Ларкина вышла в итальянском Vogue. Ему позвонили из миланского офиса Condé Nast и предложили регулярное сотрудничество. Так и начался новый, экспортный виток его карьеры. «Я понял, что на моих фото люди себе нравятся. В детстве у меня не было друзей, я до пятого класса был совсем нелюдимым, моей подругой была бабушка. А на самом деле я очень общительный. Мне пришлось пройти путь от диджея и колумниста, пока фотография не стала тем инструментом, который создает мне социальный статус – мечту моего детства. Любой кирпичик может привести к строительству большого дома. Если ты человек творческий, очень важна валидация. Когда талант превыше всего, он тебя ведет, и ты делаешь то, что должен. Но это не про меня. Я делаю то, что, по мнению людей, у меня хорошо получается. Главное – услышать это от правильных людей». Например, от Эллен фон Унверт, которая при первом же знакомстве выразила ему респект и помогла не одним советом.

С фотографом Эллен фон Унверт в Нью-Йорке, 2017.

С моделью Китти Спенсер.

«Фотографии без обработки не бывает. Это как сырые продукты – их надо сначала приготовить и красиво подать».

В 2017-м случились съемки для британского издания Porter за баснословный по тем временам гонорар. Ларкину доверили снимать церемонии «Оскар» и «Бафта». «Я был тогда один – ни менеджеров, ни ассистентов. Подумал сперва, что это опять пранк». Шутка ли – двадцать тысяч фунтов. Он справился. Звезды не делали ему одолжение, а развлекались, пока он их снимал. Потом была свадьба лорда Эдварда Спенсера Черчилля. «Когда я приехал во дворец Бленхейм, где у всех гостей двойные фамилии и титулы, туда-сюда ходят Кейт Миддлтон и Кейт Мосс, меня накрыла мысль: «Что я тут делаю?». А потом с удивлением обнаружил, что с большинством знаком лично. Не мог поверить, что всю эту долгую дорогу к звездам прошел пешком». Кадры понравились Черчиллю, он их выкупил для своего архива. В свадебном портфолио Ларкина есть и Даша Жукова, и Эли Сааб-младший, и Китти Спенсер. На днях звонила Пэрис Хилтон – хочет, чтобы именно Герман запечатлел, как она впервые идет под венец. Путь русского фотографа Германа Ларкина в светское общество напоминает карьерные телодвижения журналиста из Миссури Дерека Бласберга. Герман, кстати, любит цитировать коллегу: «Мы ходили на закрытые вечеринки задолго до того, как нас начали на них звать». На Каннском кинофестивале он поначалу далеко не везде был в списке приглашенных, но это не мешало ему оказаться в эпицентре и сделать там живые, непостановочные снимки. На Met Gala его взяла с собой модель Марина Линчук. «Друзья всегда помогали. Если куда-то хочешь попасть, ты попадешь. Главное – очень сильно хотеть. Я знал, куда смотреть. Самое интересное начинается, когда звезды уходят с пресс-волов и становятся обычными людьми, которые просто хотят повеселиться».

Больше всего он любит актеров. «Они знают, как выглядят и как хотят выглядеть. Если человек не уверен в себе, результат получится не очень. А актеры хороши в любой репортажной съемке, их можно фотографировать с любой стороны. Они не утверждают фрейм. Инфлюенсеры же наоборот: одна поза, один ракурс, одно выражение лица, одна ширина улыбки. Экспериментировать бесполезно». Зато эта категория обеспечивает Герману коммерческий успех – с тех пор, как с лидерами мнений стали работать бренды. Из модного репортажного фотографа он превратился в контент-мейкера. И получает гонорары, которые репортеру и не снились.

«Число его судьбы – семь, а это означает артистичность и умение манипулировать».

Во время пандемии добрые люди мысленно похоронили Германа. Действительно, было совершенно не ясно, как дальше зарабатывать на хлеб с черной икрой. Ларкин и сам перепугался, спрятался под пальмами в Таиланде, дома у сестры и племянников. «В апреле 2020-го я не пользовался инстаграмом, ничего не постил, не смотрел. Вдруг мне написал итальянский Vogue: просили фотографов снять по фейстайму тех, по кому скучают. Я попробовал – результат был решительно плох. Но у моей команды – Димы Роллинса и Егора Шунто, ребят из Белоруссии, – появилась идея. Они рассказали о программе, которая делает съемки с одного телефона на другой. Я был в восторге. Через месяц мы презентовали приложение Clos на зум-ужине фонда Натальи Водяновой. Первыми мне позировали сама Наташа, Оля Слуцкер, Саша Новикова, Федук. Как только вышел русский Vogue со светской хроникой, в AppStore приложение стало доступно пользователям по всему миру».

Герман думал, что проект окажется карантинной игрушкой, но после локдауна выяснилось, что бесконечно летать с одного конца света на другой дорого и незачем. «Следующие полтора года я снимал Недели моды и ивенты, сидя дома на диване, и часто делаю это до сих пор. Картинки выглядят модно, современно». С помощью Clos была снята обложка V Magazine с Марго Робби, рекламная кампания Coach и еще много модного контента. Ребята планируют выпустить приложение на IPO в Америке. Герман за друзей счастлив: «Мне очень повезло с командой. Главная задача художника – найти единомышленников, которые понимают, что ты делаешь».

У Ларкина вообще большой талант находить людей. А люди тянутся к нему. При этом его не назовешь угодливым юношей того типа, что делают светскую карьеру путем бесконечного подхалимажа. Подруга Ольга Карпуть, увлекающаяся нумерологией, его просчитала: «По нумерологической матрице у Германа очень хорошая память и речь, что позволяет ему легко ориентироваться в новых пространствах, запоминать героев и их имена, учить языки, чаровать богатым вокабуляром. Число его судьбы – семь, а это означает артистичность, проницательность и умение манипулировать. Он психолог по наитию». О да! Ларкин блестяще раскрывает своих героинь не только в кадре, но и в диалоге, мы много раз были тому свидетелями. Смел в высказываниях, профессионально троллит, выводит на откровения. Ему блестяще удается не только социальное поглаживание, но и провокация – парень знает, как взбодрить скучающего от разговоров о ковиде и погоде собеседника. А там и до красивой картинки недалеко. Недавно одна девушка спросила его в инстаграме, снимает ли он обычных людей? Он переслал ей фото Джей-Ло с гондольерами: «Посмотрите, сколько в кадре обычных людей!»

Слушайте подкаст Tatler «Корона не жмет»

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: ДМИТРИЙ РОЛЛИНС. СТИЛЬ: РАМИЛЬ МУСТАФАЕВ. Груминг: Lume21; Анна Чернова/The Agent. Ассистент фотографа: Дмитрий Суворов/Bold. Продюсер: Надежда Бунда Ассистент продюсера: Алиса Лапшина. Благодарим Главный ботанический сад имени Н. В. Цицина РАН за помощь в организации съемки.