1. Главная
  2. Герои
Герои

Славная светская история ресторанов «Кофемания»

Двадцать лет назад в Москве открылась первая «Кофемания». «Татлер» написал поздравительную открытку местам, одинаково родным и Вике Газинской, и Юрию Башмету, и Кокорину с Мамаевым.
реклама
№9 Сентябрь 2021
Материал
из журнала
Сентябрь 2021
19 Сентября 2021

Москва – это деревня, а «Кофемания» – не Россия, нигде кроме, как в Моссельпроме, «Кофемании» нет. Даже в Сочи закрылась, в Петербурге так и не откроется. Другие города на карту капиталистического общепита не нанесли: субъекты федерации совершенно не субъектны. Оплот «Кофемании» – ЦАО, этакое братство Садового кольца, иногда Бульварного. За двадцать лет «Кофемания» стала театром вообще, военных действий или бульварных пьес – в частности.

Самая первая «Кофемания», в которой я побывала, перебравшись из провинции у моря в столицу нашей Родины, – та, что на Кудринской. Меня туда привела однокурсница. Через несколько лет она познакомилась на съемках блокбастера про то, как инопланетяне захватили Красную площадь, со стедикамщиком из Калифорнии, переехала к нему в Лос-Анджелес. Он оказался женат, тогда она переехала в православную церковь и спала на массажном столе под песцовой шубой, пока не встретила нынешнего мужа-серфера. Сегодня мы с однокурсницей не общаемся, она из своей Калифорнии думает, что инопланетяне и вправду захватили Красную площадь. Ну захватили и захватили, но «Кофемания»-то стоит и салатом «Бора-Бора» своих молодящихся клиентов и инопланетян потчует.

Драники с лососем.

Драники с лососем.

реклама

Тогда, на Кудринской, я сначала не поняла, почему «Кофемания» – это место силы. Обслуживают, конечно, безупречно. Зато для сетевой кофейни дорого. И интерьер неизысканный. Москва в эпоху нефтяного благополучия много чем могла удивить – «Кофемания» смотрелась как кирха рядом с барочным собором: чистенько, бедненько, про эталон качества толкуют. Якобы визионеры. Фундаментом «Кофемании» сразу стали не безуглеводные десерты или раф, а клиенты. Клиенты сделали «Кофеманию». А идеология «Кофемании» – мы сказку про успешный средний класс у вас на глазах превратим в true story – это все вторично, условная и несколько искусственная надстройка.

Вот на Кудринской, например, и прежде, и сейчас заседают обеспеченные московские разведенки. Мы так и называли эту точку – Moscow Divorcees Club. Деда Хасана там рядом убили. Застрелили, кстати, из нашего подъезда, с нашего этажа. Я и мой друг Петя дали свидетельские показания – ничего не видели, ничего не слышали – и пошли в «Кофеманию» есть оливье с перепелкой, очень помогает от нервов потому что.

В «Кофемании» у Консерватории артисты определенного типа знакомятся с девушками определенного типа. Башмет с Мединским выпивают водочку. Режиссер Молочников предается юношеским мечтам о захвате Каннского и Авиньонского фестивалей – но это ближе к ночи, когда город засыпает, а мафия просыпается.

В стекляшке на Покровке Госнаркоконтроль и ФМС – синие костюмы, коричневые аксессуары – опустошают в обед запасы котлет из индейки с пюре и соусом лечо. Это моя районная «Кофемания», я знаю там каждого чиновника – кто пошел на повышение, кого отстранили.

Между прочим, «Кофемания» – это транспарентный и глобальный бизнес. В них всегда работает банковский терминал, хотя вай-фая нет, чтобы студенты не засиживались (да и что вы хотите в России прогуглить – всем и так про всех все понятно). «Кофеманию» даже учредили в Нью-Йорке, но там она иначе называется: учить Нью-Йорк пить кофе – это, знаете, как Голливуд учить снимать кино. То есть в «Кофемании» кофе-то, конечно, получше американо. Но кофе – это же стиль жизни, это же Кассаветис, Вуди Аллен и Фрэн Лейбовиц, а не Госнаркоконтроль или бургер «Афоня».

«Кофемания» смотрелась как кирха рядом с барочным собором: чистенько, бедненько, толкуют про эталон качества.

Господин Журавлёв, придумавший «Кофеманию», безусловно, смотрел фильмы Вуди Аллена и, наверное, вздыхал. Еще господин Журавлёв – человек набожный, поэтому в любой «Кофемании» имеется икона. Прости нам, Богородица, дела наши грешные. Благослови Виторгана, помолись за Богомолова, в конце концов, и они иногда что-то заказывают из постного меню. Порой мне кажется, что Журавлёв – он как Ходорковский: примерно в те же годы решил создать прозрачный бизнес. Только у него получилось. Ну арабика же не нефть. Кроме того, будущее за поке с авокадо, а не за полезными ископаемыми.

«Кофемания» меня спасала часто. От себя – в первую очередь, от одиночества – во вторую. «Кофемания», когда ты непутевый, несемейный, недовольный, отчаявшийся, – дом родной. Да, арендная ставка высока, однако за «нормализацию» своего небытия нужно платить щедро. В «Кофемании» редко, но все же ощущаешь себя частью целого, какой-то корявой, но понятной иллюзии. Вот со стены подмигивают карты метрополитена мировых столиц – до Лондона рукой подать, значит, в любой момент можно сбежать, как уже сделали многие. Или хотя бы мысленно почувствовать себя с остальным миром вместе. Главное – не открывать постное меню. И так вся жизнь – пост: в фейсбуке, на тарелке, после модерна, после правды, после смерти.

И светская публика «Кофеманию» жалует. Ведь светские люди тоже люди, пока никто, даже я, не доказал обратное. В мою «Кофеманию» ходит Вика Газинская, вынашивает планы, как стать Ульяной Сергеенко или как остаться собой, а то многие уже поза­были, чем она вообще занимается. Антон Севидов тоже ходит, недавно сделал мне комплимент: «Хорошую книжку читаете!» (Это про автобиографию Кита Ричардса.) Опять же режиссер Молочников. Однажды я даже у Молочникова в «Кофемании» брала интервью на тему «Моя Москва». Он потом пытался его запретить и целую ночь, уверена, тоже из «Кофемании», писал мне эсэмэс: «Запрещаю». Но Молочников же не Госнаркоконтроль. Пока, по крайней мере.

Москва – это элитный жилой поселок (якобы городского типа). И «Кофемания» данную особенность с умом эксплуатирует. Вот живете вы на Чистопрудном. Замоскворечье для вас уже – как Бруклин. Но и в Бруклине, если нелегкая занесла, можно найти все тот же хеппи-мил – арбузный «Россини» и утку по-пекински. No worries, даже в Домодедово вас по лекалу накормят, с «Кофеманией» вы как будто не покидали зону комфорта. Москва не заканчивается Большой Никитской, увы, Россия заканчивается Москвой.

«Кофемания» – это про казаться, а не быть. Мы – мегаполис, мы – секс в большом городе. У нас есть яппи, они собираются на деловые завтраки и обеды. У нас есть богема, она собирается бездельничать за аперитивом и дижестивом. У нас есть андеграунд, он собирается по ночам – ругать господ и бить посуду. У нас есть буржуазия, она собирается на бранч и даже водителя с тренером по теннису сажает за свой стол, чтобы сырниками с протертой земляникой побаловались.

Да-да-да, конечно, внутри «Кофемании» все у нас есть. Даже отечественный пармезан, самый вкусный пармезан в мире, иначе его бы не подавали к карбонаре. Заплати, проходи в прекрасную Россию будущего, стань ее завсегдатаем.

Светская карта «Кофемании»

«Кофемания» на Комсомольском

Обитатели Хамовников – известные гурманы и стабильно едят здесь драники с лососем. Изучать остальные хиты меню можно по инстаграму сооснователя The Kisa Bar Артема Карисалова. Амбассадор «Кофемании» с десятилетним стажем, дипломированный магистр МГУ Кристина Озимкова использует местную веранду для привалов, следуя по маршруту ЦУМ – Новая Рига.

«Кофемания» на Полянке

Елена Мизулина приходит сюда «на домашнем» – без укладки и жемчужной нити. Сын Виктории Борисевич Максим осваивает обыкновенные дроби. А бывший многолетний глава Re:Store Евгений Бутман передает опыт предпринимательства юным коллегам.

«Кофемания» в ГУМе

Уютные столики с оранжевыми герберами располагаются в стратегической близости от бутиков Manolo Blahnik и Jimmy Choo. Пока белые мальтезе вместе с хозяйками снимают здесь стресс после шопинг-терапии, внучка Никиты Михалкова Наталья дискутирует с друзьями о будущем российского искусства.

«Кофемания» на Покровке

Самый мирный и тихий ресторан сети ценят и многодетная мать, бренд-директор Bioniq Яна Кушнер с семьей, и художник Павел Пепперштейн в компании юных муз, и телеведущий Александр Гордон в гордом одиночестве.

«Кофемания» на Трубной

В большом зале у костюмов Brioni и джемперов Loro Piana принято за травяным чаем говорить о насущном – госзакупках и госконтрактах. В столь духоподъемной атмосфере составляет свой план по построению бизнес-империи наследник руководителя девелоперской компании Green Town Group Николай Кольцов и копит баллы на карте дизайнер Артемий Лебедев.

Светские союзы

В «Кофемании» люди встречаются, влюбляются, празднуют свадьбы. Видимо, в капучино там все-таки что-то подмешивают.

Сарина Турецкая и Торнике Церцвадзе

Дочь хормейстера всея Руси и наследник грузинской ресторанной империи GG Group Торнике Церцвадзе в 2016-м шумно отметили помолвку в Marani и «Симачёве». Похмельный капучино за здоровье молодых поднимали на Никитской.

Александра Новикова и Федор Инсаров

Первое свидание героев нашей майской обложки случилось в 2019-м в пустынной «Кофемании» на Полянке наутро после того, как Федор получил премию GQ «Человек года». Разговор не клеился, но на результат это не повлияло.

Наталья и Мурад Османн

Фундамент крепких отношений дивы инстаграма и основателя продюсерского центра HypeProduction был заложен в 2011-м на Комсомольском. Теперь пара водит туда сына Соломона.

Галина Юдашкина и Петр Максаков

Первое свидание принцессы фэшн-империи и наследника драматической династии прошло в «Кофемании» у Консерватории и длилось восемь часов. В этом году родители двоих сыновей отпраздновали чугунную свадьбу.

Александра Новикова и Федор Инсаров.

Александра Новикова и Федор Инсаров.

Скандалы, интриги

Ярчайшие представители жанра – футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, чья коса нашла на камень главы департамента Минпромторга Дениса Пака именно в «Кофемании» на Никитской. У ресторана на Лубянке произошло ледовое побоище рыцарей Максима Виторгана и Константина Богомолова за прекрасную даму Ксению Анатольевну Собчак. А вот Оксана Лаврентьева и Алена Ахмадуллина в 2016-м выбрали столик в «Кофемании» для заключения мирного договора: их ссора длилась, как Вторая мировая, целых шесть лет.

 Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин.

Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин.

Завтрак не умрет никогда

Ранние пташки «Кофеманий».

Марина Лошак

Бранчи с меценатами и патронами директор системообразующего Пушкинского музея предпочитает проводить в располагающей атмосфере «Кофемании» на Лубянке.

Виктория Газинская

За капучино на Большой Никитской дизайнер-правдоруб готова даже отпустить грехи официантам. Предварительно закусив корой их головного мозга, конечно же.

Ольга Панченко

Утреннюю норму – три чашки кофе – совладелица сети танцевальных клубов GallaDance и модной марки Paola Ray берет навынос и выпивает по пути в офис на Рочдельской на заднем сиденье своего автомобиля.

Марина Лошак

Марина Лошак

От чистого сердца

Лаура Джугелия

Создательница портала Peopletalk и ютьюб-канала Fametime TV, бывший светский редактор Vogue

«Кофемания» – большая и значимая часть жизни нашей семьи. Там прошло одно из наших первых свиданий с будущим мужем (Михаил Юрчук ныне директор по взаимодействию с федеральными органами власти «Норникеля». – Прим. «Татлера»), потом мы часто ходили туда на этапе конфетно-букетных отношений. Все встречи с нашими друзьями Худяковыми проходили в «Кофемании». Там рождался мой проект Peopletalk. С Петей Аксёновым у нас уже традиция – завтракать вместе в «Кофемании». И с Катей Мухиной тоже. Вообще, это уже не ресторан, а место встреч. Если хочешь никого не встречать, в «Кофеманию» лучше не идти. Вот, например, Эрик Рудяк на первое свидание со своей будущей женой Илоной пошел в «Кофеманию». Мы сидели рядышком, я их увидела, сказала: «Классная девчонка! Надеюсь, у вас все получится». Сколько таких завтраков, обедов, ужинов было – на пальцах не пересчитать.

Комплименты шефу

Салат «Цезарь»

По популярности с ним может сравниться лишь салат «Бора-Бора». В одном только романе «The Телки» Сергея Минаева упомянут минимум четырежды.

Драники с лососем

Любовь к хиту «Кофемании» на Комсомольском давно вышла за пределы чеков завсегдатаев. В романе Дмитрия Глуховского «Текст» герой просто и емко описал свои ощущения от этих драников: «Симпли амейзинг».

Раф

По легенде, популярный в наших широтах кофейный напиток придумали в Coffee Bean в конце девяностых. С открытием первой «Кофемании» рецепт мигрировал сюда вместе с создателем напитка Глебом Невейкиным.

Фото:ИЛЛЮСТРАЦИЯ: НАСТЯ ЛИСИЧ/BANG! BANG! STUDIO. ФОТО: ВЛАДИМИР ТРЕФИЛОВ/«РИА НОВОСТИ»; АРХИВ TATLER. GETTYIMAGES.COM; ВЯЧЕСЛАВ ПРОКОФЬЕВ/ТАСС; ЕКАТЕРИНА ЧЕСНОКОВА/«РИА НОВОСТИ»; МИХАИЛ КИРЕЕВ/«РИА НОВОСТИ»; ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует