Герои

Сестры Маннерс: породистые it girls с показа Dolce & Gabbana

Позвольте представить вам сестер Маннерс. В Великобритании они как Кардашьяны – только остроумнее, лучше одеты и у них есть большой замок.
реклама
26 Февраля 2018
Джеймс Реджинато

Британская аристократия не зря ест свой хлеб – она породила совершеннейшее чудо, трех сестер Маннерс. Эксцентричные выходки леди Вайолет, леди Элис и леди Элизы в ежедневном режиме развлекают англичан лучше, чем вымышленные герои «Аббатства Даунтон». Добавьте к этому очень своеобразное семейное положение их родителей – 11-го герцога и герцогини Ратлендских. Они вроде бы расстались, но живут все в том же фамильном замке Бельвуар, каждый со своей новой пассией. Это неприлично? Ну, как сказать. К памяти предков Маннерсы относятся уважительно.

В 1066 году основатель рода Роберт де Тосни приплыл через Ла-Манш из Франции с Вильгельмом Завоевателем и участвовал в разгроме многотысячного англо-саксонского войска в битве при Гастингсе, после чего нормандцы крепко обосновались на английской земле.

Сестры Маннерс – не такие кровожадные, они побеждают на светском поле брани с помощью инстаграма. Вайолет – двадцать четыре года, Элис – двадцать два, Элизе – двадцать. В аккаунтах @mannersviolet, @mannersalice и @elizamanners меня немного смущают их слишком гиалуроновые для леди губы. Но если по картинкам из жизни Ким, Кортни и Кайли всегда понятно, что девочки сами зарабатывают себе на жизнь, то тут один сплошной досуг: охота на лис, сафари, верховая езда, лыжи, яхты, автомобили, акваланги, парашюты. И танцполы, танцполы, танцполы...

Газета Daily Mail высказывается по их поводу так: «По сравнению с длинноногими, шумными, безнадежно испорченными дочерьми герцога Ратлендского сестры Кроули из "Аббатства Даунтон" кажутся ангелами». The Telegraph докладывает в сухом телеграфном стиле: «Дочери герцога Ратлендского доводят соседей до бешенства своими дикими вечеринками».

Леди Элис, леди Вайолет и леди Элиза в оружейной комнате при зале стражников. На Элис: шерстяной жакет, Alexander McQueen. На Вайолет: шерстяной свитер, Dior. На Элизе: шерстяное платье, кожаные ремень и сапоги, все Hermès.

Леди Элис, леди Вайолет и леди Элиза в оружейной комнате при зале стражников. На Элис: шерстяной жакет, Alexander McQueen. На Вайолет: шерстяной свитер, Dior. На Элизе: шерстяное платье, кожаные ремень и сапоги, все Hermès.

реклама

Это, должно быть, очень любопытные соседи, которым не лень лезть через забор и долго топать пешком с целью дойти до бешенства – поместье Бельвуар-Касл (местные жители произносят "Бивер-Касл", от англ. beaver — бобер. — Прим. Tatler) в графстве Лестершир занимает шесть с половиной тысяч гектаров. В великолепном здании с башнями триста пятьдесят шесть комнат, в которых висят полотна Ван Дейка, Гольбейна, Пуссена и Рейнолдса. Впрочем, шум исходит не только отсюда, но и из принадлежащего семье пятикомнатного таунхауса в Лондоне, в районе Фулхем. The Pussy Palace (как сестры его неприлично называют) – удобная площадка для вечеринок. Там регулярно напиваются отпрыски лучших семей: леди Китти Спенсер (дочь графа Спенсера), леди Мелисса Перси (дочь герцога Нортумберлендского), леди Изабелла Иннес-Кер (дочь герцога Роксбурга), Фредди и София Хескет (дети 3-го барона Хескета). И примкнувшие к ним дети певца Брайана Ферри – Тара, Айзек и Отис. И Гас Кэмерон, племянник бывшего премьер-министра Дэвида Кэмерона. «Не знаю, чем они там занимаются, – наябедничала однажды в The Telegraph соседка. – Гремит музыка, люди приезжают и уезжают среди ночи... Машины под окнами туда-сюда». Cестры время от времени извиняются, но музыку тише не делают. Хуже того, Вайолет выложила в инстаграм фото кляузы, которую соседка настрочила папе-герцогу, и оно собрало много остроумных комментариев друзей.

Родители – не совсем те люди, к которым имеет смысл обращаться за педагогической поддержкой. В 2012-м вся страна читала в Daily Mail: «Мы с герцогом Ратлендским расстались... Но живем под одной крышей в нашем замке с новыми партнерами», – ответила герцогиня на вопрос об измене ее мужа. Автор статьи – сама герцогиня. Она поведала народу, что на протяжении десяти лет регулярно заставала герцога в постели с двумя девушками, что ее «расстраивало, злило и ранило». Но она с этим справилась и начала «отношения с мужчиной, который работает в нашем замке».

Джентльмен, о котором идет речь, – это Фил Берт. Он приехал в Бельвуар в 2008-м, чтобы наладить в поместье охоту, и со временем стал управляющим. Англичане вспомнили бульварный роман «Любовник леди Чаттерлей» и все поняли.

В Бельвуаре, в ста двадцати милях от Лондона, места хватает, делить мебель и разъезжаться нет необходимости. Супруги все устроили как цивилизованные люди. Герцогиня и ее любимый человек занимают «детское крыло». Герцог обосновался в «пастушьей башне», где устраивает приемы со своей подругой Андреа Дюбё Вебб, элегантной бразильянкой пятидесяти с чем-то лет. Друг семьи, дизайнер интерьеров, выпускник Итона Ники Хэслем, их не осуждает: «Очень современно – и в то же время вполне в духе Франции XVIII века».

После свадьбы в 1992 году Дэвид и Эмма, тогда еще маркиз и маркиза Гранби, поселились в викторианском доме у границы поместья и стали обзаводиться детьми: сначала родились девочки, в 1999-м – Чарльз, в 2003-м – Хьюго. В уютном мире молодой семьи все изменилось 1 января 1999 года: на семьдесят девятом году жизни скончался отец Дэвида, Чарльз, 10-й герцог. Про которого писательница Барбара Картленд говорила, что он «совершенно потрясающий – самый привлекательный из всех мужчин, которых я видела в жизни» и что в своих романах героев-любовников она писала с него. Дэвид и Эмма стали 11-ми герцогом и герцогиней Ратлендскими и переехали в главное здание замка.

Бельвуар с 1509 года является вотчиной графов и герцогов Ратлендских.

Бельвуар с 1509 года является вотчиной графов и герцогов Ратлендских.

Герцогиня сделала заявление: «Мне нужно разобраться с этой громадиной и все в ней наладить». Оперативно уволила половину персонала – сто семьдесят человек. Занялась превращением Бельвуара в бренд и сама стала его лицом, очень на этом поприще преуспев. Она читает лекции, недавно выпустила третью книгу о поместье – Capability Brown & Belvoir, в которой описывается его ландшафтная архитектура. Производит товары, от мебели до огнестрельного оружия – двустволка двенадцатого калибра называется Rutland и украшена ее личным гербом.

«В величественных британских замках люди обычно живут уныло, по старинке, – сказал лорд Гарри Дэлмени, президент британского подразделения Sotheby’s. – У Эммы хватило дерзости продемонстрировать, что в таком доме можно жить в свое удовольствие. Герцогиня – просто метеор: умеет отдыхать, умеет работать. А ее дочери так не похожи на этих пафосных анемичных девиц, которые только и знают, что ныть».

«Наше детство нормальным не назовешь, – когда я приехал к сестрам в гости, леди Вайолет ударилась в воспоминания. – Такой дом любого напугает. Жуткая жуть». Ей выделили комнату, до которой от входной двери – семь минут быстрым шагом: через огромные залы, где хранится такое количество мечей, мушкетов и мортир, что хватило бы на целое сражение.

Десять лет герцогиня заставала герцога в постели с двумя девушками.

Но потом девочки поняли, что у жизни в замке есть преимущества. Например, можно пугать туристов. Вайолет рассказала, как они прятались под огромной кроватью с балдахином, на которой когда-то ночевала королева Виктория. Дождавшись, когда мимо пойдет группа экскурсантов, сестры высовывали из-под кровати руки. Потом, конечно, «получали по башке» от гидов – не мое выражение, это Вайолет. Что возьмешь с человека, который метал дротики с верхней галереи часовни? «Им так было интереснее», – заметила Элиза, не имеющая к туристам ни малейшего сострадания.

Мать развела в замке турбизнес, дочери тоже потихонечку пробовали себя в предпринимательстве – от покатать детей за пятьдесят пенсов на своем электромобильчике до «впаривания», как называет это Элис, старых игрушек на лужайке. Элиза продавала открытки и сувениры, не забыв спросить у родителей: «А сколько часов мне нужно проработать, чтобы купить iPod?» Вайолет торговала мороженым.

Сами видите, к труду девочек Маннерс приучали с детства. Но британская аристократическая концепция труда очень отличается от простой, как асфальтоукладчик, стратегии Кардашьян. «Важно разделять сферы – верхние и нижние этажи, – рассуждает Элиза. – Мама внушала нам, что на верхних этажах можно веселиться, сколько хочется. Но когда мы спускаемся на нижние этажи, надо работать. Она хотела, чтобы мы понимали: наше поместье – это бизнес и мы должны в нем участвовать».

Леди Элиза, леди Элис и леди Вайолет Маннерс в салоне Елизаветы замка Бельвуар, родовом поместье герцогов Ратлендских в Лестершире. На Элизе: босоножки из металлизированной кожи, Manolo Blahnik. На Элис: шелковое платье, Еrdem. На Вайолет: шелковое платье с отделкой из меха норки, Fendi. Все украшения из желтого золота с жемчугом, топазом и бриллиантами, Delfina Delettrez.

Леди Элиза, леди Элис и леди Вайолет Маннерс в салоне Елизаветы замка Бельвуар, родовом поместье герцогов Ратлендских в Лестершире. На Элизе: босоножки из металлизированной кожи, Manolo Blahnik. На Элис: шелковое платье, Еrdem. На Вайолет: шелковое платье с отделкой из меха норки, Fendi. Все украшения из желтого золота с жемчугом, топазом и бриллиантами, Delfina Delettrez.

«Мы любим вечеринки, – добавляет Элис. – На вершину горы нас занесет или в бальный зал – мы везде отлично проведем время. Но вечеринками наша жизнь не исчерпывается. Мы отдаем себе отчет, как много значит работа – и не только в качестве источника денег. Она помогает сохранять здравый рассудок». Вайолет согласна: «Необходимо соблюдать баланс. Мы можем до рассвета стоять на голове, после чего встанем в девять и пойдем на работу. Я не пропустила ни одного рабочего дня».

Сестры учились в Йорке, в закрытой школе для девочек Queen Margaret’s, которая стоит двадцать девять тысяч фунтов в год. Младшая Элиза сейчас на втором курсе университета Ньюкасла, осваивает бизнес-менеджмент, занимается актерским мастерством и вокалом. Вайолет в университет не ходила, зато работала в креативном агентстве My Beautiful City в Сохо, а недавно открыла собственную консалтинговую компанию по маркетингу и бренд-стратегии. Элис училась в колледже моды и дизайна Condé Nast, сейчас она модель, стилист, персональный шопер в Selfridges и пишет колонки о моде в The Sunday Telegraph. Telegraph не просто так ее назначил – сначала опубликовал статью «Почему леди Элис Маннерс – новое имя в моде, на которое стоит обратить внимание», заслуженно назвав девушку «чрезвычайно стильной».

Парадный обеденный зал в замке Бельвуар

Парадный обеденный зал в замке Бельвуар

Сестры живут отдельно, но возвращаются в родительский замок почти каждые выходные. Днем охотятся, ездят верхом. Егерское хозяйство Бельвуар, основанное в начале XVII века, – лучшие угодья для охоты на лис в Британии. В домике под восьмигранной крышей, построенном в 1804 году по проекту Джеймса Уайетта, живет последняя в стране свора чистопородных староанглийских гончих.

Ночью в замке не спят. В подземелье есть потрясающее место, которое в семье называют «ночным клубом Dadaballs». Герцогиня оборудовала его, как только переехала в большой дом. Купила дым-машину, сложную систему освещения и диджейские вертушки, за которыми теперь по очереди стоят друзья сестер. Отис Ферри, с которым встречается Элис, делает это чаще других. «Доходит до крайностей, – скромно говорит Вайолет. – Полный отрыв». «От восемнадцати до восьмидесяти, не исключая членов королевской семьи, – все рвутся в это подземелье, – согласно кивает консультант по коммуникационным стратегиям, друг семьи Джо Фелан.

В семье есть традиция закатывать на восемнадцатилетие грандиозный бал, самостоятельно его организовывая. У Элизы темой бала был цирк, герцог и герцогиня в цилиндрах осуществляли конферанс. Вайолет выбрала «Боги и богини». Элис – «Арабские ночи», на ее праздник младшие братья, лорд Хьюго и Чарльз, маркиз Гранби, приехали на верблюдах. Лорду Хьюго тогда было девять лет, он для сестры сочинил деньрожденный рэп: «Alice, Alice, Alice, she lives in a palace, palace, palace». Чарльз для своего восемнадцатилетия в июле 2017-го выбрал тему «Остин Пауэрс»: папа примерил образ Доктора Зло, семейный Jaguar XK8 был раскрашен детьми под британский флаг.

Девочки Маннерс совершенно не стесняются того, как теперь живут их родители. Вайолет объясняет: «Мы поднимаемся в папину башню, общаемся с ним, а потом все собираемся на ланч или ужин в центральной части здания. Терпеть не могу, когда говорят, что это ненормально. Что вообще такое норма? Во многих семьях та же история, просто мы живем в замке и на нас чуть больше смотрят».

Элиза добавляет: «Папа ценит маму за ее невероятную деловую хватку». Поместьем управляет мамин друг Берт. У него была неподалеку от замка недвижимость, но он развелся и все оставил жене и четырем дочерям. Уважаемый человек, один из лучших в Англии стрелков по куропаткам. Подруга герцога – арт-консультант. Она тоже человек с репутацией, племянница бразильского ландшафтного архитектора Роберто Бурле Маркса.

Дэвид Маннерс, 11-й герцог Ратлендский.

Дэвид Маннерс, 11-й герцог Ратлендский.

Герцогиня Ратлендская на верхней галерее замка.

Герцогиня Ратлендская на верхней галерее замка.

Герцогиня относится к своей новой форме брака философски: «В жизни не все складывается, как хочется. Семья распадается, приходится залечивать раны. В этот момент срабатывает прагматика. У нас с Дэвидом пятеро прекрасных детей, чудесные общие друзья – я многое сделала, чтобы этого достичь. Пусть так будет и дальше. Мы можем жить в историческом здании, но нет причин связывать себя историческими правилами».

Я поднялся в «пастушью башню», чтобы навестить его светлость. Он сидел за мощным столом красного дерева, на стене за спиной – портрет леди Кэтрин Маннерс работы Ван Дейка. Дэвид сам точно сошел со старой картины – величественный, с сигарой в зубах, демонстративно неполиткорректный. После голосования по брекзиту над его замком вместо герцогского знамени развевался флаг американской Конфедерации. «Самый подходящий к моменту. Он у меня уже был – купил, когда штат Южная Каролина проголосовал за то, чтобы его запретить. Как это ничтожно, как политкорректно!» Он также сообщил мне, что брекзит – хорошая клизма для ЕС, но я не стал уточнять подробности.

Герцог десять лет работал над биографией 4-го герцога Ратлендского и его брата – она вышла в издательстве Head of Zeus. «Я возился с книгой, Эмма занималась поместьем. Она невероятно работоспособна, как и мои дети, рад отметить». А потом герцог, хоть я и не спрашивал, очень точно объяснил разницу между его семьей и Кардашьянами с их интервью на тему «пацан к успеху шел». «Я здесь с рождения. Вот так живешь-живешь и в какой-то момент вдруг понимаешь, что теперь главный – ты. С этим надо как-то справляться. На моем веку семье исполнится тысяча лет. Следующую тысячу лет мы тоже будем жить здесь». Я ехал домой и воображал, как у него в подвале будут проходить вечеринки в 3018 году.

«Портрет Дэвида Маннерса в возрасте четырех лет и его отца Чарльза, 10-го герцога Ратлендского», Норман Хеппл, 1963.

«Портрет Дэвида Маннерса в возрасте четырех лет и его отца Чарльза, 10-го герцога Ратлендского», Норман Хеппл, 1963.

Вход в комнаты герцога

Вход в комнаты герцога

 Гостевая спальня

Гостевая спальня

Джеймс Реджинато

26 Февраля 2018

Фото:Jonathan Becker; стиль: Fona Scarry. прически: Raphael Salley/Streeters London с использованием Oribe. Макияж: Carol Hayes/Carol Hayes Management с использованием BOBBY BROWN

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует