1. Главная
  2. Герои
Герои

Зачем светскому человеку ехать в Умбрию

Умбрия - это новая Тоскана. Только здесь дешевле, вкуснее и гораздо человечнее, убеждает жительница местного села Илона Камышникова.
реклама
22 Ноября 2019

Если подумать, в итальянской Умбрии есть абсолютно все, кроме моря и заборов. С заборами и так понятно. Однако и жить у моря нам с мужем (партнером «Делойт» Геннадием Камышниковым. – Прим. «Татлера») тоже не хотелось: где море, там толпы туристов, а где толпы туристов, там надо ставить забор. В Умбрии местные оставляют открытыми двери домов, не запирают машины, да и вообще не слишком признают искусственные границы. Сперва нас это немного шокировало. Помню, однажды солнечным утром подошла к окну и увидела, как мимо нашего дома неторопливо идет мужчина с охотничьим ружьем и собаками. Обескураженная этим вооруженным вторжением я выбе­жала на улицу и, использовав почти весь свой, очень скромный на тот мо­мент, запас итальянских слов, объяс­нила, показывая на дом и на себя: «Casa mia!» («Мой дом!»). «Bella casa! Complimenti!» («Красивый дом! По­здравляю!») – ответил охотник и по­шел дальше как ни в чем не бывало.

виды Ассизи

виды Ассизи

реклама

Спорить тут и правда было не о чем. Мы долго искали дом в соседней Тоскане, а нашли здесь. Как го­ворил наш агент по недвижимос­ти, «Умбрия – это как Тоскана, толь­ ко дешевле и качественнее». Срав­нение, на самом деле, не понрави­лось бы ни тосканцам, ни умбрий­цам: Рисорджименто (движение за объединение Италии в XIX веке. – Прим. «Татлера») местные жители предпочитают игнорировать и гор­дятся своими загадочными этрус­скими корнями.

Да, вместо реки Арно тут течет Тибр, зато он течет прямо в Рим. Местные вина – белое Orvieto и крас­ное Montefalco Sagrantino – от раскру­ченных соседских отличаются не ка­чеством, а ценником. Кроме прекрас­ного оливкового масла Умбрия сла­вится черным трюфелем. Ну а разго­воры о том, что Перуджа – это вам не Флоренция, заводят обычно те, кто никогда не был в Перудже. Даже блестящий отечественный знаток Италии Павел Муратов считал Пе­руджу малоархитектурной, хотя это крайне обаятельный средневековый город, который хорош в любое вре­мя года. В том числе потому, что здесь не бывает проблем с парковкой.

Неплохое начало для экскурсии – оставить машину на подземном пар­кинге площади Партизан, подняться в город на эскалаторе сквозь руины античной крепости Рокка Паолина и оказаться перед грандиозным мра­морным фонтаном Маджоре. Затем идите в любой из местных соборов. Перуджане считают главным собор Святого Лаврентия, где хранится об­ручальное кольцо Девы Марии. Но лично мне всех милее Сан-Пьетро – скорее музей, чем церковь. Посмот­реть на картины Перуджино, Рафаэля, Караваджо, на фрески греческого ху­дожника Антонио Вассилакки я при­хожу раз в месяц. Задачка для самых внимательных – найти на двух фрес­ках мужчин в очках.

Еще более представительное со­брание живописи – во Дворце приора, где теперь расположилась Национальная галерея Умбрии. Крыло Гильдии менял расписывал Перу­джино, учитель Пинтуриккьо и Ра­фаэля. Впрочем, художники умбрий­ского Кватроченто даже при таком богатстве творческого наследия все же уступают в славе земляку – свя­тому Франциску. В крохотный умбрийский городок Ассизи, где родил­ся, жил и умер образец христианской добродетели, святой, чье имя взял нынешний папа римский, притягива­ет паломников и зевак со всего света. Впрочем, и те и другие в итоге оказы­ваются под одной крышей – в церкви Сан-Франческо, на стенах которой житие святого изложено в самой до­ступной форме – в картинках, то есть при помощи фресок Джотто.

Другой выдающийся гуманист, ди­зайнер Брунелло Кучинелли, живет и работает в деревушке Соломео. Там кашемировый миллиардер отрестав­рировал все, что было можно. А все, что было нельзя, включая театр, гос­тиницу и футбольный стадион, по­ просту выстроил заново. Заглянуть в Соломео стоит для того, чтобы по­смотреть на капитализм с человече­ским лицом (экскурсии к Брунелло на производство – обычное дело, нужно лишь договориться). И конечно, ради скидки на пуловеры, джемперы и кар­диганы в магазине при фабрике – трикотаж из золотого руна здесь на треть дешевле, чем в миланском бу­тике. Бонус – русская речь, на случай, если вы соскучились. Такое количест­во соотечественников вам больше в Умбрии нигде не встретить.

У нашей семьи, правда, свой городок­фаворит. Даже мои дети, ко­торые в ту же Перуджу выбираются, только чтобы не расстраивать маму, всегда с удовольствием едут в Орвието. Этот город я люблю за чудесное одноименное вино, живописные улочки, дворцы, оставшиеся со времен папы Бонифация VIII, и за кафедральный собор (на закате он буквально проваливается во тьму прямо у вас на глазах). Орвието для Умбрии ценен еще и тем, что здесь находится штаб-квартира движения «Медленный город». Оно зародилось в Италии в 1999-м и за двадцать лет распространилось по всему миру, от Австралии до Польши. Города-участники по мере сил противостоят глобализации, сдерживают ритм деловой активности и вообще заботятся о качестве жизни в своих границах. Но именно в Умбрии флаг с оранжевой улиткой можно вывешивать натурально в каждом населенном пункте.

Владелица салона красоты N-Boutique и проекта о здоровой жизни HealthyWealthy Илона Камышникова у ворот церкви Сан-Пьетро.

Владелица салона красоты N-Boutique и проекта о здоровой жизни HealthyWealthy Илона Камышникова у ворот церкви Сан-Пьетро.

Колокольня церкви Сан-Пьетро.

Колокольня церкви Сан-Пьетро.

В Умбрии можно увидеть капитализм с человеческим лицом - в Соломео, у Брунелло и Кучинелли.

Проводив орвиетский Дуомо в темную ночь, отправляйтесь в расположенный по соседству ресторан Tipica Trattoria Etrusca. Его название в переводе, как можно догадаться, значит «типичная этрусская харчевня». Все местные специалитеты, от пресного хлеба до голубей, готовят так, что вы и пальчики оближете, и рецепт попросите.

Еще один важный ингредиент здешней кухни – мясо кабанов. С тех пор как в Умбрии перевелись волки, дикие свиньи расплодились и окончательно осмелели. Они постоянно разоряют огороды (и мой газон в том числе), так что эту дичь здешние гурманы едят без зазрения совести.

О еде и о том, как в Умбрии к ней относятся, можно говорить часами и не упомянуть ни одного ресторана, чье название сколько-нибудь бы откликнулось в сердце читателя «Татлера». Кулинария здесь сельская не только по содержанию, но и по расположению. В какой бы деревеньке вы ни очутились, смело идите в таверну, тратторию, пастичерию – туда, где сидит больше всего народу. Туристов, как вы помните, в Умбрии раз-два и обчелся, так что для чужих тут готовят как для членов семьи. В итоге, например, ближайшая к нашему дому пастичерия Dolci & Tradizioni, которую даже на гугл-картах не видно, входит в рейтинг лучших кофеен Италии, притом что находится в деревне Тавернелле. Как человек, выпивший там не одну чашку капучино, скажу, что и в мировом рейтинге это заведение не затерялось бы.

Вообще вся настоящая жизнь, в том числе светская, в Умбрии проходит за пределами столицы Перуджи, стремится, как говорится, ближе к земле. В Перудже устраивают джазовый фестиваль в июле и шоколадный – в октябре (правда, оба потрясающие, настоятельно рекомендую к посещению). В окрестностях же мероприятия не прекращаются ни на неделю. Каждый город, городок и деревенька отмечают свой праздник – День урожая, кукурузы, вина, огня, ренессанса и всего прочего, что способно прийти в умбрийскую голову. Можно круглый год перемещаться с торжества на торжество, наслаждаясь местным, совершенно искренним гостеприимством. Разумеется, кутюр оставьте дома. Зато, даже если вы оказались на этом празднике жизни проездом, сможете почувствовать себя частью местного высшего общества. Миллионеры и безработные здесь веселятся за одним столом.

Мы и сами устраиваем праздник урожая. Собираем с друзьями наши оливки (за эти годы у нас в гостях побывало не меньше сотни человек), едем на маслобойню и в ожидании своей очереди сидим в тени деревьев, макая поджаренный на огне хлеб в только что выжатое масло и запивая его вином, которым нас угощают радушные владельцы маслобойни. Пара часов пролетает как миг, потому что в Умбрии никто никуда не торопится. Даже очень светские москвичи.

Черные трюфели.

Черные трюфели.

 Саксофонист Сонни Роллинз на джазовом фестивале.
 Саксофонист Сонни Роллинз на джазовом фестивале. 

Фото:Getty Images

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует