Ребята, надо верить в чудеса: психология с Алексеем Ситниковым

Аферистке на заметку: коуч Алексей Ситников объясняет, как выдать безумные фантазии за бизнес – и заработать на этом.
Ребята надо верить в чудеса психология с Алексеем Ситниковым

Есть такой корабль (мне даже предлагали купить в нем каюту): маршрут у него расписан на три года вперед, можно сходить на берег, но смысл в том, что ты с семьей на нем живешь. Там обслуживание, рестораны, детский сад, школа. Очень странная затея, но нашлось немало людей с большими деньгами, которые очаровались проектом и болтаются теперь в море, как пираты. А один мой знакомый в Европе создал бизнес, идея которого в том, что подписавшийся вешает на себя датчик и получает коины за каждый шаг, который сделает в течение дня. Возникает вопрос: в чем коммерческий подтекст данного мероприятия? Там сложная модель, основанная на том, что люди рассказывают друг другу о бредовости проекта и так генерируют новых прихожан. Никаких персональных данных приложение не собирает, просто копит коины. Потом ими можно будет платить какой-нибудь страховой компании, торгующей здоровьем. Возможно, заинтересуются банки – человек, систематически что-то делающий, более предсказуем, чем тот, кто сегодня ходит пешком, а завтра не ходит. Значит, ему не так страшно дать кредит. Это все удивительно, конечно, но не более удивительно, чем биткоин, который скоро будет стоить сто тысяч долларов. Будь криптовалюта привязана хотя бы к шагам, я бы понял. Но нет, просто пирамида. Дистанцируется от нее по принципу «Чем крыса отличается от хомяка? У хомяка пиар лучше».

На заре политэкономии считалось, что мир держится на безэмоциональных товарно-денежных отношениях. Потом догадались проработать психологические схемы и стали очень много внимания уделять рекламе и пиару, даже вывели их в самостоятельный сектор бизнеса, во многих случаях более важный, чем продуктовый. Сейчас же самое важное – это изучать, прогнозировать и моделировать поведение людей. Я помогал своему сокурснику Сергею Кузьмину, хозяину бренда «Маша и медведь», разрабатывать в Чикаго систему Navigator Intelligent Decisions. Это логико-математическо-психологическая программа, которая дает банковскому служащему представление, к какой группе риска относится потенциальный клиент. Раньше основывались на кредитной истории – если много брал и исправно отдавал, ты хороший. Но это про прошлое, а банку гораздо интереснее будущее. Вдруг человек только что развелся и не способен на взвешенные решения. Компания Сергея Кузьмина продала эту систему нескольким сотням американских банков. Что, в принципе, не удивительно – она точно соответствует запросам современного банковского дела.

О соцсети с шагомерами или танцующих роботах Boston Dynamics забавно делать посты – роботов для того и сделали, чтобы снять о них вирусное видео. Рюкзаки с моторчиком как у Карлсона собирают просмотры на ютьюбе, и это очаровывает изобретательных юношей. У них создается впечатление, что в заряженном Илоном Маском мире достаточно оригинальной идеи – и ты уже в дамках. В солнечной Калифорнии игра в стартапы выходит из моды, хотя эхо ее все еще будоражит умы. Венчурный бизнес остался, но когда будете гуглить род занятий джентльмена, с которым вчера познакомились в «Сибирь-Сибирь» моего земляка и друга Дениса Иванова, не очаровывайтесь словом «венчурный» – и не пугайтесь его. Гуглите подробности. Венчурным бизнесом можно заниматься, как Алишер Усманов, или прикрывать этим словом пустоту и невнятные гешефты. Не очень одаренные сыновья богатых родителей часто так делают, надо же им как-то характеризовать свой род занятий в ситуации, когда гендерная принадлежность не позволяет честно написать «светская дама».

Да, венчурный бизнес – это инвестиции в стартапы. Но под стартапом серьезные люди понимают не любую изобретательскую фантазию. Наивно думать, что достаточно оригинальной идеи – и бизнес-ангелы полетят в тебя инвестировать. Венчурные фонды действительно используют критерий «новизна», но первое, что их интересует, – команда. Повторяю, сейчас важнее изучать, прогнозировать и моделировать поведение людей. Если есть энтузиасты, готовые заниматься своим проектом круглые сутки, это большой плюс. Только инвестор должен убедиться, что перед ним не шизофреники.

Если лидер сосредоточен более чем на одном проекте, денег ему не видать.

Расскажу реальную историю. Приезжают три парня в венчурный фонд и просят сто тысяч долларов на проект. Инвестор спрашивает: «Ребята, проект хороший?» Они отвечают: «Да, очень. Сто миллионов точно заработаем. Если дадите нам сто тысяч, у вас будет в этом деле пятьдесят процентов». На это инвестор отвечает: «Не дам». И отказ объясняет так: «У одного из вас часы Patek Philippe. Другой приехал на «мазерати». Третий сказал, что у него дома аудиосистема лучшая из лучших. Если б вы сами верили, что проект сработает, вы бы продали это все и вложили в дело. А раз вы просите деньги и готовы отдать за это половину, значит сами не верите в успех». Впрочем, если за деньгами придет человек, у которого нет «мазерати», могут сделать вывод, что он органически не способен на успех. Серьезно. Второе, на что смотрит венчурный инвестор, – это опыт. Причем если в России деньги охотнее дают тем, у кого уже что-то получилось, то в США предпочитают тех, кто несколько раз все терял. Предполагается, что они будут больше стараться. За одного битого двух небитых дают. Но «битый» должен быть с опытом доведения проекта до конца. Третье – это эдвайзеры, советники проекта. Сложилась практика, когда инвесторы, чьи подопечные уже добились больших успехов, разрешают начинающим вписать свои имена в список участников и только за это, без копейки денег финансирования, берут большие доли от потенциального успеха. Вам это кажется аферой? Зачем такие резкие слова! Венчурный бизнес, держащийся на психологии, просто ловко использует нематериальные активы. Четвертое, очень важное – концентрация усилий. Виктор Орловский, в качестве IT-директора выпестовавший «СберБанк Онлайн», сейчас занимается инвестициями в международные стартапы – и очень внимательно изучает лидера каждого проекта. Если тот сосредоточен более чем на одном проекте, денег не видать. Мне, даже по дружбе, он не даст ни копейки – знает, что у меня в проработке как минимум дюжина сюжетов.

Очевидна опасность, что, когда стартап выйдет на рынок, Google оценит идею и за три дня напишет под нее софт, который гаражный изобретатель будет кропать год. Смиритесь, что идея сработает, только если за нее примется большой бизнес, – я не уверен, что сейчас время самому раскручивать новый Facebook, как это сделал Цукерберг.

Чтобы попасть в цель, надо понимать теорию голубых океанов. Она проста: зачем плавать в красном океане, где много конкурентов, если можно найти голубой океан, где их нет? Фонд «Форт Росс», инвестирующий в стартапы, готов давать деньги парню из Якутии, который придумал интегратор такси InDrive для маленьких городов. Идея в том, что в мегаполисах клиент ищет машину, которая ближе, а в поселках – самое дешевое предложение.

При всей ненадежности идей они сейчас в цене – в отличие от эпохи беби-бумеров, которые любую оригинальность мышления принимали в штыки. Риелторы говорят, что главные покупатели недвижимости – двадцатилетние блогеры. СтасПростоКласс? Два миллиона просмотров, то есть десять тысяч долларов в месяц. Его идеи неукрадываемы, потому что он сам и есть своя идея. Бизнес-гиганты подмяли под себя технологии, время стартапов заканчивается, зато спрос на гуманитарные и творческие проекты превышает предложение. В эпоху Водолея они гораздо эффективнее грубой физической силы. Не верите? Посмотрите, как изменила мир неофеминистическая повестка, начавшаяся с движения Me Too. Без единого выстрела!

Смотрите видео Tatler и подписывайтесь на наш YouTube-канал

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: ИЛЛЮСТРАЦИЯ: АЛИСА ЮФА.