Герои

Пять причин, по которым вам срочно нужен майский номер Tatler

Эксклюзивное интервью с Татой Карапетян, разговор на сложные темы с "ангелом" Мартой Хант, воспоминания Сати Спиваковой о Карле Лагерфельде и многое другое.
реклама
17 Апреля 2019
Tatler
Tatler

Вне игры

Знакомьтесь: Тата Карапетян, героиня самого громкого расставания сезона, которое сделало ее только сильнее. 11 января 2019 года на фотографиях папарацци с пляжа Майами, слишком четких и срежиссированных, чтобы быть случайными, люди с острым светским зрением разглядели мужа Таты, первого вице-президента «Ташира» Игоря Булатова в бейсболке Under Armour. Вице-президент приобнимал загорелого посла чемпионата мира по футболу 2018 года в кружевном жилете. Под жилетом у посла был очень большой живот. Таты ни на снимке, ни на пляже, ни в Майами не было. Она в это время с двумя детьми – четырехлетним Самвелом и шестимесячной Амелией – отдыхала на Мальдивах.

«Как можно было провалить этот экзамен? – рассуждает Тата. – Когда тебе столько всего дали в жизни. Это был бы самый большой идиотизм и эгоизм. Как бы парадоксально это ни звучало, я поняла, что настал мой звездный час. Не перед фолловерами, не перед партнерами по бизнесу – перед моими родителями, братьями, семьей. Я не могла поступить иначе, кроме как сдержанно и сбалансированно. Для меня все это стало огромным шагом вперед. А для Игоря? Ну как я могу противостоять саморазрушению человека, если это его собственный выбор?» С мужем они c тех пор ни разу не виделись. Когда он пишет, Тата не отвечает. Если хочет увидеть детей (желание было выражено дважды), она сообщает время и место.

реклама

Американская мечта

Биограф британского двора, внучатая племянница писателя Анна Пастернак советует Меган Маркл вспомнить судьбу другой разведенной американки с амбициями — Уоллис Симпсон. И сделать выводы. Анна уверена — американка Меган до сих пор не поняла, что при монархии реальная власть принадлежит придворным. Уоллис тоже сообразила довольно поздно. Меган уже успела столкнуться с унижением со стороны придворных – две ее помощницы демонcтративно одна за другой уволились. Шепчутся, что она слишком много себе позволяет по отношению к свите Кейт Миддлтон.

То, как двор обращается с этими двумя женщинами – Уоллис и Меган, – должно наглядно продемонстрировать, что ни один член королевской семьи не имеет права быть ярче короны. Камилла, герцогиня Корнуольская, и Кейт, герцогиня Кембриджская, это понимают. Звезда Дианы была слишком яркой и, к сожалению, рано погасла. А у Уоллис даже шанса не было засиять в образе исключительной женщины, которой она была, – или благодетельной жены, которой она стала. Меган надо учиться. Если актриса будет слишком сильно стараться встать на середину сцены, ее волшебная сказка вполне может стать еще одной поучительной басней.

Железный человек

У "ангела" Victoria’s Secret Марты Хант есть внутренний стержень. В буквальном смысле — титановый, в спине, и не один. Свой сколиоз топ-модель превратила в оружие и вышла на тропу войны.

Когда Марте было 14, ей пришлось перенести операцию из-за сколиоза. «Я подрабатывала моделью на каникулах, но болезнь прогрессировала, и ее стали замечать клиенты, – вспоминает Марта. – Во время операции мне вставили титановые штифты – буквально за ночь я «выросла» почти на четыре сантиметра. Но не буду скрывать: этот диагноз сильно понизил мою самооценку и на время лишил чувства уверенности в себе».

27 апреля ей исполнится тридцать. В наши дни в таком возрасте у моделей все только начинается – на подиумы сегодня выходят и в семьдесят, и в восемьдесят. Как, кстати, она к этому относится? "Ангелы" Victoria’s Secret ведь воплощение совершенно противоположной логики: культа молодости, красивого подтянутого тела без изъянов, идеального, никогда не сходящего загара, локонов, развевающихся без бриза. Мира, в котором нет шрамов, Харви Вайнштейна и даже макарон с сыром. Чем она займется, когда ее, как уже два поколения "ангелов", изгонят из этого рая? «Будет видно, но хочется верить, что в восемьдесят смогу выходить не только на подиум, – смеется она. – Буду заниматься керамикой, писать. Мне всегда нравились мемуары, я даже пробовала набрасывать короткие истории до того, как меня "открыли". Еще у меня будет куча детей. И ферма».

Два светила — это сила

Татлеровский человек — это бренд. А татлеровская семья — это коллаборация. Изучаем законы взаимовыгодного брака.

На фоне триумфа женской звездной дружбы, случившегося пару лет назад в том числе благодаря Тейлор Свифт, собравшей вокруг себя Селену Гомес, Карли Клосс и других независимых и успешных красоток, чахло другое важное явление – power couples, то есть что-то между «супер-семейка» и «муж и жена – одна сатана». Не то чтобы знаменитости перестали встречаться и жениться. Просто позиционировать себя как половинку, когда женщины встают с колен и укладывают на лопатки влиятельных мужчин, стало как-то неловко.

Друзей никто не отменял, но они приходят и уходят, а брак при хорошем раскладе – ценность такая же надежная, как многокаратник, вооружившись которым Алекс Родригес опустился на одно колено перед Дженнифер Лопес, когда этот номер сдавался в печать.

Сейчас ситуация вновь изменилась в сторону парочек. Майли Сайрус, та самая, которая Can’t Be Tamed, неприручаемая, теперь всюду в сопровождении новоиспеченного супруга Лиама Хемсворта. Даже Тейлор Свифт, зачинщица «сестринства», вылазкам с подругами теперь предпочитает общество бойфренда, актера Джо Элвина. В феврале вместо «Грэмми», где она была номинирована за «Лучший поп-альбом», блондинка отправилась на BAFTA – поддержать милого друга.

Мой ласковый и нежный

«Карлов было двое. Один Карл – без фамилии. Образ, силуэт, стиль, планетарная узнаваемость, безграничная эрудиция, зашкаливающая ирония, высокий белый воротничок, черные очки, напудренная прическа, митенки. И был другой Карл – Карл Лагерфельд, создавший все вышеперечисленное. Этот второй Карл был в некоторой степени Чеширским Котом. Он много говорил. Он не прятался. Он был видим. Но он все скрывал...» Другого Карла Лагерфельда — не Кайзера моды, а милого друга — вспоминает Сати Спивакова.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует