1. Главная
  2. Герои
Герои

Правила жизни актрис Полины и Ксении Кутеповых и их дочерей, дебютанток Бала Tatler Надежды и Лидии

Наши героини сильно обогнали повестку – «Татлер» попросил их объяснить, как живет под властью женщин крепкая семья с Пречистенки.
реклама
№4 Апрель 2021
Материал
из журнала
10 Мая 2021

«У Ксении появился кот абиссинской породы. Тетя не может нас теперь выгнать из своего дома, потому что мы ходим смотреть на кота». Что только ни делали родители Нади Каменькович, чтобы вытолкнуть ее из большого семейного гнезда, согласились даже на магистратуру в Оксфорде. Но она, оправдываясь суровостью британского локдауна, вернулась к маме с папой, к тете Ксении и ее мужу, к коту, к кузине Лиде и кузену Васе. Родители студентки недавно переехали, и единственная подходящая квартира – вот удивительное совпадение – оказалась на Кропоткинской, почти напротив дома, где греется у камина и, подсмотрев жанр у соседей-экспатов, выходит во двор с шампанским и свитой мамина сестра-близнец Ксения Кутепова.

В Москве правила локдауна граждане устанавливали себе сами, в меру личной тревожности. Кто-то снимал лофт под секретную дискотеку, а для этого клана ничего не изменилось – они ходят в основном друг к другу. «Большой табун» не приглашают к себе даже дети, им уютнее, когда границы «бабьего царства» на замке. Это выражение все в семье приняли и с формой правления смирились. Притом что у мужей сестер очень властная профессия, они оба режиссеры. Надина мама Полина Кутепова с 1996 года замужем за своим преподавателем времен ГИТИСа Евгением Каменьковичем, ныне художественным руководителем «фоменок» и, следовательно, обеих сестер. Муж Ксении – кинорежиссер Сергей Осипьян. Их старшему сыну, студенту продюсерского факультета ГИТИСа Василию, уже восемнадцать.

реклама
Студентка Оксфордского университета Надежда Каменькович, актрисы Полина и Ксения и ученица 57-й школы Лидия Кутеповы. На Надежде: жакет из полиэстера, хлопка и шелка, chanel; хлопковая футболка, incanto; джинсы, levi’s. На Полине: платье из полиамида, акрила и хлопка, замшевые босоножки, все chanel. Здесь и далее: кольцо Bouton de Camélia из белого золота с бриллиантами. На Ксении: шелковый жакет, хлопковая юбка, кожаные босоножки, все chanel; серьги Extrait de Camélia из розового золота с бриллиантами. На Лидии: хлопковая футболка, Chanel; джинсы, Levi’s. Здесь и далее: браслеты Coco Crush из белого и желтого золота с бриллиантами. Все украшения CHANEL Fine Jewelry.

Студентка Оксфордского университета Надежда Каменькович, актрисы Полина и Ксения и ученица 57-й школы Лидия Кутеповы. На Надежде: жакет из полиэстера, хлопка и шелка, chanel; хлопковая футболка, incanto; джинсы, levi’s. На Полине: платье из полиамида, акрила и хлопка, замшевые босоножки, все chanel. Здесь и далее: кольцо Bouton de Camélia из белого золота с бриллиантами. На Ксении: шелковый жакет, хлопковая юбка, кожаные босоножки, все chanel; серьги Extrait de Camélia из розового золота с бриллиантами. На Лидии: хлопковая футболка, Chanel; джинсы, Levi’s. Здесь и далее: браслеты Coco Crush из белого и желтого золота с бриллиантами. Все украшения CHANEL Fine Jewelry.

Власть у мужчин никто не отбирал, они сами не стали ее брать. Надя при маме, с изумлением ее слушающей, объясняет: «У нас мальчики меньше принимают во всем участие. Папа всегда чем-то занят – работой, как правило. У нас равноправие – каждый правит, чем хочет. Кто за что первый взялся, тот и решает. Кто успел, тот и съел. Мама иногда готовит что-то вкусное. Папа в карантин развлекался тем, что всюду, для сравнения, покупал нам блинчики с яблоками. Пытается руководить, когда нам ложиться спать, но у него не получается. Что-то решает папа, что-то – мама. Я не решаю ничего».

Полина пытается спорить, настаивает, что относительно себя Надя все решает сама. Та неожиданно быстро соглашается: «Да. Решаю. И мне это очень не нравится. Мне нравится, когда есть люди, на которых можно переложить решение». Сходятся на том, что у них дома анархия, настоящая, по князю Кропоткину. Надя изучала в ВШЭ международные отношения, но в Оксфорде выбрала славистику и все глубже тонет в «здесь краски неярки и звуки нерезки». В кампусе снимает блок с двумя парнями, ирландцем и японцем: «Бабушка в ужасе. А они прелестные. Разрешают мне есть их еду, пользоваться их посудой». Изредка, если у родственников случается паралич воли, Надежда берет флаг в руки. На Новый год, например, решила, что все поедут к Ксении с Сергеем в Абрамцево, на старинную дачу с елками за покосившимся штакетником и антиквариатом, купленным в порыве интерьерного ажиотажа. Дача в поселке Академиков осталась от родителей Сергея: они оба были физиками, академик Юрий Осипьян открыл фотопластический эффект, был деканом физфака МГУ.

«Надя, а когда о планах на Новый год узнала тетя?» – «31 декабря, когда я все уже решила. Мы ходим друг к другу в гости без объявления, это очень удобно. Иначе можно сто лет согласовывать точки пересечения графиков».

Ночью приехали, долго отогревали водопроводную трубу феном для волос, который просунули под половицы. Труба оттаяла, Надя победила.

На Надежде: жакет из хлопка и полиамида, юбка из хлопка, шелка и полиэстера, все chanel; кеды, «два мяча». На Полине: жакет и юбка из хлопка и шелка, шелковая блузка, сумка из кожи и металла, все chanel.

На Надежде: жакет из хлопка и полиамида, юбка из хлопка, шелка и полиэстера, все chanel; кеды, «два мяча». На Полине: жакет и юбка из хлопка и шелка, шелковая блузка, сумка из кожи и металла, все chanel.

«Преимущество женщины в том, что она творит жизни. все остальное – такая ерунда!»

Действительно, собрать «бабье царство» Кутеповых на одной территории было непросто – а когда получилось, они вмиг устроили на нашей съемке броуновское движение. Ксения в белом махровом халате ходит из комнаты в комнату с телефоном – у нее серьезный разговор с Александром Молочниковым. Надя с Лидой, два эльфа двадцати трех и пятнадцати лет, обе с брекетами, возобновляют с полуслова какой-то давно идущий между ними разговор. Полина с одинаковым интересом перебирает корешки книг и разложенные на столе бриллианты. Сторис в инстаграм не постит никто. Не то что все члены семьи – радикальные противники соцсетей. Ксения отлично понимает позицию своей героини Винни в «Счастливых днях» по пьесе основателя театра абсурда Беккета – та говорит о себе без умолку, потому что живет, только отражаясь в реакции других людей. Понимает, но сама не такая. И Полина, хоть и играла в «Хорошем человеке» у Богомолова, спокойно обходится без пяти инста-манифестов в день. Приводишь ей в пример интенсивность самопиара Константина Юрьевича или, например, Ренаты Литвиновой – иронично улыбается: «Нечем крыть». А у Лиды инстаграма вообще нет. Хотя стартовая позиция сильная: и внешность, и опыт общения с камерой – папа снимал Лиду в рекламе банка «Открытие». В общем, она – красота без соцсетей, как Bottega Veneta, в январе сильно всех удивившая таким маркетинговым решением. Или как недавно утомившийся самопиаром хайпбист Лука Зарьков.

Лида учится в старосветских заведениях – художественной школе им. В. А. Серова на родной Пречистенке и в гуманитарном классе пятьдесят седьмой школы, где интерес к литературе и истории разделился по гендерному признаку. Лиде интеллектуальный снобизм мальчиков скучен: «О чем с ними говорить? О геополитике?»

Ее тетя Полина не столь радикальна, но со вкусом использует декларации феминизма для украшения жизни. На карантине, когда в фейсбук-сообществе «Шар и крест» творились чудеса, она в драке за небольшие деньги купила фигуру в парандже Айдан Салаховой. И повесила в новой квартире. «Освобожденной женщиной Востока» не называет картину ни в шутку, ни всерьез. А вот Лиду тема тревожит, она на обществознании, когда речь заходит о положении женщин на Востоке, очень расстраивается. Сейчас трясет всех, и практикующих, и отвергающих фемповестку, только Ксения Кутепова абсолютно безмятежна. «Я в курсе, что женщины настаивают на своих правах. Но, мне кажется, для этого не требуется таких невероятных риторических усилий. Феминизм ведь – органичное состояние общества, в котором уже есть образование, карьера, ЭКО. Наше бабье царство, наш семейный клан складывается феминистски, но я не люблю это подчеркивать. Я совершенно не волнуюсь о судьбе женщин. Равноправие полов случится само собой. Вот наши дочери – они не рвутся замуж. Для них факт, что кто-то замужем, не является ни достоинством, ни недостатком».

Мы с Полиной и девочками сидим в проходной комнате, Ксения говорит на бегу. В следующий заход она возвращается к своей мысли: «Я не расстроюсь по поводу женщины, у которой нет мужа. Но пожалею, если у нее нет детей. Это же огромное преимущество перед мужчиной – то, что она может родить. Что она творит жизни. Все остальное – такая ерунда!»

Ксения и Лидия Кутеповы на бранче дебютанток Бала «Татлера», 2021.

Ксения и Лидия Кутеповы на бранче дебютанток Бала «Татлера», 2021.

Есть ощущение, что мы в театре. Женщины не кричат, фоменковская школа подразумевает мягкий импрессионизм, без надрыва. Надя вздрогнула, только когда прозвучало слово «внуки».

Лида даже дрожать не стала: «Мама говорит, что хочет внуков. И, видимо, придется ей внуков предоставить. Наверное, я их куплю. Ой, мама, кажется, не поняла моей шутки! В детстве, когда я спрашивала, откуда взялась, родители отвечали, что меня купили, на коленке висела бирка». Ксения: «Это, наверное, папа тебе говорил. Не я». Лида: «Хороший папулечка».

Надя, чтобы уйти со скользкого льда, разражается историей о приданом. Само слово и все, связанное со свадьбой, ее дико забавляет, притом что со школы №1535 она не меняла бойфренда ни разу и меланхолично счастлива в таком статус-кво. Одноклассник Женя выстоял, когда Надя фотографировалась в квартире Коко Шанель на рю Камбон для «Татлера», искала себя в gap year, работала стажером в ВТБ и Центре Карнеги, уехала в Оксфорд. Он сейчас учится на инженера в Бельгии, носит за любимой чемоданы и расстраивает папу Нади тем, что равнодушен к футболу. А «главарь семьи» (так говорят любимые девочки) Евгений Борисович Каменькович надеялся, что если не Полина и не Надя, то хоть Женя будет с ним играть или хотя бы болеть. Но приданое ждет, его подготовила бабушка – космического вида металлический предмет долгие годы простоял на недосягаемой верхней кухонной полке. Объект отдали Наде авансом, теперь он пылится у нее в комнате. Это скороварка «Цептер», вещь легендарной – астрономической – стоимости, одно время бабушка прятала в ней наличные. Ксения так же бережно хранит игрушки своих детей, Полина – бабушкины кольца и мамины сережки. Надя волнуется: «А что, я все это не получу, пока не выйду замуж?» Получит, конечно.

Надежда Каменькович на Балу «Татлера», 2016.

Надежда Каменькович на Балу «Татлера», 2016.

О существовании семей, где личные вещи неприкосновенны, Кутеповы знают чисто теоретически. Домашние не покушаются лишь на листочки с текстом пьес, которые стопками выстраивает Каменькович, и джинсовую сумку 11.12 Chanel с рю Камбон, стопроцентно принадлежащую Наде. В остальном у них воплощенная sharing economy. Надя смеется: «Я, когда собирала чемоданы в университет, загрустила – оказалось, что некоторые вещи совсем не мои. У папы ничего не возьмешь. А вот у мамы... Не надо идти в магазин, выбирать – все уже выбрано, такое красивое». Взрослых женщин шопинг не утомляет, но они в равной степени легко покупают и отдают, квартиры сестер не завалены вещами: «У меня есть версия, что это поколенческое. Мама растила нас с пеленками, которые надо стирать. А мы пользовались подгузниками, одноразовыми вещами. Но к дорогим сумкам это не относится – в них силен элемент преемственности. Я однажды состояние потратила на сумку и только дома поняла, что она очень похожа на ту, что была у моей мамы. Сумкам лучше не быть слишком модными, одноразовыми. Чтобы они, как правила жизни семьи, подходили не только тебе и можно было передавать по кругу».

Лида подросла и тоже потянула руки к маминому шкафу – не для инстаграма и даже не для побед в личной жизни. «Я мальчиками не интересуюсь». Ксения уточняет: «А чем ты интересуешься?» – «Собой». На помощь кузине тут же бросается дипломат Надя: «В принципе, это главная фраза сегодняшнего интервью».

Фото:фотогрАф : Кристина Штейнфельд. стИль: Юка Вижгородская. Прически: Марина Мелентьева. Макияж: Эрнест Мунтаниоль/Chanel. Ассистент фотографа: Павел Веденькин/Kometa. Ассистенты стилиста: Хабиб Сулейманов, Валентина Щербинина. Ассистент парикмахера: Ольга Горячева. Ассистент визажиста: Николай Демьянов/Chanel. Продюсер: Надежда Бунда. Ассистент продюсера: Алиса Лапшина.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует