1. Главная
  2. Герои
Герои

Потомки Толстого о жизни в России и далеко за ее пределами

Музею-усадьбе Льва Толстого в Ясной Поляне – сто лет. А вот театральный фестиваль «Толстой» здесь пройдет с 3 по 5 сентября уже в пятый раз. Курируют его – как, впрочем, почти все на этих просторах – потомки писателя. Историк, автор телеграм-канала «парнасский пересмешник» Александр Радаев выяснил, трудно ли быть родственником бога русской литературы.
реклама
№9 Сентябрь 2021
Материал
из журнала
Сентябрь 2021
3 Сентября 2021

В девяностые в Ясной Поляне чуть не разыгрался трагический чеховский сюжет. Лес, в котором когда-то раздавались голоса Льва Толстого, Ивана Тургенева и Афанасия Фета, современные Лопахины пытались разделить фактически на дачные участки. Если бы не появился молодой журналист, бесстрашно вступившийся за заповедные земли. Этим журналистом оказался праправнук Льва Николаевича Владимир Ильич. Лес и музей удалось отстоять. А Владимира Ильича назначили директором Ясной Поляны.

Музею в этом году сто лет. За два десятилетия на посту Владимир Ильич воплотил в жизнь мечту своего деда и полного тезки. Тот в 1945 году писал письмо Сталину с просьбой позволить вернуться на родину из эмиграции – и оставил в дневнике запись: мечтаю, чтобы внуки появились на свет в России, а правнуки – в Ясной Поляне. Дети Владимира Ильича от второго брака родились здесь. Живут, конечно, не в усадьбе – в деревне.

Говорю, что было бы эффектно, если бы повторилась известная сцена: Лев Николаевич, ожидая появления на свет первенца Сергея, наблюдал, как в комнату Софьи Андреевны несут старый кожаный диван, на котором он сам родился. Екатерина Александровна Толстая, жена Владимира Ильича и нынешний директор музея, возвращает меня на землю. Нет, рожала она не в деревенских условиях, а в районной клинике, но в паспортах сыновей Андрея и Ивана местом рождения действительно указана деревня Ясная Поляна. Сама история знакомства Екатерины Александровны с Владимиром Ильичом вполне могла бы выйти из-под пера какого-нибудь большого русского литератора. Она только окончила истфак СПбГУ, должна была уезжать жить в Париж. Но в Туле заболела любимая бабушка. Екатерина приехала ухаживать за ней и на лето решила устроиться работать в музей Ясной Поляны. «К папе на собеседование пришла девушка в берете. Вошла – и все», – рассказывает сейчас младшая дочь Толстых Катя.

реклама
Екатерина Александровна и Владимир Ильич Толстые в Ясной Поляне. На Екатерине: хлопковое платье, MAX MARA. На Владимире: шерстяные пиджак и брюки, все KITON; хлопковая футболка, BRIONI.

Екатерина Александровна и Владимир Ильич Толстые в Ясной Поляне. На Екатерине: хлопковое платье, MAX MARA. На Владимире: шерстяные пиджак и брюки, все KITON; хлопковая футболка, BRIONI.

 Владимир Ильич Толстой с женой Екатериной Александровной, сыновьями Андреем и Иваном, дочерьми Анастасией и Екатериной и внучкой Китти.

Владимир Ильич Толстой с женой Екатериной Александровной, сыновьями Андреем и Иваном, дочерьми Анастасией и Екатериной и внучкой Китти.

Душой Ясной Поляны при Толстом были женщины. Софья Андреевна и ее младшая сестра Татьяна Кузминская (в поместье сохранился дом, где они с мужем останавливались на лето – флигель Кузминских). Любимые дочери Льва Николаевича Татьяна, Мария и Александра. Внучка Софья Андреевна, в замужестве Есенина. А сегодня – жена праправнука и две прапраправнучки. Тридцатитрехлетняя Катя с этого года руководит фестивалем «Толстой». Тридцатисемилетняя Настя – доцент литературы в Оксфорде, специалист по Набокову, один из главных его переводчиков сейчас на английский.

Прапраправнучки с ранних лет воспитывались в Великобритании. Как рассказывает Катя, в Лондоне им удалось расти обычными детьми, без привилегий, хотя, как добавляет она мимоходом, учились они в лучшей школе Англии, Westminster School. Настя дополняет: окружение, конечно, знало, кто такой Толстой и что она – его потомок. Но за пять лет жизни в России никто, кроме курьера «Озона», не удосужился спросить, что за фамилия такая знакомая. А для Насти важно, кто она. Двухлетнюю дочь Екатерину, например, она зовет по имени любимой героини «Анны Карениной» – Китти. Сама снялась в роли скорбящей девушки на похоронах Льва Николаевича в фильме «Последнее воскресенье», том самом, где Софью Андреевну играла Хелен Миррен.

Софья Андреевна, к слову, до сих пор главная женщина в семье. «Мы называем ее первой музейщицей, – рассказывает Екатерина Александровна Толстая. – Она понимала, что живет с великим человеком, что должна фиксировать какие-то моменты, что это войдет в историю. После смерти Льва Николаевича она постаралась сделать все, чтобы показать, как жил Толстой, где и как он творил. Надеюсь, и мой вклад будет весомым. Мне хочется развивать Ясную Поляну, сделать ее центром гостеприимства, чтобы люди хотели сюда приезжать и возвращаться. Я всегда задаю себе вопрос, когда придумываю проекты: «Как бы Лев Николаевич к этому отнесся?» Если внутренне понимаю, что он одобрил бы, тогда проекту быть».

«Без Софьи Андреевны не было бы ничего вообще, – поддерживает Настя. – Она – центр семьи, на ней держалось все. Наверное, будет преувеличением сказать, что Лев Николаевич не был бы Львом Николаевичем, если бы не Софья Андреевна, но кто знает, стал бы он таким великим? Я тоже жена писателя и знаю, что они непростые люди. Я через свою жизнь представляю, как ей было в XIX веке, без всех удобств, которые есть сейчас, с тринадцатью детьми, с порою непростым мужем-писателем». Для понимания: муж Насти – писатель Сергей Шаргунов, заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре, главный редактор журнала «Юность», член Совета при президенте по русскому языку. Живут Настя и Сергей, к слову, в удобном татлеровском Переделкине.

 По часовой стрелке: Анастасия Толстая (третья слева в третьем ряду) на балу дебютанток в Париже, 2003.

По часовой стрелке: Анастасия Толстая (третья слева в третьем ряду) на балу дебютанток в Париже, 2003.

Екатерина Толстая на дне рождения Марии Сарандинаки во время съезда в Ясной Поляне, 2008.

Екатерина Толстая на дне рождения Марии Сарандинаки во время съезда в Ясной Поляне, 2008.

Я обозреваю вековой яснополянский парк из окна второго этажа маленького барского дома XVIII столетия. При Толстом тут были мастерские, а его дед Волконский управлял отсюда строительством хозяйского сорокадвухкомнатного дома. Дом тот не сохранился: был продан на своз еще в пору военной службы Льва Николаевича и острой потребности в деньгах.

Теперь в старом доме – администрация музея федерального значения. Здесь мы и беседуем с Катей Толстой об Англии. Ее дед по материнской линии, советский журналист-международник, политический обозреватель «Международной панорамы» Всеволод Шишковский, переехал туда по работе в 1986-м. Через некоторое время к нему отправили старшую внучку Настю. Мама Насти, Мария Толстая, осталась с новорожденной Катей в Москве, а потом металась между странами. Мария Всеволодовна и Владимир Ильич познакомились во время учебы на журфаке, на четвертом курсе поженились. Пока Толстой занимался развитием музея в Ясной Поляне, жена, сотрудница Госконцерта, организовывала первые гастроли мировых звезд уровня Патрисии Каас. В 1995-м Мария Всеволодовна и Владимир Ильич расстались. «А потом был очень серьезный разговор между мной, мамой и папой, – вспоминает Катя. – Они сказали: нужно решить, где я хочу жить. В России с папой или в Англии с мамой? Я выбрала сестру, сказала: «Хочу с Настей». Но каждое лето на все каникулы мы приезжали к папе. Могу сказать, что я папина дочка и меня всегда тянуло сюда».

Катя рассказывает, как была удивлена незнанием и непониманием русской художественной культуры англичанами. И потому решила поступать на истфак МГУ, о чем сообщила отцу на старый Новый год. Отец, сам выпускник журфака МГУ, сын профессора-филолога, заведующего кафедрой стилистики русского языка Ильи Владимировича Толстого, вернувшегося в СССР в 1945-м, в шестнадцать лет, был счастлив. Кате повезло попасть в самый последний вагон старого университета, до введения новомодного бакалавриата, застать легенд истфака вроде Ольги Сигизмундовны Поповой и Валерия Стефановича Турчина. Окончив университет, Катя работала экспертом в Реставрационном центре имени Грабаря. Затем курировала Турецко-российский фонд культуры. Привозила в Стамбул ансамбль Моисеева, устраивала Дни русской культуры, литературные и кинофестивали. Четыре года назад стала заместителем комиссара павильона России на Венецианской биеннале. Прапраправнучка Толстого – специалист по экспертизе живописи конца XIX – начала XX века.

В этом году Катя возглавила яснополянский театральный фестиваль «Толстой» и применила всю свою искусствоведческую оптику, чтобы сфокусироваться не только на творчестве и биографии писателя, но и на той культурной среде, что его окружала. Например, показать спектакли по пьесам, которые он читал. Всего к перезапуску фестиваля в сентябре подготовили два десятка постановок. В Ясную Поляну и Тулу приедут девятнадцать театров со всей России со спектаклями, созданными именно для «Толстого». Будут четыре спецпроекта – постановки худрука «Современника» Виктора Рыжакова, худрука Центра имени Мейерхольда Дмитрия Волкострелова и других важных фигур нашего театра. На тульском заводе Ростеха «Октава» пройдет инклюзивный спектакль «Сила слова». Летом провели первый детский спецпроект: маленькие жители деревни Ясная Поляна и дети сотрудников музея неделю гостили в усадьбе. По итогам сняли фильм, который покажут на фестивале. Будет и «Школа без звонков и домашки»: дети на сцене проживут один день как школьники времен Толстого.

Екатерина Александровна, Владимир Ильич, Андрей и Иван на съезде Толстых в Ясной Поляне, 2008.

Екатерина Александровна, Владимир Ильич, Андрей и Иван на съезде Толстых в Ясной Поляне, 2008.

За пять лет жизни Насти Толстой в России никто, кроме курьера «Озона», не удосужился даже спросить, что за фамилия такая знакомая.

Толстые, живущие за границей, встречаются с яснополянскими каждые два года начиная с 2000-го (исключение сделали только в прошлом ковидном). Как и многие хорошие дела по сохранению памяти Толстого, первый фамильный съезд провели при советской власти. В 1978-м попытались собрать со всего света еще живых внуков и правнуков по случаю стапятидесятилетия писателя. А потомки Толстого живут в США, Канаде, Франции, Италии, Бразилии, Уругвае, далее везде. Когда старшее поколение начало уходить, собирать большое семейство каждые два года взялся Владимир Ильич. Организовать встречу столь многочисленного клана – труд большой, но не тяжелый: Толстые дружат, корней не теряют. Взять Кьяру Альбертини, Толстую из Италии, подругу Насти и Кати. Кьяра решила поступить в Оксфорд, где училась Настя. В приемной комиссии ее спросили: «Зачем вам, итальянке, в английском университете учить русский?» Тогда Кьяра показала групповую фотографию с толстовского съезда, сказала: «Все эти люди – моя русская семья, и я хочу говорить с ними по-русски».

Толстые в США даже говорят по-дореволюционному, с теми же интонациями. В Нью-Йорке живет Татьяна Сарандинаки, общительная устроительница балов и аристократических встреч. Ее двоюродная сестра Соня Пенкрат долгое время работала в Vanity Fair. Ее брат Александр служит в Калифорнии дьяконом.

А вот, скажем, многие Толстые шведской ветви русского не знают, зато учредили собственный съезд потомков писателя. Он предусмотрительно проходит по нечетным годам, а яснополянский – по четным.

Теперь и сам Владимир Толстой понемногу передает дела детям. «Настя стала помогать мне с писательскими встречами и с новой школой литературной критики, – рассказывает Владимир Ильич. – Катя полностью взяла на себя кураторство театрального фестиваля. Иван, младший сын, занимается кино, создал здесь синематеку. Старший сын Андрей – спортивный журналист, надеюсь, будет расширять свою сферу деятельности. Всему свое время».

Двадцатипятилетний Андрей Толстой – выпускник факультета международной журналистики МГИМО, работает обозревателем на «Матч ТВ» и совсем по-мальчишески сейчас рассказывает, как в двенадцать лет его настигло осознание того, что он – член великой семьи. «В некотором смысле это крест. Где бы я ни был, с кем бы я ни был, что бы я ни делал, рано или поздно речь зайдет о Льве Толстом или Ясной Поляне. Я много знаю об истории семьи и охотно рассказываю о ней. Но всегда, конечно, есть куда расти, и я хочу знать еще больше».

Младший из потомков Толстых – двадцатидвухлетний Иван, розовощекий юноша в очках. Отвечает обстоятельно и без спешки, оказывается большим знатоком киносценариев, написанных по произведениям Льва Николаевича: Иван – свежеиспеченный выпускник ВГИКа. Он только что снял свой первый фильм «Быть Виктором Пелевиным. Кем-кем?», вместе с Фондом кино открыл в яснополянском Доме культуры кинотеатр и планирует с осени показывать по будням новинки проката, массовое и авторское кино, а по субботам собирается устраивать спецпрограммы. Естественно, первая тема – «Толстой и кинематограф».

На Иване: шелковая рубашка, DIOR MEN; хлопковые брюки, RALPH LAUREN. На Анастасии: шелковое платье, VALENTINO; кожаные босоножки, GUCCI. На Андрее: шелковая рубашка, DIOR MEN; шерстяные брюки, DOLCE & GABBANA; кожаные мюли, GUCCI. На Екатерине: хлопковое платье, VALENTINO; кожаные босоножки, PRINCIPE DI BOLOGNA.

На Иване: шелковая рубашка, DIOR MEN; хлопковые брюки, RALPH LAUREN. На Анастасии: шелковое платье, VALENTINO; кожаные босоножки, GUCCI. На Андрее: шелковая рубашка, DIOR MEN; шерстяные брюки, DOLCE & GABBANA; кожаные мюли, GUCCI. На Екатерине: хлопковое платье, VALENTINO; кожаные босоножки, PRINCIPE DI BOLOGNA.

Фото:ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЧИКОВ. СТИЛЬ: РАМИЛЬ МУСТАФАЕВ. PRINCIPE DI BOLOGNA. Прически и груминг: Анна Захожая/The Agent. Макияж: Savva/The Savva.com. Ассистент фотографа: Евгений Андреев/Kometa. Ассистенты стилиста: Анна Мурадян; Лиана Кеян. Ассистент парикмахера: Алена Скребнева. Ассистент визажиста: Татьяна Трушина. Продюсер: Надежда Бунда. Ассистент продюсера: Алиса Лапшина.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует