Открытое письмо Людмилы Борисовны Нарусовой дочери

Обещание всегда и везде стоять за Ксению стеной.
Открытое письмо Людмилы Борисовны Нарусовой дочери

Дорогая моя любимая доченька! 5 ноября – самый счастливый день в моей жизни и жизни твоего папы. Мы очень долго тебя ждали. И когда ночью папа вез меня в скорой помощи, мы очень боялись, что не успеем до разведения мостов, потому что роддом был на другой стороне Невы. В ту ночь пошел снег. И акушерка в машине сказала: «Девочка будет беленькая и светленькая». Я очень хорошо это запомнила, потому что так и получилось. Не только в том смысле, что ты родилась такой же блондинкой, как сейчас твой сын Платон. Ты светлая, светлая своей душевной организацией, хотя мало кто со мной согласится, потому что ты тщательно это скрываешь. Но я-то точно знаю.

И какая-то магическая вещь происходит. Вот как мы торопились и проскочили в последние две минуты перед разведением мостов, так и ты почему-то все время торопишься. Сначала торопилась стать взрослой и в двенадцать лет, когда меня не было, расшатывала мои каблуки, пользовалась помадой и прочими аксессуарами взрослой женщины, так и сейчас торопишься, пробуя себя во всем. Я, может быть, сбивчиво буду писать, доченька. Понимаю, ты демонстрируешь свою независимость – в которой виноваты мы, и я каюсь в этом. Мы так во многом тебя в детстве ограничивали. Главным образом потому, что жизнь твоего папы, мэра города, была под лупой, под прицелом телекамер. И мы все время говорили тебе: «Так нельзя», хотя это «нельзя» было искусственным запретом. Тебе хотелось баловаться, срывать уроки, пробовать то, что не разрешалось тебе как дочери мэра. Это давило, я прекрасно понимаю.

Когда папы не стало, ты принялась наверстывать упущенное. У меня впечатление, что ты делала все «на вред», как говорят дети. И выглядела совсем не как ребенок, которого призывали быть пай-девочкой, чтобы не подводить папу, не навредить его репутации. Ты наверстывала стремительно, быстро, неуклюже иногда, делая вещи, которые ну никак не укладывались в понятие общественной морали. И я знаю природу этого. Поэтому никоим образом не могу согласиться с теми, кто тебя осуждает. А когда мне говорят: «Как это вы такое вырастили?», я, конечно, не отвечаю, но внутренне очень горжусь.

Горжусь, потому что независимость, желание быть собой, не оглядываясь на то, что скажут, что подумают, идти своим путем – это отличительное свойство твоей личности. Я горжусь, что ты такая личность. Хотя, конечно, с точки зрения общественного мнения это может выглядеть совсем иначе.

Так вот, о том, как ты торопишься. С одной стороны, ты (не поставив меня в известность и не спросясь) пошла на телевидение, вела глуповатые программы «Блондинка в шоколаде», которой тебя до сих пор тыкают, и «Дом 2». С другой стороны, ты провела прекрасную кампанию, когда была кандидатом в президенты. Ну как это может совмещаться в одном человеке? Я помню, как лет в четырнадцать ты краснела до ушей, когда кто-то во дворе слал кого-то в жопу. Сейчас посылаешь по известным мочеполовым адресам публично в своем инстаграме, что вызывает взрыв негодования: «Как она так может?» Почему умная и светлая девочка, выросшая в интеллигентной петербургской семье, вдруг ругается матом? Я понимаю природу этого, доченька. И знаешь, я никогда не соглашусь с теми, кто тебя осуждает, хотя мне лично мат тоже не нравится. Но я принимаю, что ты одна знаешь, как нужно поступить.

И еще о гордости. Я очень рада, что ты состоялась. Состоялась как личность. И дело не только в образовании, не только в том, что ты читаешь много хороших книг, как мы приучили тебя в детстве. Ты снималась в кино, играла в спектаклях. Я уж не говорю о телеведущей Ксении Собчак. Ты пробуешь себя во всем. Ну, почти во всем – разве что в космос не полетела, к счастью. Но я тревожусь о том, куда тебя занесет в следующий раз.

«Свои хорошие качества ты пытаешься скрыть или завуалировать чем-нибудь эдаким».

Ты человек бескомпромиссный. Я помню один компромисс, и на него заставили тебя пойти мы с папой. В первом классе вас готовили к приему в октябрята, учительница говорила: «Вот, дети, вы будете внучата Ильича». – «Кто такой Ильич?» – «Ильич – это Владимир Ильич Ленин, основатель нашего государства». Девочка Ксения Собчак, единственная в классе, встала и сказала: «Я не буду вступать в октябрята, потому что у меня есть дедушка Борис (мой папа, которого ты очень любила), и я не хочу никакого другого дедушки». Конечно, мне пришлось объясняться с учительницей: как это так, в семье профессора, доцента, растет ребенок, который не знает, кто такой Ленин. Не этому мы тебя учили, каюсь. Я тогда очень порадовалась за тебя. При этом нам с папой пришлось сказать, что ты очень правильно поступаешь, не хочешь другого дедушки, но для того, чтобы учиться в школе и дальше в жизни, нужно совершать некоторые поступки. В том числе вступить в октябрята. Твою фотографию с октябрятской звездочкой я очень часто рассматриваю, думая о том, правильно ли мы сделали, толкнув тебя на первый компромисс. Но ты выросла и оказалась совершенно бескомпромиссной. И хорошо, что ни я, ни папа не смогли на это повлиять. Наверное, так и надо.

Ты человек обостренного чувства справедливости. В своем окружении, даже среди взрослых, серьезных людей, я не знаю человека, который бы обладал таким же. Ты это, как и другие свои хорошие качества, пытаешься скрыть или завуалировать чем-нибудь эдаким, но тут речь об основополагающем свойстве твоей личности. Желаю не расставаться с ним. И обещаю больше никакого давления не оказывать.

Еще я горжусь тем, что ты человек очень преданный. Преданный в дружбе. Преданный в любви. А когда любовь проходит, ты не врешь, не притворяешься, не пытаешься жить двойной жизнью, а честно идешь на разрыв. Хотя не всегда это бывает безболезненно. Взрослый человек тебе скажет, что нужно думать об окружающих. Но вот такая ты – не можешь врать, не хочешь врать о своих чувствах. Это я тоже очень уважаю и очень ценю в тебе как в человеке и как в женщине.

Вообще говорят, что родители, матери хотят видеть в дочери какие-то свои несбывшиеся чувства или поступки. Может быть. Но я хочу сказать, что ты поступаешь так, как я в твоем возрасте даже не могла мечтать. То есть, может быть, и хотела, но давила себя. Ты этого не делаешь. Ты идешь с открытым забралом, невзирая ни на что, не слушая никого.

В добрый путь, доченька. Я тебя очень люблю.

Читайте также:

Ксения Собчак — о том, что было, что будет, чем сердце успокоится

Ноябрьский номер Tatler и приложение Real Estate можно читать онлайн на смартфоне и планшете: скачайте приложение Tatler Russia в Google Play и App Store. Чтобы не пропускать новые номера журнала, подпишитесь сразу на год: вы будете получать уведомления о свежих выпусках и сможете просматривать архивные номера Tatler.

Купить журнал вы можете в супермаркетах и киосках, а также на сайтах «Азбука Вкуса», «Глобус Гурмэ», книжного магазина «Москва»«Самокат».

Смотрите видео Tatler и подписывайтесь на наш YouTube-канал

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА