1. Главная
  2. Герои
Герои

Новый светский тренд – принимать аскезы по любому поводу

Парадоксально, но факт — герои «Татлера» практикуют аскезу. Ольга Зарецкая сравнивает оригинальный московский тренд с тем, что в Сан-Франциско сейчас называют «дофаминовым голоданием».
реклама
№7 Июль 2021
Материал
из журнала
19 Июля 2021

«В прошлом году я узнала, что есть такие кармические вещи, за которые можно поторговаться, предложив взамен какую-нибудь аскезу. Что я, собственно, и сделала – прошлой осенью отказалась от алкоголя навсегда». Мы с Оксаной Лаврентьевой пьем лимонад в ее салоне «Белый сад», где мраморная облицовка и цветочные композиции недвусмысленно намекают, что торг здесь неуместен. Надо быть кармой, чтобы вступать с Оксаной в коммерческие отношения, вечность – вот уровень, а на меньшее коуч и единоличная руководительница бренда Ololol в последнее время не соглашается. Об аскезах Оксана много говорила в совместном эфире с Робертом Оксузяном, практикующим – цитирую официальный сайт – «научный подход к изучению феномена магии через психологию, квантовую физику и эзотерические практики». Он ювелир, друг Елены Летучей и семьи Мурада Османна, его парапсихологией и картами Таро интересуются писатель Ирина Оганова и бонвиван Татьяна Рогаченко – так что идеи падают в плодородную почву.

Чтобы взять аскезу, надо загадать желание, большое, хорошее. Этим аскеза отличается от диеты и банального «нельзя». Хранить мечту в секрете совсем необязательно, но в данном случае она настолько личная, что мы с Оксаной, обсудив подробности, договорились сохранить в этой части приватность. Желание настолько сильное, что одна она, боится, не справится. Оксана добавила к первой аскезе отказ от мата и курения (при том, что курила тридцать лет) – тоже навсегда. И к ней присоединились мама и муж, писатель Александр Цыпкин, тоже пообещавшие карме не пить, не курить и не ругаться.

реклама

Технология, как мне объяснила Оксана, такая: «навсегда» – очень сильное слово, но бывают и более легкие аскезы: на двадцать один день, на три месяца, на полгода. Большая аскеза – это серьезная торговля с кармой, маленькая – просто просьба. В любом случае соразмерно высвобождается некоторое количество энергии. Ты ведь перестаешь делать то, что для тебя очень важно и что тебя при этом разрушает. Вследствие неделания (то есть спорт, например, не аскеза) получается экономия энергии, которую можно пустить в правильное русло, и она приведет тебя к тому, что ты хочешь.

Оксана сама ведет тренинги и для популяризации идеи сообщила о своих аскезах инстаграму. «Теперь у меня директ завален жалобами: «Я взяла аскезу на снятие масочного режима – двадцать один день не пью кофе. Почему в мире ничего не меняется?!!» Не меняется потому, что цена не соответствует цели. Встретить любовь всей жизни, например, стоит не меньше года воздержания. Нельзя за один рубль купить яхту Абрамовича. Я взяла аскезу, которая должна глобально повлиять на мою судьбу. Вижу подвижки. Но я не ропщу, не гадаю «сбудется – не сбудется». Это вопрос веры – во-первых, в Бога. Во-вторых – в то, что ты делаешь. В январе, например, у нас совсем просели продажи. Я взяла аскезу от сладкого на двадцать один день – и план выполнился на сто пятьдесят процентов. Тогда мои сотрудники сказали: «Мы тоже возьмем аскезы на продажи!»

Ключевой момент заключается в том, что аскеза должна быть «экологичной», то есть желание не может включать имя конкретного человека, разве что близкого родственника. Ну и ограничение должно помогать, а не вредить здоровью. Вот, например, Оксана и ее дочь Алина брали аскезы на критику себя. Так можно. Желать автомобиль можно, а просить, чтобы конкретный человек тебе его подарил, – нельзя. Цыпкин взял аскезу от мата, хотя, по мнению любящей жены, «весь его бизнес, все его творчество строится на мате». Но площадная брань, как объяснила лучше меня разбирающаяся в тантре Оксана, очень вредна, это неуважение к чуду сексуальной жизни.

Мы все взрослые, казалось бы, люди, а аскезы напоминают педагогику младшего школьного возраста. Не очень, кстати, популярную в контексте современной повестки. Но все именно так: мы как дети – предлагаем карме хорошее поведение в обмен на свое желание. Лаврентьева, мать со стажем, согласна: «Детям интересно играть, а учатся они потому, что мы их заставляем и поощряем».

Эффективность школьных методик – вопрос спорный, но если двадцать один день не есть сладкое, а потом купить в Ladurée эклер, он встанет поперек горла, это факт. А абстиненция от морковного сока почему-то так не работает. И если у ребенка на двадцать один день отобрать «танчики», пообещав взамен что-то сверхъестественное, то зависимость, возможно, и пройдет.

«Встретить любовь всей жизни стоит не меньше года воздержания».

Тут надо оговориться, что аскезы не помогают от пресыщенности – там другая психология. Лаврентьева, окончившая во ВШЭ программу «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование», очень на этом настаивает: «У меня не было ощущения бессмысленности жизни, когда что-то или вообще все идет не так. Наоборот. А когда все чудесно, хочется починить мелкие неисправности. Я жила и получала удовольствие: обожала пить шампанское, обожала курить. И у меня никогда не было желания бросить. Бросала только один раз, когда Саша пожаловался, что у него аллергия на дым. И начала снова, как только выяснилось, что он меня немножко обманул. К тому же отказ от алкоголя и сигарет не сделал меня красивой газелью: я за несколько месяцев прибавила восемь килограммов, и анализы у меня сейчас такие, будто я алкоголик, – это значит, что печень чистится. С матом еще сложнее – мне иногда снятся сны, в которых я матерюсь. Но общее состояние до и после – как орангутанг в клетке и барышня XIX века. Никого не агитирую, но обратно не хочу».

На самом деле агитирует – Оксану, «женщину радикальных решений», в инстаграме внимательно слушает паства в количестве 373 000 человек. Услышала и жена ресторатора Ирина Зарькова, которая всегда после детоксов, когда надо еще долго соблюдать диету, срывалась даже под угрозой штрафа. «Мы осенью с племянницей спорили на большую сумму денег, слали друг другу фото своих завтраков, обедов и ужинов. Но даже деньги, как выяснилось, не стимулируют. Зато стимулирует аскеза. Я сформулировала желание и записала в заметках в телефоне сразу после того, как вернулась после детокса в X-Clinic. Удержалась от алкоголя, даже когда пришла к Марине Рудневой готовить пасту со сморчками, а она достала бутылку «Шато Петрюс» своего года рождения. Я сослалась на Великий пост, чтобы не объяснять про аскезу. Моему мужу очень понравилось, что я месяц просидела дома – когда не пьешь, практически не ешь и при этом занимаешься спортом, к вечеру сил передвигать ноги уже нет. Алкоголь ведь в нашей жизни является связующим звеном. Выпьешь – и глаз горит. Без него слушать разговоры крайне затруднительно. Борис практически не пьет. Он на двенадцать лет меня старше и говорит, что когда я дорасту до его возраста, в пятницу вечером тоже буду хотеть сидеть дома».

Месяц аскезы закончился, Ирина перед мероприятием «Друзей» в Сандунах встретилась с Мариной Рудневой в «Горыныче». Заказала стейк и бокал пино-нуар. Сказала своей аскезе: «Со смирением и благодарностью посвящаю заслуги от совершения исполнению своего желания». Еще раз повторила желание – и выпила. Ирина говорит, что желание потихоньку сбывается, но если процесс застопорится, значит, оно недооплачено – и надо брать новую аскезу. «В целом мне тема нравится – делаешь для себя что-то хорошее, а вся вселенная тебе помогает. Логично, что за все надо платить. Но аскезы на всю жизнь меня пугают. Страшно думать, что никогда не скажешь [матерное слово] ударившись головой о дерево. Или никогда не выпьешь бокал ледяного «Родерера».

Наталья Давыдова, основательница ЗОЖ-приложения Welps, – чемпион по аскезам. Она на этом сделала себе имя, а сейчас старается модное слово не употреблять – ее немного смущает магическая составляющая. Но с общим смыслом она согласна: «Я с собой, с детьми и с мужем как волшебница, у которой два посоха. Я пугаю вредом и вдохновляю пользой». Генеральный директор USM Иван Стрешинский от посохов жены похудел, если вы заметили, на пятьдесят килограммов. И при этом тридцать килограммов жира превратил в двадцать килограммов мышц. В потоке литературы по самосовершенствованию Наташин лидер – старинный Эрик Берн с его трансактным анализом личности. Если ты что-то убираешь, надо на это место положить что-то другое. «Обильный ужин заменяю прогулкой с детьми. Или еду кататься на мотоцикле, сажусь за руль ретрокара и испытываю удовольствие от переключения передач. Мои желания сбываются немедленно. А большое желание – успех моего фитнес-приложения – возможно, только если буду показывать пример своим телом. Для этого я иду на жертвы».

Мода на аскезы – абсолютно русское явление, мы достали слово из богословских трактатов и приспособили к своим нуждам. Получилось немножко язычество – в настоящей религии не принято вступать с Богом в товарно-денежные отношения. Но в эпоху синтеза всего на свете – тантры с буддизмом, поста с шаманизмом – аскезы отлично работают. Хотя бы потому, что требуют очень четкой формулировки запроса. А хорошо заданный вопрос уже содержит в себе ответ. Од­на наша героиня взяла аскезу двадцать один день не есть маленькие Milky Way из большого пакета. И даже такой крошечной жертвы хватило, чтобы зажечь искры в ее голубых глазах. Остальное сделала сногсшибательная внешность: на Патриарших средиземноморского происхождения папа положил ей на плечо руку в «ролексе» с просьбой обратить внимание на его сына в «майбахе». Она обратила. Запрос был на активацию личной жизни, как вы понимаете.

«Я вам устрою «токсовую клинику» – с бухлом, курением, матом и стриптизерами».

Нельзя сказать, что идея аскезы чужда тем, кто не говорит по-русски. Они просто предпочитают слово «челлендж». А единственный известный мне космополит, основатель телеграма Павел Дуров вообще никак это не называет, но практикует очень давно. В 2017-м, в свой тридцать третий день рождения он всех взбудоражил, назвав семь вещей, которые не употребляет: алкоголь, мясо, таблетки, никотин и наркотики, кофе (а также черный и зеленый чай и любые энергетики), сахар и телевизор. Через год он добавил к списку глютен, молочные продукты и фрукты, потом оставил только дикую рыбу, и так дошел до голодания. Зачем? Для увеличения продуктивности, укрепления силы воли и самодисциплины.

То ли Павел – трендсеттер, то ли мир дозрел, но самые главные сейчас идеи крутятся вокруг «убрать, прекратить, сократить». Видимо, нового так много, что надо освободить для него место в голове, организме и шкафу. Один из популярнейших челленджей – в чистом виде наша аскеза: на Netflix идет проект дуэта The Minimalists (на которых, кстати, подписана Катя Вербер) – они учат в первый день выкинуть из дома одну вещь, во второй – две, а всего проект рассчитан на месяц. Параллельно там же показывают документалку «Представьте, что вы в городе» о профессиональной жительнице Нью-Йорка Фран Лебовиц и ее маниакальной страсти к собирательству книг, ради которых она залезла в долги и купила квартиру больше прежней. Кто популярнее, не знаю – я почему-то на стороне Фран Лебовиц. Хотя листала самоучитель Дейва Бруно «Челлендж 100 вещей. Как я избавился практически от всего, переделал свою жизнь и спас душу».

Дарья Лисиченко, которая в декабре 2019 года дала зарок не покупать себе одежду, была предтечей московской истории с аскезами – слово это она не употребляла, но путь открыла. И путь оказался так плотно забит аскетами, что в прямом эфире Оксаны Лаврентьевой перед ними для равновесия обязательно должна была возникнуть Белоника с угрозами: «Я вам устрою «токсовую клинику» – с бухлом, курением, матом и стриптизерами!»

Увлечение аскезами среди героев «Татлера» возникло не на пустом месте. Мы, люди практические, так соединили свою привычку просить у Бога что-нибудь конкретное с очередным трендом из Силиконовой долины. В прошлом году там на смену микродозингу пришло дофаминовое голодание. Название придумал местный доктор Кэмерон Сепа, клинический профессор психиатрии в UC San Francisco. Он практикует когнитивную поведенческую терапию, которая хорошо лечит зависимости. Логика у него такая: «Если в течение некоторого времени не делать то, что дает большой выброс дофамина (особенно если речь о привычке), то мозг сам отлично перезагрузится». Гормон дофамин – это нейромедиатор, дающий сигнал счастья, когда в бардачке машины вдруг случайно нашлась шоколадка. Если шоколадок у тебя полный мешок и они сами на тебя набрасываются (а в современной attention economy – «экономике внимания» – клиента постоянно поддерживают в таком состоянии), счастье получается каким-то редуцированным.

Доктор Сепа прописывает дофаминовое голодание не на двадцать один день, не на год и не навсегда, а по чуть-чуть: от одного до четырех часов в конце дня, один выходной день, один уикэнд в квартал или одна неделя в год (последние два варианта подходят для небольших каникул). Отказываться надо от разрушающих вещей: игр в телефоне, ленты инстаграма, интернет-шопинга, чипсов, сладкого, сигарет. В общем, всего, за что мы хватаемся, когда сталкиваемся с неприятностями или дискомфортом. Когнитивнопо-веденческая терапия предполагает, что стресс надо переживать, не увиливать, иначе проблемы не решатся. Разогнанные микродозингом последователи Сепы расширили список запретного до вообще всего приятного, наложили табу даже на общение с близкими или прямой взгляд в глаза собеседнику.

Интервальное голодание, кстати, ария из той же оперы. Практикующие его сооснователь твиттера Джек Дорси и Илон Маск придерживаются мнения, что у организма слишком много желаний. И чем быстрее мы их удовлетворяем, тем быстрее возникают новые. Так мы увязаем в колесе «желание – дискомфорт – удовлетворение», и ни на что другое ресурсов уже не остается. Так что лучше научить организм притормаживать.

Кстати, идеи дофаминового и интервального голодания показались дельными русскому режиссеру Андрею Сергеевичу Кончаловскому. Он последнее время много рассуждает на тему «Как жить в кайф?», был у него пост и о том, как совладать со старостью. Прислушаемся. «Как правило, старость – это не возраст, а отсутствие желаний. Значит, чтобы быть молодым, надо иметь желания. А чтобы они возникли, нужно от чего-то отказаться... После дофаминового голодания мы испытываем больше радости от жизни. Для того чтобы иметь желания, надо почаще помещать себя в нежелательные и неудобные состояния. Ты ненавидишь ледяной душ, но заставляешь себя встать под холодную воду. Тебе хочется набить живот, а ты пропускаешь завтрак, обед и ужин». И дальше главное, что Андрей Кончаловский сказал о пути аскета посткарантинного образца: «Тебе хочется лежать – ты заставляешь себя идти».

Фото:КОЛЛАЖ: ОЛЕГ БОРОДИН. ФОТО: GETTYIMAGES.COM; АРХИВ TATLER

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует