Нас ждет новый интернет: психология с Алексеем Ситниковым

Коуч Алексей Ситников предсказывает, как в скором времени будут зарабатывать инфлюенсеры.
Нас ждет новый интернет психология с Алексеем Ситниковым

Рекламные контракты, коллаборации – это все, конечно, мило. Плохо, что собственно контент, который в поте лица создают и постят звезды инстаграма и ютьюба, оплачивается каким-то совершенно копеечным процентом. Ужас! Вот и создатель интернета сэр Тим Бёрнерс-Ли в 2019-м на тридцатилетии своего детища высказался: «Интернет, каким я себе его представлял, пока не появился. Будущее все еще гораздо больше прошлого». С 2004 года Тим – профессор Саутгемптонского университета и занимается там реализацией своей изначальной мечты – «семантического интернета», который он называет Solid. Мне подобная идея тоже интересна, я еще в 2000-м собрал группу разработчиков, которая придумывает «социальный интернет». И дело не в том, что мы мечтатели, – человечество вплотную столкнулось с неудобством оттого, что прошило свою жизнь неправильно и несправедливо устроенной сетью.

Изначально интернет создавался в рамках стратегической оборонной инициативы США. Задача была, насколько я понимаю, соединить проводами центры принятия решений в случае ядерной войны – правительство, министерства, ведомства, аналитические центры. Бёрнерс-Ли создал все эти протоколы HTTP, URL, которыми мы пользуемся до сих пор. И проблема в том, что интернет в таком виде – это гипертекст, в котором тексты (а картинки, музыка, видео для него – это тоже тексты) связаны между собой ссылками. Все хорошо, но в таком интернете нет человека, нет отношений людей. А бизнес и человеческий мир вообще – это отношения. Социальные сети притворяются человеко-ориентированными, но они, по сути, такое же хранилище данных. Те, кто создает интернет-продукты, не понимают, что такое социальная сеть, иначе они не называли бы «зафрендить» дружбой. Кто-то нажал кнопку, что он знает кого-то, – но ведь это не дружба. Дружба полимодальна, она предусматривает, что участники процесса в равной степени знакомы и взаимодействуют друг с другом. И редкие гивы в инстаграме, так же как и выборочные ответы инфлюенсеров на комментарии подписчиков, создают лишь иллюзию интерактива в сети, где важен исключительно контент. Который, как вы заметили, сейчас можно невозбранно репостить даже без ссылки на автора – об оплате труда создателя речи вообще не идет. У людей из индустрии моды недавно появилось моральное правило тегать в инстаграме всех, кто принимал участие в создании фотографии или видео, – это уже шаг в сторону настоящего, нового интернета. Но шаг этот – маленький. Интернет, в котором нет личностей, лихо игнорирует главные характеристики, которые нужны людям для отношений: доверие, мораль, ответственность, права. А главное, там нет ролей – того, что определяет поведение человека в реальной жизни. То есть тексты в таком интернете взаимодействуют (через гиперссылки и теги), а люди – нет. Есть взаимодействие IP-адресов, но оно безответственное: достаточно войти в сеть с другого компьютера, и тебя не найдет даже полиция с ордером на обыск.

Человеческий мир устроен совершенно не так, как современный интернет, в этом-то и проблема. Предположим, вы – мой деловой партнер и пришли ко мне в кабинет, а там огромная библиотека. Вы спросите: «Дадите почитать?» И то, что у вас есть право взять книгу, есть следствие наших с вами предыдущих отношений. Чтобы не испортить их, вы мне книгу вернете. А то, что сын может утащить книжку без спроса и бросить где попало, есть следствие того, что он мой ребенок. Те, кто видит библиотеку в окно, не имеют права ни спросить, ни взять. Это и есть мир людей в разных социальных ролях.

На Земле живут семь миллиардов, и они находятся друг с другом в пересекающихся системах отношений. В каждом своем действии они выступают в определенной роли, а ролей этих всего три-четыре десятка. Руководитель, участник, эксперт, автор, продавец, покупатель... Если собрать факты всех моих взаимодействий с другими людьми и указать, в какой я выступал роли, получится уникальный отпечаток моего пальца, точный и полный идентификатор меня в социальном мире. Назовем это Social ID. Осталось только привязать к нему биометрию, паспорт, счет в банке – и получится портрет личности.

А теперь посмотрим, как это будет работать в новом интернете. Допустим, Пол Маккартни написал песню Tomorrow. Авторские права у него. Он продал коммерческие права на эту песню Sony Music. Вы можете за семьдесят центов купить через iTunes право слушать песню – где угодно, не только на iTunes. Сам файл будет расшериваться в старом интернете по его правилам, но слушать можно будет только тому, кто заплатил. И то же касается фотографий для презентации, маркетинговых исследований, чужих идей. В новом интернете все будет кому-то принадлежать. Выкладывая фотографию в какую угодно сеть, хоть в мессенджер, вы обязаны будете вписать в структуру файла права доступа. Это – только любимому человеку. А это – тем, с кем мы вместе работаем. В современных соцсетях футболист Дзюба собрал миллионы просмотров своего интимного видео и ничего за это (кроме проблем) не получил, потому что файл ему не принадлежит.

В этом главное отличие нового интернета от старого – право на информацию обо мне и на капитализацию знания обо мне имею только я. И зарабатывать буду я, а не Instagram с YouTube. Google, Apple, все эти ребята сейчас делают деньги на неправильном устройстве интернета – они совершенно бесплатно собирают обо мне персональные данные и торгуют ими на рынке. А в правильно устроенной сети зарабатывать на использовании моих персональных данных должен я. Забудем об IP-адресе – телефон через встроенную в него камеру будет проверять, что я – это я, и давать мне смотреть только то, на что мне дали право за деньги или по настоящей дружбе.

Футболист Дзюба собрал миллионы просмотров и ничего не получил – потому что файл ему не принадлежит.

Еще проблема в том, что в нынешнем интернете неудобна совместная деятельность, нет финансовых инструментов. А в будущем мы сможем мгновенно создавать в интернете бизнесы. Вот, например, я придумал карманный велосипед. Покупаю в интернете (за деньги или за долю в компании) услуги разработчика, создателя бизнес-плана, маркетинговые исследования, патенты, 3D-дизайнера, завод, логистов, розницу, курьеров – и зарабатываю свой миллион долларов. И все эти люди будут вызывать у меня доверие, потому что я имею дело с их Social ID, в котором прописана история социальных взаимодействий. Мне это видится как игра, аналог виртуального казино, где внутренние инвестиции и расчеты происходят в криптовалюте – фишках, а налоги платятся, только когда деньги выводятся в реальную валюту. В этом казино ты рискуешь, торгуя своей компетенцией, продаешь свои таланты – все как в жизни. Только с гораздо большей степенью деловой ответственности, потому что любую попытку читерства или плагиата система будет распознавать и пресекать.

Если совсем размечтаться, то привидится офшор на острове, собственное интернет-государство с валидным (ведь все, включая доход, прозрачно) паспортом. Накопленное старым интернетом – включая систему тегов – должно рано или поздно перерасти во что-то, адекватное реальной системе человеческих отношений. Криптовалюты, феномен инфлюенсеров, платный контент, стриминговые сервисы – все это потихонечку расшатывает неправильно, финансово несправедливо сложившуюся систему. Интернет ведь похож на маркетплейс людей – и рано или поздно в него превратится.

Слушайте подкаст Tatler «Корона не жмет»

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: ИЛЛЮСТРАЦИЯ: АЛИСА ЮФА.