Кому доверить проект экспозиции вашей частной коллекции и строительство нового музея

Владелица бюро Museum Architect – выпускница академии Штиглица Юлия Алюшина – рассказала нам о том, как совмещает в проектах свой перфекционизм, смелый подход к делу и любовь к истории.
Кому доверить проект экспозиции вашей частной коллекции и строительство нового музея

«Нам важно, чтобы человек был в востороге от похода в музей», – уверенно рассказывает «Татлеру» Юлия Алюшина, основательница бюро Museum Architect. «Чтобы добиться этого результата, недостаточно разместить музейную коллекцию в витринах. Нужно использовать грамотные архитектурные решения, применять визуальные, мультимедийные средства».

И с визуальными, и с мультимедийными средствами в проектах Юлии все хорошо. Взять в пример хотя бы проект Музея христианской культуры в Санкт-Петербурге, где экспонаты словно порхают в воздухе, а инсталляция «Путь к христианству» и вовсе позволяет ощутить себя на лестнице между землей и небом. Или Музей письменности в Новгородском кремле с проекциями на тканях и экранами в виде ширм. Такие экспозиции современный человек, который привык воспринимать жизнь, не выпуская смартфона из рук, может рассматривать часами – нет никакого шанса заскучать. Спрашиваем, в чем разница между проектированием частных музеев и крупных федеральных объектов.

На Юлии Алюшиной – платье BELIK

Проект музея Христианской культуры в Санкт-Петербурге (создан Museum Architect)

«В этой среде ведется серьезный контроль – за ходом строительных и проектных работ, соблюдением жестких сроков. Но мне нравится, когда внешние факторы удерживают мою энергию и мои фантазии в строгих рамках. Талант в таких условиях становится только ярче – в процессе я чувствую себя живой как никогда».

Интересуемся, рады ли в Museum Architect сотрудничать с частными клиентами вроде героев «Татлера». «Мне нравится когда к нам обращаются частные коллекционеры», – отвечает Юлия. «Для меня важно, чтобы заказчик был открыт к новой для него информации – потому я и моя компания очень внимательно относимся к каждому клиенту и к каждому предмету в его коллекции. У всех собирателей искусства рано или поздно появляется желание показать его общественности. При этом, люди часто чувствуют неуверенность. Мне нравится вести совместную работу с ними – мы понимаем, какие вопросы их тревожат. «Оценят ли зрители то, что радовало лично меня много лет?», «Как представить коллекцию так, чтобы выставка была популярна?», «Как решить эти задачи разумными финансовыми средствами?». Мы сопровождаем заказчиков с первой встречи и до самого открытия выставки.».

Проект музея Христианской культуры в Санкт-Петербурге (создан Museum Architect)

Элементы экспозиции «Империя и Кавказ» в музее декоративного искусства в Москве (создана Museum Architect)

Своей командой Юлия по праву гордится: сейчас Museum Architect легко справляется с работой от стартовой до финальной стадии. «Мы берем на себя все – от концептуального проектирования и проработки мультимедийных решений до инженерии и реализации Работа над сложными объектами – такими как музеи и экспозиции – требует строгой координации процессов и ежедневного взаимодействия самых разных специалистов». Важная часть успеха бюро в том, что Юлия ­лично погружается в процесс. Все концептуальные и проектные решения компании разрабатываются только при ее личном участии.

К проектам за пределами России в Museum Architect тоже готовы – Юлия не боится нового и ценит, что за рубежом к концептуальным решениям «относятся более внимательно».

В будущее она смотрит открыто и с удовольствием. С «Татлером» основательница архитектурного бюро делится очень важным творческим планом. «Я бы хотела построить музей «Пропавшие без вести». В память о 17 миллионах советских граждан, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны. Мы уже подготовили проект – это будет зеркальное здание в чистом поле, без инфраструктуры. Символ исчезновения. Зеркальная поверхность будет отражать восходы и закаты. Она олицетворяет связь с небом, символизирует исчезнувшие души. Меня всегда волновала тема подвига, воспоминания ветеранов. Я хочу рассказать об этом миру». На данный момент Museum Architect находится в поиске инвесторов для того, чтобы воплотить важную идею Юлии в жизнь.

Ломаем голову над тем, где Юлия черпает энергию для трудовых подвигов и творческих экспериментов. Ответ удивительный – все там же, в работе. «Я чувствую себя лучше всего, когда вокруг меня происходит бурная деятельность. Сотрудники проектируют, заказчики звонят с вопросами вроде «Вы не забыли про серебряную ложечку Петра I?» А чего стоят эти сообщения в вотсапе! «Кинжалы на месте», «Еще 15 глиняных горшков и два народных костюма». Пожалуй, я как главный редактор модного журнала из одного известного фильма. Она довольна, только когда все вокруг сходят с ума. Вот и мне работы всегда недостаточно».

Проект музея «Пропавшие без вести»

На Юлии Алюшиной – платье BELIK