1. Главная
  2. Герои
Герои

Мемуары главных лиц Condé Nast, которые вам стоит прочитать

Издательский дом Condé Nast знаменит не только журналами Vogue, Tatler, Vanity Fair, GQ, Glamour, AD и CN Traveller, но и людьми, которые их создают. Сотрудников глянца любят демонизировать или романтизировать – кажется, вся их жизнь состоит из приемов, подарков и шампанского. Собрали для вас список автобиографий самых известных и обсуждаемых редакторов Condé Nast, чтобы вы узнали все об изнанке глянцевого мира и наконец-то выяснили, действительно ли дьявол носит Prada.
реклама
17 Февраля 2021

Диана Вриланд, D.V.

«Нет нужды рождаться красивой, чтобы быть дьявольски привлекательной»

Автобиографию бывшего главного редактора американского Vogue Дианы Вриланд нужно обязательно читать вместе с блокнотом и выписывать все остроумные цитаты, они «и в пир, и в мир» – и в умном разговоре вставить, и фотографию в инстаграме подписать. «Только русские понимают толк в настоящей роскоши». «Элегантность – это отказ от чего-либо». «Мир без леопарда – кто бы захотел в нем жить?!». «Переизбыток хорошего вкуса — это так скучно». Внук Дианы издал целую книгу «вриландизмов» под названием Bon Mots.

Вриланд была одной из тех немногочисленных женщин, которые в первой половине двадцатого века решились сделать моду своей профессией. У нее был магазин нижнего белья в Нью-Йорке, среди покупательниц значились актрисы, светские дамы и даже Уоллис Симпсон (жена отрекшегося от престола короля Великобритании Эдуарда VIII). Но работу в глянце ей принес не успешный бизнес, а танцы и платье Chanel: на одной из вечеринок ее заметила редактор Harpers’s Bazaar и предложила вести колонку. У Дианы не было нужного опыта, но было отличное чувство юмора и свой стиль, а это в модной индустрии всегда ценилось больше.

В 1962 году она пришла в Vogue на должность младшего редактора, а уже через год стала главным редактором. Следующие восемь лет Вриланд покоряла читателей своей неординарностью и смелыми идеями. Диана славилась дурным характером и сшибающей с ног откровенностью, она дружила с Кристобалем Баленсиагой и Сесилом Битоном, обожала мадмуазель Шанель, недолюбливала Александра Либермана, давала советы Жаклин Кеннеди и открыла широкой публике Эди Седжвик, Верушку и Твигги.

Диана довольно рано осознала, что не была красавицей в классическом понимании этого слова. В воспоминаниях она пишет, что мать, внешность которой была безупречна, считала ее «уродливым маленьким монстром». При этом ей удалось стать женщиной, которая, заходя в комнату, затмевала всех остальных. В основе ее успеха был интеллект и смелость быть собой. Вриланд не только придумала фразу: «Нет нужды рождаться красивой, чтобы быть дьявольски привлекательной», но своим примером доказала, что это правда.

реклама

Грейс Коддингтон, «Grace. Автобиография»

«Влиятельные друзья оказываются гораздо полезнее пудры и помады»

Узнаваемая копна рыжих волос, бледная кожа и большие глаза – Грейс Коддингтон называют «английской музой американской моды». Легендарная стилистка и бывший креативный директор Vogue US почти единственная, у кого хватало смелости спорить с еще более легендарной Анной Винтур (главный редактор Vogue US и прототип Миранды Пристли из «Дьявол носит Prada»). Грейс — решительный противник интервью и на вопросы журналистов отвечает нечасто, тем интересней читать ее автобиографию. Детство Коддингтон прошло в Северном Уэльсе в истинно викторианской атмосфере – ее мать управляла семейным отелем, который ей даже не принадлежал, так как все имущество передавалось по мужской линии. Книгам Грейс предпочитала комиксы и глянцевые журналы. Ей нравились яркие картинки и фотографии красивых вещей. Однажды, увидев объявление в Vogue, она вырезала купон для участия в конкурсе моделей и уехала в Лондон. Оказалось, фантазии не имели ничего общего с реальностью, но об этом у Грейс получилось написать откровенно и остроумно: «Даже если ты прекрасно экипирована, часто бывает, что влиятельные друзья оказываются гораздо полезнее пудры и помады».

Коддингтон откровенно рассказывает о своих потерях: смерти отца и старшей сестры, о том, как преодолевала трудности и строила карьеру. Когда к Грейс пришел первый успех в модельном бизнесе, она попала в страшную автокатастрофу и сильно повредила глаз. Пять пластических операций спустя ей все еще приходилось прятать шрамы за большими темными очками, которые она ненавидит до сих пор. Последствия автокатастрофы в итоге заставили ее сменить профессию, а потом и место жительства: Европу Коддингтон променяла на Нью-Йорк. В книге много внимания уделяется непростым отношениям c Анной Винтур и творческому процессу в глянце. Грейс рассказывает о своих «любимицах» – знаменитых моделях – и их несносных характерах: Наташа Водянова «постоянно рожает детей», Дарья Вербова «терпеть не может фэшн-съемки», Линда Евангелиста произносит знаменитую фразу «Меньше чем за десять тысяч долларов я даже с постели не встану». При этом Коддингтом признается, что, отбирая моделей для американского Vogue, она ищет именно характеры, а не хорошенькую внешность. Для многих Грейс стала феей-крестной, которая подарила билет в мир большого глянца и высокой моды. После 28 лет в американском Vogue Коддингтон ушла в вольное плаванье, оставив за собой должность «приглашенного креативного директора», и занялась сторонними проектами: придумала рекламную кампанию Legendary Style для Tiffany & Co, создала собственный аромат для Comme des Garçons и сделала коллаборацию с Louis Vuitton, в которой увековечила своих кошек Пампкин и Бланкет на клатчах и пижамах, а еще запустила собственное ток-шоу Face to Grace. Все что делает эта женщина, приобретает статус легендарного. Грейс вполне бы могла назвать свою книгу «Как стать незаменимой», так как ей удалось написать универсальное пособие по миру моды.

Тина Браун, The Vanity Fair Diaries: 1983–1992

«Все в Нью-Йорке построено на самопиаре»

Тина Браун – еще одна англичанка, которая покорила американский глянец. В 25 лет она стала главным редактором британского Tatler и буквально вдохнула в него новую жизнь, превратив умирающее издание в современный острый глянцевый журнал с большими тиражами. Также она написала биографию принцессы Дианы The Diana Chronicles, ставшую бестселлером. В 1983 году Тина переехала в Нью-Йорк, чтобы занять редакторское кресло журнала Vanity Fair. Восьмидесятые для американского глянца, как для России гламурные нулевые – период избыточности, роскоши и блесток. И на фоне этой неспокойной и бурной эпохи Браун рассказывает о своем пути в глянцевой журналистике. The Vanity Fair Diaries это отредактированный и дополненный дневник. Тина Браун из двухтысячных изучает, сочувствует и критикует себя же образца восьмидесятых. Получилось очень занимательное и во многом терапевтическое чтиво. От страницы к странице Браун обретает уверенность в себе и избавляется от «комплекса самозванца», хотя сложно поверить, что такая успешная женщина могла сомневаться в собственной компетентности. Читателю эпохи #MeToo будет интересно следить за развитием карьеры женщины-редактора в 1980-х годах. Браун много пишет о том, как конкуренты и коллеги-мужчины обесценивали ее достижения, что сильно влияло на самооценку и зарплату – даже когда под ее руководством журнал Vanity Fair стал коммерчески успешным, она стеснялась попросить повышения. К этому можно добавить чувство вины перед мужем и детьми за то, что много работала и не была идеальной женой и матерью. У Тины Браун получилась книга про блестящую эпоху и обычную англичанку, которая оказывается на шикарных вечеринках с самыми сливками американского политического и светского общества. Вишенкой на торте будут подробности редакционных будней: подковерная борьба и истории создания самых знаменитых съемок Vanity Fair 1980-х (таких как обложка с голой и беременной Деми Мур).

Николас Колридж, The Glossy Years

«Быть скучным – смертный грех»

Сложно определить, какой из титулов Николаса Колдриджа заслуживает быть на первом месте: кавалер ордена Британской империи, почетный директор Музея Виктории и Альберта, а еще крестный отец Кары Делевинь и автор нескольких романов и нон-фикшн книг, ставших бестселлерами. При этом Колридж почти 30 лет проработал в Condé Nast: в 2017 году он сложил с себя полномочия президента Condé Nast International и управляющего директора британского Condé Nast. Неудивительно, что издательство Penguin предложило ему написать автобиографию – о таком человеке хочется узнать все. The Glossy Years – квинтэссенция «английскости» и эксклюзивности, это истории про Итон и Кембридж, изнанку глянцевого мира и светское общество, сдобренные качественными сплетнями. Николас Колридж, конечно, имеет непростое происхождение: он потомок известного в Англии поэта эпохи романтизма, а его отец был членом совета директоров банка Lloyds. Получив блестящее образование (большая часть политической элиты Англии, включая нынешнего премьер-министра Бориса Джонсона – выпускники Итона), Колридж выбрал карьеру журналиста. Под обаяние глянца он попал, когда ему было шестнадцать: Николас болел и от нечего делать взял мамин журнал Harpers & Queen, именно в этом журнале Колридж в будущем будет стажироваться и писать свои первые статьи. В двадцать два он начал работать редактором в Tatler. Его собеседование с главредом издания Тиной Браун, которое проходило после одной из громких светских вечеринок, было феноменальным: Браун показала Колриджу снимки с мероприятия и попросила назвать людей на фото. Оказалось, Николас не только знал всех гостей, но и сам был среди приглашенных. В наши дни Колридж продолжает вести богемный образ жизни, соревноваться с Ральфом Лореном и Джейкобом Ротшильдом за мебельные лоты на аукционах и писать хорошие книги. Если The Glossy Years вам покажется мало, рекомендуем прочитать раннюю книгу Колриджа The Fashion Conspiracy. Порция инсайдов, сплетен и искрометных цитат от ведущих представителей модной индустрии доставит вам массу удовольствий.

Александра Шульман, Inside Vogue. A Diary Of My 100th Year

«Я не могу говорить от своего имени, я голос Vogue».

Один год из жизни британского Vogue и его редактора Александры Шульман – в этой книге будни глянцевых журналистов куда более прозаичны, чем это принято показывать в подобных автобиографиях. Минимум клише – ни рек шампанского, ни встреч с щедрыми рекламодателями и заискивающими дизайнерами – зато много ежедневной кропотливой работы по подготовке юбилейного сотого номера английского Vogue с Кейт Миддлтон на обложке. Inside Vogue. A Diary Of My 100th Year – книга в первую очередь про ДНК бренда Vogue и немного про эмоциональное выгорание. Создание журнала – большая работа, и делать ее качественно, из месяца в месяц придумывая что-то новое и привлекая ведущих фотографов, стилистов, дизайнеров, моделей и героев, тяжело и эмоционально, и физически. Александра Шульман проработала в Condé Nast 35 лет, она начала карьеру в Tatler в 1982 году, а затем 25 лет занимала кресло главного редактора Vogue. Но после выхода юбилейного номера, который сопровождался выставкой фотографий из архивов Vogue в Национальной портретной галерее в Лондоне и съемками документального фильма BBC, легендарный редактор объявила о решении покинуть издание. Наравне с дизайнерами, фотографами и редакцией, одним из главных персонажей книги является водонагревательный бойлер – эти особые отношения, понятные каждому жителю Лондона, добавляют особой пикантности дневнику Шульман. В одно мгновение она превращается из влиятельного главного редактора в обычную женщину, которая должна справляться со сломанной бытовой техникой, ролью работающей мамы, и собственными переживаниями на счет неидеальной внешности. Александра остроумно стравливает мир высокой моды и бытовых проблем. Какую роль должны занимать глянцевые журналы, в мире, где девушки по-прежнему хотят мечтать, но уже отказываются терять себя в постоянной погоне за недостижимым идеалом? На этот вопрос Шульман пытается ответить и себе, и читателям.

Андре Леон Тэлли, The Chiffon Trenches: A Memoir

«Я стал старым, толстым и недостаточно крутым для Vogue»

На волне движения Black Lives Matter мемуары бывшего креативного директора Vogue US поступили в продажу раньше назначенного срока. Книга The Chiffon Trenches: A Memoir – это увлекательный рассказ о том, как бедный темнокожий мальчик из Северной Каролины стал апологетом гламура и правой рукой всесильной Анны Винтур. Семидесятиоднолетнему Андре Леону Тэлли очень повезло, ему есть что вспомнить в жизни. Он начал свою карьеру ассистентом Дианы Вриланд в Нью-Йоркском Метрополитен-музее: именно она привила ему любовь к роскоши, меху и шикарной обуви. Потом Телли работал под руководством художника Энди Уорхола в журнале Interview, а ночи проводил в «Студии 54» – культовом манхэттенском клубе, постоянными посетителями которого были Дайана Росс, Мик Джаггер, Кельвин Кляйн, Михаил Барышников и все-все-все, кто был кем-то в светской жизни Нью-Йорка 70-х. Но несмотря на то, что жизнь Телли была заполнена знаменитыми людьми и знаменательными событиями, он не смог противостоять искушению и построил свои мемуары на конфликте с медийной Анной Винтур. Телли стал еще одним подчиненным главного редактора Vogue US, который написал о ней много не самых приятных вещей.

Андре Леон Тэлли и Анна Винтур работали и дружили на протяжении десятилетий, начиная с 1983 года, когда Андре пришел в Vogue. За это время накопилось множество больших и маленьких обид и все они нашли отражение в мемуарах: Телли припомнил все. Винтур не признавала его талант и никогда не хвалила, она не относилась серьезно к его переживаниям насчет отсутствия расового разнообразия в Vogue в 1984 году и заставляла худеть (Андре признается, что после смерти бабушки, которая его вырастила и заменила родителей, он стал «зависим от еды»). Андре Леон Телли уделяет много внимания эксцентричным привычкам Анны, которые людям не из модной индустрии кажутся обычным сумасбродством (возможно, так оно и есть, но среди знаменитых дизайнеров, моделей и журналистов такие «странности» распространенное явление). Например, Винтур любит, чтобы встречи занимали не больше 8 минут и может уйти из ресторана еще до того, как принесут закуски, она вообще считает, что еда – это совсем не обязательная часть обеда. Вместе с тем Тэлли не забывает упомянуть, что Винтур (а если точнее, то издательский дом Condé Nast) оплачивала для него абонементы в спортзал и поездки в реабилитационные центры, помогла получить беспроцентный кредит, чтобы он смог выкупить дом своей бабушки, а еще регулярно приглашала на семейные праздники. Тэлли называет свои мемуары «любовным письмом к Анне», но это тот случай, когда от признания в любви становится страшно. Андре Леон Тэлли – человек большого таланта, он на протяжении многих лет был самым ярким и одним из самых влиятельных персонажей модной индустрии США и всего остального мира. В мемуарах он откровенно пишет не только о знаменитых друзьях и восхождении по карьерной лестнице, но и о темных страницах своей жизни. Телли впервые рассказывает о сексуальном насилии, пережитом в детстве, и о том, как оно повлияло на все его последующие романтические отношения. Другим серьезным ударом для Андре Леон Тэлли стало расставание с Vogue. На страницах книги он пытается разобраться в том, как остаться востребованным в модной индустрии, и противопоставляет свой опыт и экспертизу популярности новых YouTube-звезд. Тэлли — представитель того поколения, которое еще помнит эпоху гламура и неприкрытой роскоши, когда никто не задумывался об умеренном потреблении, экологичности и ответственной торговле – это его главный недостаток и достоинство одновременно.

Фото:Gettyimages.com;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует