Герои

Лиза Янковская: «В идеале мне хочется быть человеком, у которого даже телефона нет»

Интеллигентная и скромная Лиза Янковская дебютирует в кино и в глянце.
реклама
6 Сентября 2018
Елена Смолина

«Я первый раз в жизни даю интервью», – говорит Лиза. Поверить в это, конечно, сложно. Какой выдержкой должна обладать внучка Олега Янковского и дочь Филиппа Янковского и Оксаны Фандеры, чтобы сохранить медийную невинность вплоть до выпускного в ГИТИСе? Но, глядя на то, как девушка нервничает, понимаешь: все правда.

Мы встречаемся в кафе напротив МХТ, где она репетирует с Юрием Бутусовым, – к счастью, не в 9:00, как договаривались изначально, с трудом найдя окно в ее графике, а все-таки в полдень. То, что я пока о Лизе знаю, укладывается в определение «тяжелый пассажир»: на Балу дебютанток «Татлера» не танцевала, на съемке попросила обойтись без макияжа, про личное разговаривать не будет. По моему опыту, с такими людьми всегда бывает сложно. Но сейчас напротив меня под вешалкой с чужими куртками сидит просто сильно волнующаяся интеллигентная девушка, с голосом одновременно низким и детским – по выражению одного режиссера, у которого она недавно была на пробах. Еще у Лизы удивительное лицо. Дело даже не в том, на кого она похожа (на деда и отца, а когда улыбается – на маму). А в том, что в этом лице есть какая-то подлинность, обещание упрямства. Чуть опущенные уголки губ, острый подбородок, как будто кисточкой выведенные брови, нужные, чтобы отчеркнуть главное – зеленые широко поставленные глаза. Странное сочетание: печальная Мадонна Филиппо Липпи в сером лонгсливе, черных брюках и мужских ботинках.

«Я отказывалась от интервью, съемок, от всего, потому что училась, – говорит Лиза. – Просто повода не было. Еще с моей фамилией это же очень просто – я могла интервью, наверное, с детства давать. Я стараюсь серьезно относиться к профессии, которой хочу заниматься, и мне кажется, что интервью имеет смысл давать исключительно по работе, когда есть какой-то повод. Просто так, чтобы светить лицом, мне неинтересно, меня это очень пугает, я знаю, что перестану себя уважать, если буду так делать. Меня так воспитали. Хотя сейчас, наверное, пройду этот нервный период и подуспокоюсь».

Актриса Елизавета Янковская в Ботаническом саду. Костюм из полиэстера и вискозы, LIUJO; шерстяная водолазка, LUISA CERANO; шерстяное пальто, DIEGO M; кожаные сапоги, DIOR.

Актриса Елизавета Янковская в Ботаническом саду. Костюм из полиэстера и вискозы, LIUJO; шерстяная водолазка, LUISA CERANO; шерстяное пальто, DIEGO M; кожаные сапоги, DIOR.

реклама

Нервный период у Янковской, правда, только начинается. Шестого сентября в прокате стартует «История одного назначения», Лизин кинодебют. А уже седьмого она выйдет на сцену МХТ в бутусовском спектакле «Человек из рыбы». Совсем не светить лицом после этого уже не получится. «Выпустилась, называется, из института», – смеется Лиза.

В «Истории одного назначения», снятой Авдотьей Смирновой, Лиза сыграла Танечку Берс – Татьяну Андреевну Берс-Кузминскую, младшую сестру Софьи Андреевны Толстой, которая во многом вдохновила писателя на образ Наташи Ростовой. Действие фильма происходит в 1866-м, когда Софья Андреевна со Львом Николаевичем еще жили душа в душу, а Таня была влюблена в брата писателя, Сергея Николаевича. Лизина роль – собирательный образ Тани Берс, Наташи Ростовой и Китти. Со всех точек зрения правильный, точный дебют.

«Самое смешное, что я же сначала отказалась. Авдотья Андреевна мне позвонила, и я практически сразу сказала: «Нет, спасибо большое, я не смогу». У меня своеобразный характер, – смеется Янковская. – Я ничего сначала не поняла про этот сценарий. Я по любому поводу сразу начинаю нервничать, не могу понять, нужно мне это или не нужно. В тот период много всего предлагали, а у меня сессия в институте, экзамены каждый день... У меня просто ехала крыша, и я механически от всего отказывалась. Кто-то звонил, я отвечала: «Да, да, спасибо вам большое, увидимся через три года». Авдотья Андреевна до сих пор мне припоминает – она тогда возмутилась: «Так, стоп, вы что, даже поговорить со мной не хотите?» Тогда мы с ней поговорили по телефону. Потом мне позвонила Ира Горбачёва, которая в итоге сыграла Софью Андреевну и которая меня и посоветовала Авдотье Андреевне, и они вдвоем меня обработали».

«В идеале мне хочется быть человеком, у которого даже телефона нет».

Янковская не снималась, пока училась. А училась она долго, шесть лет: после двух курсов в Школе-студии МХАТ Лиза ушла в ГИТИС на режиссерский – и все начала заново. Янковская, несмотря на кинематографическое происхождение, говорит, что именно на съемках «Истории одного назначения» изнутри узнала, что такое кино. «Мне все было в новинку – камера, микрофон, кинокорм. Меня восхищало абсолютно все. В Ясной Поляне сниматься – это, конечно, очень странное ощущение. Нам устроили экскурсию по всем толстовским местам. На меня самое большое впечатление произвела его могила, я никогда такой не видела. Простой холмик в лесу, к которому ведет тропинка, – ни креста, ни памятника, маленький заборчик, и все. Мы там постояли какой-то частью съемочной группы. Наверное, разрешения просили».

Готовясь к роли, Лиза не только перечитывала Толстого («он вообще мой любимый писатель, я читала у него все, но поскребла и нашла то, что не читала»). Изучала книги ведущего специалиста по Льву Николаевичу Павла Басинского, воспоминания своей героини Татьяны Кузминской. Потом, заручившись поддержкой подруги и однокурсницы Муси Тотибадзе, Янковская решила вжиться в роль по Станиславскому. «Мы поехали в Питер. Купили веера, арендовали карету и ездили по городу, махали прохожим. Мне хотелось просто почувствовать, каково это. Люди оглядывались, а мы сидим в карете с шампанским, которое незаконно туда протащили».

Кадр из фильма «История одного назначения», 2018.

Кадр из фильма «История одного назначения», 2018.

Это чисто театральное хулиганство почему-то вяжется с образами Лизы и Муси. Настолько, насколько не вяжутся с ними фотографии на пресс-воллах или, скажем, реклама косметики в инстаграме. Красные дорожки (без которых, если ты актриса, совсем обойтись не получится) Лизу тоже напрягают. На «Кинотавр», где показывали «Историю одного назначения», она не поехала из-за выпускных спектаклей в ГИТИСе и репетиций в МХТ. Чувствуется, как она рада, что эти спектакли и репетиции были. «Когда-нибудь, наверное, поеду, но пока там и без меня прекрасно обошлись, – признается Лиза. – Я же ездила все детство на «Кинотавр», помню, как мы там бегали с другими детьми.

А во взрослом состоянии я пока не готова. Выйти на ковровую дорожку – один из моих самых страшных кошмаров. Я понимаю, что придется, но пока оттягиваю. Когда нужно будет, пойду с валерьянкой в сумочке». Спрашиваю, не хотелось бы ей в таком случае окружить себя специально обученными людьми, чтобы не слишком налегать на валерьянку? Лиза смеется и как будто даже оправдывается: «Да, неплохо бы. В идеале мне хочется быть человеком, у которого даже телефона нет. Круто было бы, чтобы это все как-то без меня происходило. Наверное, я просто социопат. Но это никаким образом не отражается на работе. Мне легко выходить на сцену. Играть легко, а вот все, что вокруг этого, – сложно».

Шерстяные жакет и юбка, хлопковый топ, кожаные сапоги, все DIOR.

Шерстяные жакет и юбка, хлопковый топ, кожаные сапоги, все DIOR.

На сцене Янковская – очень смешная. У сверхкрасивых актрис вообще бывает непреодолимая склонность к комедии. Янковская играет строгую женщину-милиционера в спектакле «YouTube / В полиции» Григория Добрыгина в театре «Практика». Берлинскую панкушку в рваных колготках в гитисовском «Дожде в Нойкельне». Включается в хореографический трип в еще одном спектакле «Практики» – «Гипнос». Лучше всего она демонстрирует на сцене deadpan humour: подать самую смешную реплику с самым каменным лицом Лиза может не хуже Стива Карелла.

В детстве Янковская не понимала, почему к ней относятся предвзято. «В школе меня дразнили. Я все время дралась, била мальчиков, потому что меня обижали. Я вообще не понимала почему. Училась в самой обычной школе во дворе, потом уже поступила в киношколу, брат Ваня там учился. Меня, правда, отчислили – за хамство, – тут Лиза смеется. – Я потом долго где-то работала, чтобы меня простили и восстановили. В общем, я толком не знала, за что меня дразнят, просто сразу била в ответ».

Конечно, она смотрела все фильмы деда. «Самая любимая его работа у меня – «Полеты во сне и наяву», раз двадцать смотрела. Как он работал, я не знаю. Кроме профессиональных секретов есть же просто этика – как он общался с людьми, как вел себя на репетициях. Я очень долго мучила разных людей, пытаясь узнать, как он репетировал. Что он делал? Нет ответа. Просто сидел в кабинете, вот так, с листочком текста. И все. Хотя даже если бы я узнала, как он делал то, что делал, я бы не рассказала»

С братом Иваном, 2018.

С братом Иваном, 2018.

Интерес, который вызывает у посторонних жизнь ее семьи, а теперь и ее личная жизнь, плохо сочетается с Лизиной закрытостью. Каждый, кто в состоянии подключиться к вайфаю, обнаружит, что, судя по соцсетям и публикациям разной степени убедительности, Лиза несколько лет встречалась с Александром Палем, а сейчас – с Данилой Ипполитовым, продюсером, сыном Авдотьи Смирновой и искусствоведа Аркадия Ипполитова. Повлиять на то, что людей интересует личное, Лиза не может, но сама удовлетворять этот интерес не желает. «Я просто не буду отвечать на эти вопросы, и все. А если что-то будут писать – это же неизбежно. Можно с ума сойти, если все время париться по этому поводу. Меня с детства преследует такое количество слухов, что обращать на это внимание просто глупо. Говорили, что я в институт, например, поступила по блату. С одной стороны, желание доказать всем, что это не так, можно использовать, чтобы расти над собой. С другой, это тоже немного мещанская мотивация – если это единственное, что тебя толкает вперед. У меня был сложный период, когда я поступала в институт. Я все время стояла отдельно от всех. То есть стояла в сторонке, а другие ребята на меня так поглядывали. Я переживала по этому поводу, все время чувствовала какой-то груз ответственности: что я обязательно должна кому-то что-то доказать. Но я это прошла и успокоилась. Мне просто очень интересно то, что я делаю. А дальше люди могут говорить все что угодно».

Соцсетями Янковская, правда, пользуется – у нее сдержанный, но не социопатичный инстаграм. «Хотя я считаю, что идеальный инстаграм – у Паулины Андреевой, у нее там семь фотографий, – смеется Лиза. – Один очень влиятельный человек, не буду называть его фамилию, сказал, что я смогу сделать себе карьеру, только если буду вести правильный инстаграм. Что есть определенная политика, которой нужно придерживаться, и только тогда ты будешь интересен людям. Мы поспорили с этим человеком, что пять лет я абсолютно ничего не буду делать специального через инстаграм, буду просто продолжать выкладывать какие-то свои фотографии и все равно стану актрисой. Еще каждый месяц я делаю прочистку сознания: удаляю все приложения с телефона на две недели».

«В школе я все время дралась. не знала, за что дразнят, просто сразу била в ответ».

И все-таки – что она будет делать в сентябре, когда в связи с премьерами фильма и спектакля придется выйти из подполья? Во что станет одеваться, куда ходить? «Любой публичный выход имеет смысл, только если он связан с работой. Мне все это доставляет огромный стресс, и я хочу понимать, зачем себя ему подвергать. А одежду я, кстати, очень люблю. Сейчас, правда, из-за постоянных спектаклей и репетиций в основном хожу в чем-то, что можно быстро снять, – Лиза опять смеется. – Как-то так получается, что я покупаю одежду в Петербурге. Мне нравится и ДЛТ, и Au Pont Rouge – очень красивый магазин. У меня много маминых вещей, я все время у нее что-то таскаю: винтажные платья, рубашки – у нас один размер, и мне нравится все, что она носит».

Уже прощаясь, спрашиваю, есть ли карьера, которую она считает идеальной. Хотя уже знаю ответ. «Карьера Дэниела Дей-Льюиса, конечно, – говорит Янковская. – Он за всю свою жизнь, по-моему, интервью пять-шесть дал. Работает сапожником, делает обувь. Снимается в фильмах раз в пять лет, и от него невозможно оторвать глаз».

С отцом Филиппом Янковским, мамой Оксаной Фандерой и братом Иваном, 2005.

С отцом Филиппом Янковским, мамой Оксаной Фандерой и братом Иваном, 2005.

Елена Смолина

6 Сентября 2018

Фото:Заур Тедеев, PHOTOXPRESS.RU; АРХИВ TATLER. СТИЛЬ: Юка Вижгородская. Прическа и макияж: Светлана Шайда. Продюсер: Анжела Атаянц. Ассистент продюсера: Катерина Федоренко.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует