1. Главная
  2. Герои
Герои

Куда отправятся Иванка Трамп и ее муж Джаред Кушнер после отъезда из Вашингтона

Иванка Трамп и Джаред Кушнер размышляют, куда податься после Вашингтона. В «бункер миллиардеров» во Флориде, в небоскреб на шумной Парк-авеню или в тихий богатый Нью-Джерси? Куда бы их ни занесла нелегкая, Эмили Джейн Фокс уверена: дочь и зять экс-президента теперь везде будут изгоями.
реклама
№4 Апрель 2021
Материал
из журнала
25 Апреля 2021

В августе от Хэмптонс до cамых до окраин Голливуда разнеслось видео. Делегаты съезда Республиканской партии прямо на лужайке перед Белым домом утверждают Дональда Трампа в качестве официального кандидата в президенты США. Трепетные демократы сразу рассмотрели на видео нарушение закона Хэтча 1939 года: он помимо много прочего запрещает госслужащим высказываться в поддержку кандидатов на выборах, а предоставление администрацией президента США официальной резиденции президента США кандидату в президенты США – еще какая поддержка. Помимо этого в ролике можно было наблюдать поголовное несоблюдение масочного режима. Что для наших, татлеровских целей только на руку. На видео впервые за долгое время можно отчетливо рассмотреть ближний круг друзей Иванки Трамп и Джареда Кушнера. Засветился, скажем, арт-дилер Тико Муграби. И Венди Мёрдок, бывшая жена медиамагната и многолетняя ближайшая подруга семьи президентской дочери. На Венди, кстати, маска была – красная, с надписью MAGA, то есть Make America Great Again.

До этого видео те немногие, кто остался в друзьях у дочери и зятя президента, проявляли свои теплые чувства к ним в основном за закрытыми дверями. Например, в октябре 2019 года Джаред и Иванка отмечали в Кэмп-Дэвиде десятую годовщину свадьбы. В узкий круг приглашенных вошли все те же Мёрдок и Муграби. Еще наследник Hess Corporation Майки Хесс с новообретенной женой, британским дизайнером Мишей Нону (к слову, подругой Меган Маркл). Плюс основатель инвестиционной компании LionTree Арье Буркофф. Конечно, братья и сестры Иванки. А также младший брат Джареда Джошуа Кушнер. Те, кто ознакомился со списком гостей (его держали в тайне от широкой общественности), тут же всех разобрали на парткоме в соцсетях, как принято поступать с окружением Трампа. Пощадили разве что жену Джошуа, модель Карли Клосс. Во-первых, ее на торжестве не было. А во-вторых, американские сплетники ее просто любят. «Карли – это "анти-Иванка", – объясняет одна из бывших подруг дочери Трампа. – Независимая, самостоятельная, красивая от природы и во всем естественная. Настоящая».

реклама

За несколько недель до этого Джаред и Иванка отправились в Рим на свадьбу Хесса и Нону. Папарацци их преследовали и на бранче у отеля, и на прогулке по римским улочкам. Любопытно, что другие гости свадьбы, едва завидев объектив, спешили выскочить из кадра, чтобы не оказаться с «Джаванкой» на одних фотографиях. В прежние времена эти люди были завсегдатаями на яхтах Трампов. Джаред царил в своей газете The New York Observer, завоевывая место в мире, которым он хотел владеть. Иванка распоряжалась всей полнотой власти в качестве управляющей трастом, контролирующим состояние младших дочерей Руперта Мёрдока.

Но все изменилось. Теперь Иванка и Джаред буквально рыщут по сторонам в поисках тех, кто будет их одевать, покупать им недвижимость, сажать их за зарезервированный столик в ресторане, обучать их детей, ставить им лайки в инстаграме. Показательный пример: одну только статью о том, что Иванка собирается вернуться на нью-йоркский арт-рынок, мне прислали на имейл добрую дюжину раз. Для понимания: те, кто знаком с коллекцией произведений искусства Иванки, до пандемии называли ее «не ­слишком впечатляющей», а после того, как дочь президента поучаствовала в распространении коронавируса, считают ее «практически не продаваемой».

С самого начала первой президентской кампании Дональда Трампа было ясно, что его действия в случае победы не понравятся многим друзьям Иванки и Джареда. Той части элиты, к которой принадлежали дочь нью-­йоркского богача и ее муж, сын девелопера, закономерно не понравилась администрация, которая первым делом ввела «запрет на мусульман», благополучно попыталась уничтожить Obamacare и вышла из Парижского соглашения об изменении климата. Эта администрация защищала «очень хороших людей с обеих сторон» в обострившейся проблеме «превосходства белой расы», подрывала веру в государство, ужасно проявила себя в борьбе с эпидемией. Бессердечие и жестокость, которые определяли эпоху Трампа, отвратили от Иванки и Джареда почти всех старых друзей или по крайней мере сделали зазорным публично показываться вместе с ними.

Эмоциональная глухота всегда была присуща Иванке. Она всегда умела отделить одну часть себя от другой. Джаред такой же.

Любые выборы, и, разумеется, прошлогодние тоже, – всегда повод для размышления и подведения итогов. Стало ли тебе сегодня лучше, чем четыре года назад? В разгар пандемии и национального кризиса этот вопрос приобрел еще большую остроту. Лично я смогла оценить, сколь многое изменилось для персонажей, на освещение жизни которых я потратила большую часть последних пяти лет. Помню, как Иванка позвонила мне через неделю после того, как ее отец выиграл выборы в 2016-м. Разговор не записывался, но по моим репортажам того времени можно понять, что она была потрясена тем, какая возможность ей представилась, и понимала, как глупо будет ее упустить. Шесть месяцев спустя я увидела ее в Берлине на женском саммите G20 на одной сцене с канцлером Германии Ангелой Меркель, тогдашним председателем Международного валютного фонда Кристин Лагард и королевой Нидерландов Максимой. Я видела, как Иванка изучает свою новую целевую аудиторию и осваивается с новыми атрибутами успеха. Ее внезапно пригласили на встречу на высшем уровне (впрочем, публика освистывала имя ее отца, едва оно звучало в зале). Она пронеслась по городу с кортежем. Толпы народа следовали за ней, будто это Ким Кардашьян, которую назначили американским послом в Германии. Было очевидно, что Иванка будет жадно пить каждую каплю доставшейся ей власти, популярности и административного ресурса, пока этот поток не иссякнет.

Чтобы реализовать свои цели на фоне конфликтов, расследований, импичментов и скандалов, которые сопровождали пребывание ее отца на посту президента, Иванке пришлось создать свою собственную параллельную реальность. Пока иные обитатели Белого дома бурно реагировали на новости о том, что очередной бывший сотрудник ее отца признал себя виновным в федеральных преступлениях, Иванка безмятежно сообщала о встречах, которые она провела, или о поездках, которые совершила в качестве представителя администрации. Эти сообщения сопровождались профессиональными фотографиями с тщательно выставленным светом, подписанными так, как будто она вообще не знает, что происходит на планете Земля.

Эта эмоциональная глухота всегда была ей присуща. Я неоднократно писала о таланте Иванки раздваивать реальность (она и сама соглашалась с этой характеристикой). Иванка всегда умела отделить одну часть себя от другой, поведение отца – от эмоциональной привязанности к нему, от желания получать его внимание и одобрение. Джаред такой же. Его отец Чарльз нанял проститутку для соблазнения мужа своей сестры, который сотрудничал с федералами в рамках расследования деятельности Чарльза, снял их на видео и отослал сестре. Однако и после такой нечеловеческой загогулины Джаред все равно остался слепо предан отцу и семейному бизнесу.

Именно благодаря этой способности разделяться на части и рисовать свои собственные миры Иванке и Джареду удавалось выживать в Вашингтоне четыре года. Эта же черта больше всего разозлила людей, которые знали Джареда и Иванку до того, как Трамп решил баллотироваться на пост президента. Большинство людей лишены этого дара: они не могут воспринимать Джаванку отдельно от администрации, как бы они ни относились к паре или к каждому из ее участников по отдельности. «Что же будет дальше с Джаредом и Иванкой?» – вот вопрос, который будоражит их прежнее окружение.

Большинство ответов сводятся к следующему: Иванка и Джаред будут приняты в Нью-Йорке, Северном Нью-Джерси или Южной Флориде в кругу добропорядочных семейных пар республиканцев. Однако это не тот круг, к которому чета Трамп–Кушнер стремится принадлежать. «Их будут привечать люди, которые уверены, что Трампы останутся с ними близки, если снова придут к власти, – сказал мне один из бывших друзей Иванки и Джареда. – Но все, у кого есть самоуважение и уважение к демократии, те, кто не хочет, чтобы их стыдили, будут держаться подальше». Как объяснил мне другой давний знакомый Джаванки, «их, вероятно, встретят с распростертыми объятиями крупные землевладельцы и члены тех семей Верхнего Ист-Сайда и Палм-Бич, которые любят читать о ­себе в журнале Quest, но не имеют никакого реального веса. Они всегда смогут прийти на какой-нибудь званый обед, но будут там на потеху публике. Иванка не принцесса Маргарет, а Джаред не герцог Виндзорский, угощающий ­благодарную аудиторию забавными bon mots. Никто не хочет слушать о пирогах Сары Хакаби (бывшего пресс-секретаря Белого дома. – Прим. «Татлера») или рубашках Стива Бэннона (бывшего советника Дональда Трампа. – Прим. «Татлера»)».

Встает и вопрос о школе для их троих детей. По словам нескольких людей, знакомых с ситуацией, прошлой осенью дети Джареда и Иванки покинули еврейскую школу, которую они посещали с тех пор, как переехали в Вашингтон. Как рассказывают родители других учеников, это произошло потому, что чета Трамп–Кушнер недостаточно серьезно относилась к мерам безопасности против COVID. Как утверждает источник, близкий к семье, Иванка и Джаред считают, что школа с очным посещением будет для их детей лучше школы с дистанционным обучением.

Независимо от того, переедет ли семья в Нью-Йорк, Нью-Джерси или во Флориду, реакция родителей учеников в школе, куда пойдут их дети, скорее всего, будет неоднозначной. Одна из мам в той самой вашингтонской еврейской школе поясняет: «Некоторые из родителей поддерживают Трампа – исходя из своих произраильских позиций и из финансовых соображений. Им приятно ощущать себя рядом с властью и огромным богатством». Что касается Флориды, один из членов местной еврейской общины сообщил мне: «У нас многие любят Трампа, объятия родителей будут распахнуты очень широко».

Их будут привечать люди, которые уверены, что Трампы останутся с ними близки, если снова придут к власти.

А вот соседи по дому на манхэттенской Парк-авеню, где у Джареда и Иванки квартира, соседству с ними, кажется, будут не очень рады. В этом же здании проживает бывший помощник Трампа Майкл Коэн и его семья. В 2018 году Коэну был вынесен приговор, в том числе и за то, что по указанию Трампа он заплатил порноактрисе Сторми Дэниелс, чтобы она молчала о своей связи с президентом. Дочь Коэна Саманта рассказала мне о встрече с Иванкой возле дома, которая произошла через несколько месяцев после вынесения приговора. Долгие годы Иван­ка игнорировала ее, несмотря на близость их отцов и близкие отношения самой Иванки с Коэном. «Увидев ее, я подумала, что она проигнорирует меня, как обычно, – вспоминала Саманта. – Но она схватила меня за руку и сказала: «Мы все ужасно переживаем из-за того, что случилось с твоим отцом. Наши сердца просто кровью обливаются. Мне так жаль, что это случилось с вами, ребята». Она произнесла это своим писклявым сахарным голоском. Я понимала, насколько это все неискренне... Может, она работала на публику, потому что в вестибюле были другие люди. Я чувствовала себя так, будто кто-то вылил на меня ведро слизи, потому что это было ужасно фальшиво и грубо».

Возможность того, что Иванка и Джаред поселятся в этом здании и они будут постоянно сталкиваться друг с ­другом, Саманта в разговоре со мной назвала «более чем неприятной». И добавила: было бы несправедливо, если бы Иванка и Джаред, причастные ко всему, что произошло за последние несколько лет, могли беспрепятственно приходить и уходить, в то время как ее отец остается под домашним арестом. Впрочем, еще один бывший многолетний друг Джареда и Иванки напоминает: им все божья роса. «Нарциссы не склонны к саморефлексии, не слышат критику и не принимают ее близко к сердцу, а выворачивают ее наизнанку и находят способ перевести стрелки на людей, которые их критикуют».

Есть и более серьезные основания полагать, что Джаред с Иванкой не вернутся в Нью-Йорк на ПМЖ. Супруги потратили более тридцати миллионов долларов на покупку участка на острове Индиан-Крик во Флориде, известном как «Бункер миллиардеров». Дом оборудован системой безопасности, до синагоги рукой подать, да и подоходный налог во Флориде не драконовский. Вдобавок чета планирует расширить свой «коттедж» в Бедминстере в штате Нью-Джерси – сделать жилые помещения более просторными, оборудовать две новые спальни, кабинет, веранду.

«Нарциссы не склонны к саморефлексии и всегда находят способ перевести стрелки на тех, кто их критикует»

Правление Трампа изменило всех, в том числе и самих Трампов. Когда летом Иванка, как за четыре года до того, снова представляла отца на съезде Республиканской партии, было заметно, что она стала жестче. Из нее не получился «сдерживающий фактор», каким ее хотели видеть многие. Но в ее планы никогда и не входило им становиться. А сейчас у нее вообще больше нет причин стараться кому-то угодить. Теперь можно сказать, что отец и дочь – одна сатана. Почувствует ли Иванка вкус к политике, попробует ли стать самостоятельной фигурой? Увидим. На мероприятиях, которые она проводила, ее приветствовали толпы, как и ее отца. Люди выстраиваются в очереди, чтобы увидеть ее, и их множество.

По словам человека, до сих пор приближенного к чете Трамп–Кушнер, они еще не определились окончательно, что будет дальше. «Если кто-то из членов семьи решит заняться публичной политикой, он будет иметь значительное влияние на Республиканскую партию, вероятно, еще много, много, много лет. Занимая пост в Белом доме, Джаред заключал международные торговые сделки и мирные соглашения, он в хороших отношениях с людьми по всему миру, и его возможности широки. Можно себе вообразить, какие у него связи». Кроме того, добавляет тот же источник, Трамп может вернуться к власти в 2024-м. Тогда их вообще ничто не остановит.

Но независимо от того, чем займутся и где поселятся Джаред и Иванка, в их прежних компаниях друзей никогда не будет к ним искреннего расположения. «Встречаясь с ними, люди будут очень милы, – говорит один из бывших друзей пары. – В конце концов, мы живем в цивилизованном обществе. Но на следующий день те же самые люди будут наперебой рассказывать друг другу, как ужасно Иванка и Джаред себя вели и насколько они неадекватны. Вульгарность ее отца и его преступная политика никогда не изгладятся из памяти».

Фото:Yuri Gripas/REUTER; gettyimages.com; east news.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует