Коллекционеры Тамаз и Ивета Манашеровы о том, зачем люди становятся меценатами

Сегодня в Москве стартует фестиваль виолончельной музыки Vivacello, организованный культурно-благотворительным фондом «U-Art: Ты и искусство» Иветы и Тамаза Манашеровых. Пара, которую в столице знают прежде всего как коллекционеров, больше 10 лет работает над фестивалем вместе с известным музыкантом Борисом Андриановым. А еще всячески поддерживает главные музеи страны. В чем мотив такой помощи и почему светские люди все больше стремятся в благотворительность, поинтересовался «Татлер».
Коллекционеры Тамаз и Ивета Манашеровы о том зачем люди становятся меценатами

Вы давно поддерживаете искусство. С чего все началось? В какой момент и почему вы решили не просто ходить на концерты и выставки, но и участвовать в их создании?

Ивета Манашерова: Коллекционировать мы начали примерно в 1996-1997-м. Сперва это были выставки.

Тамаз Манашеров: Да, первые проходили в Русском музее. Мы вошли в его совет, стали друзьями музея. И сейчас, спустя 20 лет, продолжаем его поддерживать. Мы были практически у истоков создания музейного городка ГМИИ им. А.С. Пушкина. В свое время привозили Фостера вместе с Михаилом Куснировичем и Рубеном Варданяном.

Ивета: В течение 10 лет мы были соучредителями премии «Инновация». А еще давно сотрудничаем с Третьяковской галереей. Помимо работы над выставками, учредили грант для сотрудников музея: по этой программе они ездят за рубеж для получения дополнительных знаний. Обычно на это не хватает финансирования.

Тамаз и Ивета Манашеровы

А в чем для вас мотивация в такой помощи? Ведь далеко не каждый, кто имеет возможность поддерживать музеи, художников и музыкантов, это делает.

Тамаз: Это же обычно происходит не так, что кто-то говорит «Дайте денег». Они понимают, что просто «дать» нам неинтересно. Для нас важно видеть в идее амбиции и перспективу для страны, музея, людей. В целом для развития искусства.

В России много художников, которые до сих пор не имеют персональных выставок. Нам хочется делать то, что еще не было сделано, и хочется показать то, что никто не видел. То же самое с музыкой — интересно услышать новых исполнителей.

Немногие знают, что вы еще и организаторы фестиваля виолончельной музыки Vivacello. Как вы от арта перешли к музыке?

Ивета: Больше 10 лет назад мы летели в одном самолете с Борисом Андриановым, познакомились с ним, и он рассказал нам, что во всем мире есть виолончельные фестивали, а в России нет ни одного. Так Борис подтолкнул нас к идее Vivacello.

Что нужно знать о виолончели, прежде чем покупать билет на фестиваль?

Ивета: Раньше виолончельную музыку писали для Ростроповича. Но, к сожалению, после его смерти композиторы стали уделять гораздо меньше времени этому инструменту. У нас же на каждом фестивале как минимум одна мировая премьера. Среди композиторов, которые для нас писали: Алексей Рыбников, Гия Канчели, Майкл Беркли.

Тамаз: Я думаю, если бы Борис не взбудоражил наши амбиции в плане того, что подобные фестивали есть везде, кроме России, мы бы и не подумали о подобном проекте. В нашей стране одна из главных виолончельных школ в мире. Многие после окончания учебы уезжают за границу. Многие русские педагоги тоже эмигрируют. А мы их возвращаем. Для нас важно, чтобы фестиваль был интересен в том числе и молодому поколению. Мы ищем форматы и площадки, которые привлекут молодежь. Я не мог представить, что в Москве столько оригинальных мест для концертов. Наши дети, кстати, всегда приходят на фестиваль со своими друзьями.

Тамаз и Ивета Манашеровы

В этом году в программе фестиваля будет концерт внука Сергея Прокофьева — Габриэля. А какими еще музыкантами можете похвастаться?

Ивета: В программе фестиваля каждый в зависимости от своих предпочтений может найти что-то интересное: и современную музыку, и классику. На открытие приезжает Ксавье Филлипс, который исполнит концерт «Целый мир вдали…» Анри Дютийе, а еще можно будет услышать мировую премьеру концерта для виолончели и гитары с оркестром французского композитора Самюэля Струка в исполнении арт-директора фестиваля Бориса Андрианова. Композитор будет присутствовать в зале, что всегда волнительно для музыкантов. На закрытии выступит с российским национальным оркестром Альбан Герхард, блестящий виолончелист, ученик Бориса Пергаменщикова. В Большом зале Консерватории можно послушать мэтра Давида Герингаса.

Основной мотив меценатства для вас? Как думаете, нужно ли сделать его модным?

Тамаз: Мы многих своим примером привлекли. Кого-то заряжаем коллекционированием, кого-то проектами. Кто-то помогает детским домам, больницам. Есть много точек, которые требуют помощи успешных людей. Не стыдно кого-то попросить. Много людей ходят и не знают, кому и как помочь. Хотя готовы. А другие, наоборот, не понимают, у кого спрашивать этой помощи.

Ивета: Когда ты приезжаешь на концерты в США и открываешь программу, количество фамилий лиц, которым организаторы выражают благодарность, занимает страницу. Многим же важно, чтобы их упомянули. Таким образом они чувствуют, что они что-то значат, что они сделали что-то хорошее. Это важная инициатива, с которой стоит брать пример.

С чего нужно начать светскому человеку, который хочет помогать искусству, но не знает как?

Тамаз: Должно быть внутреннее желание. Не потому что надо, а потому что хочу, то есть важен внутренний посыл. Второе, что нужно делать, — не бояться. Даже если первые попытки не увенчаются успехом. Главное — найти интересное предложение, а для этого надо просто сделать что-то: пойти в музей, поддержать музыкантов, художников. Быть максимально вовлеченным в то, чему ты хочешь помочь. Я считаю, что это нормальная человеческая потребность — помогать тому, в ком есть потенциал.

А еще думаю, важно поддерживать в первую очередь своих. Понять, что мы не хуже, чем Запад, а даже лучше. Мы, правда, можем сделать не хуже. Желание подарить людям возможность прикоснуться к чему-то большему — это круто.

Смотрите видео Tatler и подписывайтесь на наш YouTube-канал

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ