Как зарабатывают и на что тратят деньги популярные блогеры

Блогеры рассказывают аудитории все – кроме того, на что тратят свои свежие миллионы. В их мире призрачно все, и будущее тоже, но сейчас молодых людей беспокоят родители и одежда.
Как зарабатывают и на что тратят деньги популярные блогеры

«Встречаются два новых русских в одинаковых галстуках.

– Ты свой почем брал?

– За триста баксов.

– Вот лох. Я – за пятьсот».

Это анекдот из первой половины девяностых.

А вот другое, от Анастасии Ивлеевой: «Люди думают, что блогеры – это люди, которые получают деньги ни с хера. Но это пипец какой труд – сидеть и придумывать контент».

Среди героев светских хроник до сих пор не перевелись те, кто находился в этих хрониках с момента их появления в нашей молодой стране. Когда мир еще не познал быстрые углеводы мемов, а анекдоты о новых русских были свежи. Многие герои, конечно, схлынули. Их потомки, богачи второго, а то и третьего уже поколения, приучены не выставлять напоказ свой люксовый абитюд. Появившиеся свободные места на вечеринках, в VIP-примерочных ЦУМа, в бутиках Rolex моментально забронировали новые новые русские. Как раз герои нашего номера. Их деньги за редким исключением еще не очень велики и тяжелы. Они не омыты слезами резко обедневших растерянных сограждан с ваучерами в руках, не прошли горнило залоговых аукционов, не были итогом недружественных поглощений, от них не пострадал ни один «красный директор», которому пришлось уйти в отставку или чего похуже. На эти деньги пока не купишь яхты и самолеты. И все-таки это новые деньги, это наивысшие финансовые достижения в истории каждой конкретной семьи. Так что на их примере вполне можно рассматривать феномен современного нуворишества. Первые богачи в России выросли из общества, в котором официально все были равны. Ну разве что некоторые равнее. Сегодняшние новые деньги зарабатываются в обществе, где уже есть те, кто считает себя тяжелым люксом, и ты, детка, для них «какая-то инстаграмщица». Впрочем, не даст себя в обиду наша Элиза Дулитл, которая без всяких университетов и мистера Хиггинса научилась через тикток лихо монетизировать свои фиалки и горести. Ее никто не взял за руку и не забрал с улицы, чтобы вылепить поддельную герцогиню. В наших сегодняшних сказках нет благодетеля, который пришел и дал все. Есть сотрудничество с продюсером, в котором каждая из сторон получает процент от доходов. И вот уже старый и новый люкс стоят бок о бок на каком -нибудь вернисаже модного современного художника в МАММ, и еще вопрос, кого больше фотографируют.

Рэпер Алишер Моргенштерн со своей девушкой Диларой Зинатуллиной в ее день рождения.

Когда-то Генри Форд, первый долларовый миллиардер в истории, сказал: «Я могу рассказать вам о каждом заработанном мной миллионе, кроме первого». У носителей новейших денег этой проблемы нет. Они зарабатывали свой первый миллион – как подписчиков, так и рублей – у нас на глазах: шутка за шуткой, вайн за вайном, липсинк за липсинком. Так что показательное потребление не отягощается оглядкой – чистая незамутненная радость. Другой вопрос, что, по словам владельца продающего их рекламного агентства WildJam Ярослава Андреева, список серьезных покупок почти ни у кого не сформирован. «Например, в недвижимость вкладываются только те блогеры, кто близок с родителями. Потому что собственной идеи купить жилье у них в общем-то нет. Они свободны от стереотипов, и если не ответить им убедительно и без наезда на вопрос «зачем?», квартиру они не купят. Потому что для чего ее покупать, если можно снимать? Для чего покупать машину, если можно пользоваться такси и каршерингом? Когда блогер входит в число топовых и уже может позволить себе реально крутую машину, как Даня Милохин со своим розовым «майбахом», он ее купит, но до этого момента они не видят смысла. Зато почти всем очень, вот прямо реально важно подарить хороший, дорогой автомобиль родителям и вообще помогать им деньгами, если есть такая необходимость. Притом что поддерживающих среди родителей крайне мало. Даже если это близкие отношения, они, как правило, сложные».

Иллюстрацией этого утверждения может служить Ида Галич, которая поделилась с подписчиками радостью: «Закрыла три ипотеки». Надо сказать, у нее и отношения с родителями едва ли не самые близкие в этом кругу. Если количество приобретенной недвижимости прямо пропорционально близости со старшими родственниками, то неудивительно, что там, где мятежная Дина Саева одной рукой снимает хиджаб, а другой покупает одну квартиру по настоянию мамы, Галич берет три. В августе Ида подарила папе «мерседес» и прокомментировала: «Ради таких моментов и живу. Только не болейте! Молю! А все остальное будет! Я обещаю! Люблю!»

Блогер Даня Милохин.

Героиня нашей обложки Анастасия Ивлеева в свое время поступила ровно наоборот: «Когда стоял выбор, вложить в квартиру или в собственное шоу, я выбрала шоу. Съемки одного двухдневного блока на четыре выпуска обходятся примерно в два миллиона», – рассказывала она в интервью Юрию Дудю. Зато ее стилист, известная под именем Ксюша Смо, приобрела недвижимость в Новой Москве с инвестиционными перспективами: «Я вообще думаю о том, чтобы вкладывать деньги в криптовалюту и недвижимость. Криптой занимается мой муж, а про недвижимость я понимаю, что если стартовать на уровне котлована, а потом делать ремонт, дизайн которого будет обходиться мне бесплатно, то можно неплохо зарабатывать».

Впрочем, Смо рассматривает как инвестицию не только квадратные метры, но и покупку одежды и для себя, и для Ивлеевой, причем тут можно говорить о стратегии не менее долгосрочной, чем консервативные вложения: «Настя – талантливый продюсер и этим выделяется из остальной массы успешных блогеров. То, что с ней произошло, – закономерность. С деньгами она обращается правильно: постоянно инвестирует в себя, в свои проекты. К одежде мы относимся так же: нет безумных и бездумных покупок. Например, платье Schiaparelli на «Премии МУЗ-ТВ». Мы заметили, что бренд начинает активно работать с блогерами, и нам было важно, чтобы Настя оказалась первооткрывателем на нашем рынке. К тому же это провокативная вещь, о которой точно будут говорить и писать. Платье отработало вложенные в него средства. Сейчас она надела его один раз, лет через пять будет второй, а через двадцать пять это уже будет архивная вещь большой стоимости. Не знаю, получатся ли наши отношения настолько долгосрочными, но если через много лет Настя достанет жакет Chanel, в котором на показе ходила Кейт Мосс, мне будет приятно».

Логично предположить, что Смо – культуртрегер от моды при удачливой блогерше. Ксюша видит это немножко по-другому: «Когда мы встретились, у Насти уже были деньги и желание, мы просто немного в другое русло направили стиль. Она тогда соответствовала образу подруги рэпера Элджея, и когда я пришла смотреть ее гардероб, там висели бесконечные футболки Gucci и Balenciaga. Сейчас Настя может выбрать вещь, которую раньше сочла бы скучной. Например, купила недавно рубашку Maison Margiela, потому что понравилось качество ткани и крой».

«Они бесконечно много покупают. Могут истратить все под ноль».

Но вообще шопинг для блогера – это инвестиция в бизнес. Ксюша Смо рассуждает так: «Когда я только начинала как селебрити-стилист, почти всегда мы были ограничены ассортиментом шоурумов. Я не могла даже представить, что предложу клиентке не втискиваться в семплы, а пойти и что-то купить. Сейчас мы почти всегда покупаем. И мы, и другие блогеры. Блог требует бесконечного контента, в расписании у каждой девочки несколько фотосессий в месяц. Так что я бы не назвала пустой такую трату денег – вложение в контент оборачивается новыми заработками и рекламными контрактами». «Они бесконечно много покупают», – вторит ей Андреев. Который, правда, инвестиционной осознанности в этом деле не видит: «Понятно, что, когда Дава выпускает клип про Rolex, он идет и покупает эти часы в поддержку продвижения, но чаще это шопинг ради шопинга. Человек может истратить все под ноль, какой бы ни была начальная сумма. Онлайн покупают в основном на Asos, а за люксом идут в ЦУМ. Кстати, очень редко что-то из этих походов снимают для тиктока».

Кстати, не надо думать, что инфантильностью в тратах отличаются только совсем юные знаменитости, которые вместо последнего звонка в школе ушли слушать звонки уведомлений на своих смартфонах. Тридцатидевятилетняя Елена Блиновская, автор популярнейшего курса личностного роста «Марафон желаний», как-то поделилась с подписчицами очаровательной историей. Она увидела рекламу нежного ювелирного украшения с бабочками, показавшегося ей крайне привлекательным. И отправила помощницу за покупкой. Лишь по возвращении гонца Блиновская узнала, что купила колье Graff. Это, пожалуй, самый непосредственный промоушен ее марафонам: мол, пройди их все – и будешь покупать Graff случайно, без подготовки.

Как бы мы ни пытались представить новые деньги чем-то не существовавшим ранее, это будет натяжкой. Перед нами все тот же шоу-бизнес, просто в своих актуальнейших проявлениях. Время и слава ускорились настолько, что мы уже можем наблюдать падение сбитых летчиков ютьюба вроде Ивангая или Ромы Желудя.

Насколько готовы перестать быть богатыми и знаменитыми селебрити-новобранцы? И вообще, сколько они получают? В интервью Forbes более-менее конкретные цифры заработков приводит основатель компании «ПЦ» Рустем Богданов: «У наших клиентов-блогеров на каждые сто тысяч просмотров видео выходит в среднем по десять тысяч рублей заработка».

А что касается падения Икара... «Давай считать так: тот, кто был у Урганта, особенно несколько раз, это абсолютный топ, – вводит неожиданную переменную когда-то думавший стать кибернетиком рекламщик Ярослав Андреев. – Их человек двадцать от силы. Скольких из них мы увидим лет через десять? Думаю, двоих-троих».

Среди тех, в чьей долговечности Андреев уверен, – его подопечный Даня Милохин. «Он тут, знаешь, книжки начал читать, Есенина. Другой вопрос, что, помимо супертопа, людей, которые получают миллионы в месяц, есть огромное количество блогеров среднего звена. Они зарабатывают 300–500 тыс., и это все равно отличные деньги по меркам нашей страны. У ребят нет пока реальной зависимости от денег. Они рассуждают примерно так: вот у меня миллион – я пойду в ЦУМ, вот у меня осталось пятьдесят тысяч до конца месяца – не проблема, я буду просто есть».

Чемпион по доходам и потребительским успехам Моргенштерн, перепридумывающий себя каждые три месяца, сейчас покупает не только Rolex себе и Patek Philippe невесте Диларе – он в двадцать три года выбрал себе загородный дом. Площадь усадьбы довольно скромная, семьсот квадратных метров, но там еще пара гектаров земли. Алишер предпочитает называть их «двести соток» и не без ужаса вспоминает, как его заставляли в детстве работать на даче. «Вот хотя бы для этого надо богатеть! – агитирует он в интервью Даниле Поперечному. – Чтобы нанимать персонал и никогда не работать по дому или на участке!» – «А когда ты перестанешь быть номером один, что будешь со всем этим делать?» – спрашивает осторожный Данила. «Да ничего, продам», – Моргенштерн отвечает спокойно, не задумываясь. К судьбе своего ресторана Kaif он тоже относится философски. Поначалу там были дикие очереди, а родителям малолетних поклонников Алишера приходилось кидать по десять тысяч рублей депозита, чтобы их чада могли съесть «золотой бургер» за 777 руб. Сейчас стало потише, но все еще успешно. Моргенштерн – молодец, не забывает приходить в Kaif сам и приводить других знаменитостей.

Андреев склонен считать, что внезапно ставшая золотой молодежь способна быстро адаптироваться к перемене своей участи. Он напоминает, что почти все они неплохо умеют снимать, двигаться, работать со светом и звуком, монтировать, сочинять сценарии и шутки. Так что с небес на землю, скорее всего, приземлятся с ловкостью кошки.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: LEGION-MEDIA; SHUTTERSTOCK/FOTODOM.RU; CLAUDIO SCHWARZ/UNSPLASH; MISTER M/UNSPLASH; АЛЕКСЕЙ ЗОТОВ/ТАСС; ВАДИМ ТАРАКАНОВ/ТАСС; МАКСИМ ПЕЧЕНКИН/STARFACE; АБДУЛЛ АРТУЕВ; ЕВГЕНИЙ АПИН; АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ