1. Главная
  2. Герои
Герои

Как возлюбленная Бориса Джонсона Кэрри Саймондс стала одной из самых влиятельных женщин Великобритании

А теперь она является законной супругой британского премьер-министра.
реклама
№5 Май 2020
Материал
из журнала
30 Мая 2021

«Пожалуйста, не спрашивайте меня о Кэрри Саймондс, – говорит сестра Бориса Джонсона Рейчел, когда я задаю ей вопрос о девушке премьер-министра. – Я ее не знаю». Другой член семьи отказывается комментировать и вообще просит его не упоминать. Обычно Джонсоны не страдают стеснительностью в общении с прессой, и этот уход в отказ выглядит странно. Что-то тут не так.

После своего триумфа на декабрьских выборах Джонсон отпраздновал Рождество не с семьей в загородной резиденции Чекерс в Бакингемшире, а вдвоем с Кэрри на Даунинг-стрит, прежде чем пара улетела на остров Мюстик. «Она побаивается его родственников, – говорит один из друзей. – А они ее не любят».

Ходят упорные слухи, что дети Бориса до сих пор в ярости из-за того, что он разрушил брак с их матерью, адвокатом Мариной Уилер, и решительно осуждают новую женщину в его жизни. Лишь отец Бориса, Стэнли Джонсон – он, как и Кэрри, ярый защитник окружающей среды – выказал одобрение. В январе появилась его фотография вместе с девушкой сына на лондонской акции протеста против китобойного промысла. Кроме того, он благословил будущую свадьбу.

На церемонии открытия парламента, 2019.

На церемонии открытия парламента, 2019.

реклама

А вот в политических эшелонах, по чудесному контрасту, все без ума от тридцатидвухлетней Кэрри. «Она потрясающая, и каждый, кто знает ее, это подтвердит». «Как человек она замечательная. А как профессионал она на пике своей карьеры». «Она просто чумовая». «Она дико, дико секси». «Она самый искусный политтехнолог из всех, с кем я работал».

Множество глубоко преданных друзей среди политиков и журналистов у Кэрри было задолго до того, как она стала девушкой премьера. Саймондс служила специальным советником Консервативной партии, потом возглавила ее пресс-службу. Даже ее бывший бойфренд Гарри Коул, заместитель редактора отдела политики газеты The Mail on Sunday, хорошо отзывается о ней.

В платье Justine Tabak на экологической конференции Birdfair в графстве Ратленд, 2019.

В платье Justine Tabak на экологической конференции Birdfair в графстве Ратленд, 2019.

Впрочем, восторги вокруг Кэрри отчасти объясняются обаянием власти как таковой. Судачат, что она, вероятно, вот-вот возьмет на себя роль первой леди, а значит, обзаведется собственным аппаратом и, по-видимому, покинет пост старшего советника в международной организации Oceana, занимающейся сохранением океанов. Но даже если этого не произойдет, Кэрри все равно едва ли не самая влиятельная женщина Великобритании. Таблоиды пишут, что ей удалось «укротить» Бориса. Во время предвыборной кампании он бросил пить, видимо, по ее инструкции. Она заставила его похудеть, стать вегетарианцем (ненадолго), проводить больше времени на свежем воздухе и постричь дикорастущие волосы.

Друзья Кэрри смеются над подобной аналитикой: «Как будто это все, на что она способна!» Они-то знают: Доминик Каммингс, ключевой советник Бориса, влияет на политику правительства, а «королева Кэрри» – главная в том, что касается кадровых вопросов. «Умные люди на Даунинг-стрит уяснили, что ее положение не обсуждается, – говорит один из друзей. – Тот, кто попытается критиковать королеву, многого не добьется».

Друзья Кэрри теперь берут в свои руки бразды правления страной. Кэрри была специальным советником Саджида Джавида – он стал канцлером казначейства. Ее соратник Риши Сунак продвинулся до главного секретаря казначейства и пересел в кресло канцлера, когда Джавид подал в отставку. Зак Голдсмит, ее близкий друг и товарищ по экологическим баталиям, в прошлом году потерял место в палате общин от округа Ричмонд-Парк, несмотря на то, что Кэрри вела его кампанию. Однако получил место в палате лордов, так что может продолжить карьеру в качестве министра окружающей среды.

Приятель Саймондс Генри Ньюман занял пост старшего советника по Брекзиту. Ее хорошая подруга Нимко Али, которая ведет кампанию против женского обрезания, стала офицером ордена Британской империи. Никто не усомнится – боже упаси! – в том, что эти прекрасные люди заслуживают своих назначений. Но было бы наивно думать, что их близость к Кэрри вообще никак не связана с их продвижением по карьерной лестнице. «Те, кому она доверяет и к кому прислушивается, имеют вес, – говорит источник с Даунинг-стрит. – Министру, который хочет удержаться в кабинете, лучше наладить с ней контакт».

После Черно-белого бала Консервативной партии в Лондоне, 2018.

После Черно-белого бала Консервативной партии в Лондоне, 2018.

Вестминстер – циничное место. Там злобно шепчутся, что Кэрри на вечеринках не обращает никакого внимания на тех, кто не может быть ей полезен. И что она ревниво относится к женщинам в окружении Бориса (это вполне понятно, учитывая его репутацию). Умная и привлекательная рыжеволосая Элли Лайонс, советник Джонсона на этапе выдвижения в премьеры, была уволена почти сразу после того, как пришла в его команду. «Это бред сивой кобылы», – комментирует инсинуации один из сотрудников парламента.

«Любую женщину в политике, которая не довольствуется местом в тени мужчин, будут обвинять в сходстве с леди Макбет, – заступается за Кэрри еще один ее друг, когда я говорю, что она кажется мне кукловодом, дергающим за все ниточки. – Она знает, что делает, и поддерживает своего любимого человека, как сделал бы любой партнер или супруг. Просто она предпочитает не выходить на первый план». И правда, Кэрри сохраняет дистанцию. Она проделала большую работу во время выборов, но часто независимо от Бориса. Ее инстаграм полон фотографий, сделанных в различных округах во время избирательной кампании. На снимках часто можно увидеть Дилина, щенка, которого они с Джонсоном взяли из приюта, но никогда – самого премьер-министра. Некоторые строили догадки: Кэрри прижимала к себе собаку, чтобы скрыть начинающий округляться живот. Но если фотографии и говорили о чем-то явственно, так это о том, что Кэрри отказалась от своего имиджа «красотки с пляжа». Теперь она одевается как обычные британки: носит закрытые платья в цветочек, массивные ботинки на шнуровке. Целомудренный наряд в стиле бохо был на ней и 13 декабря, когда она вместе с Джонсоном вошла в двери дома № 10 на Даунинг-стрит.

Каждый, кто знает их обоих, подтвердит, что Борис и Кэрри – отличная команда. Саманта Кэмерон, к примеру, никогда не чувствовала себя комфортно в окопах Вестминстера, а для Саймондс они – дом родной. «В сущности, он женат – или почти женат – на своем советнике, а это именно то, что ему нужно, – говорит мой собедесник из Консервативной партии. – Она знает все ходы и выходы. Ее бэкграунд позволяет опережать оппонентов на два-три хода. Жены политиков порой чувствуют себя отодвинутыми на задний план, их мужья при этом – полубоги. Но Кэрри все прекрасно понимает, именно поэтому их тандем столь эффективен»

Кэрри называет Бориса медвежонком Боззи, он ее – выдрой.

Борис – замечательный агитатор, невероятно харизматичный и всегда умевший понравиться избирателям. Однако он долгое время не мог сфокусироваться – это и мешало добраться до высшего поста в британской политике. Несмотря на все его обаяние, Джонсону приходилось лезть из кожи вон, чтобы умаслить некоторых депутатов парламента. С появлением Кэрри все изменилось. Как говорят инсайдеры, без нее Борис не стал бы премьер-министром. Представляется, что Борис и Кэрри сблизились после провала плана Терезы Мэй по выходу Великобритании из ЕС – Джонсон тогда подал в отставку с поста министра иностранных дел. «Она действительно помогла ему собраться в то время, когда он мог просто сгинуть в политических джунглях», – говорит один из друзей. Действительно, когда началась гонка за лидерство в партии тори, многие сомневались, что Борис найдет достаточную поддержку у депутатов. Без Кэрри, как полагает источник, приближенный к Даунинг-стрит, не удалось бы получить голоса центристов: «Она блестящий стратег и точно знала, что нужно делать». Кэрри помогла перетянуть на свою сторону нейтральных членов палаты общин. «Она великолепно знает свое дело и объяснила многим депутатам причины, по которым им необходимо поддержать его», – говорит еще один мой собеседник.

Кэрри, в отличие от Бориса, преуспела в искусстве «политкорректной политики», а без этого не завоюешь симпатий наиболее продвинутой части электората. Она приверженец популярного в соцсетях феминизма (эта повестка – традиционно не самая сильная сторона британских консерваторов). Когда соперник Джонсона за лидерство в Консервативной партии Доминик Рааб во время своей кампании имел несчастье сказать, что он не поддерживает феминисток, именно Кэрри посоветовала Борису выступить в их поддержку.

На демонстрации в защиту китов в Лондоне, 2019.

На демонстрации в защиту китов в Лондоне, 2019.

Она защитница окружающей среды, что ценят «ультразеленые» консерваторы. «Сколько я ее помню, она всегда была увлечена заботой о животных, – говорит Зак Голдсмит из палаты лордов. – Благодаря ей правительство Терезы Мэй сделало ряд успехов в этой сфере. Это очень воодушевляет, когда такой сильный голос в защиту окружающей среды звучит из дома №10 на Даунинг-стрит». Старые приятели Джонсона хихикают над всей этой «зеленой» болтовней: «Животных Борис любит есть, а так – не очень». Впрочем, как минимум песика Дилина любят они оба.

Кэрри называет Бориса Медвежонком Боззи, он ее – Выдрой. В августе 2018-го он написал колонку в «Телеграф», прославляющую выдр. В заметке содержался загадочный пассаж: «С помощью своих странных черных маслянистых экскрементов, которые выдры оставляют в стратегических местах на берегах рек, они обозначают свое присутствие для других выдр».

Убежденная сторонница Брекзита, Кэрри видит его позитивные имиджевые аспекты – например, возможность запретить экспорт живых животных, что нереально в условиях единого общеевропейского рынка. «В чем она действительно мастер, так это в умении выигрышно подать преимущества Брекзита, – говорит один из друзей Саймондс. – Консерваторам на самом деле не помешает, чтобы Брекзит выглядел более свежо и привлекательно, а не напоминал о старых евроскептиках с дурным запахом изо рта».

Самим этим евроскептикам, впрочем, Кэрри поперек горла. В июле бывший редактор Daily Mail Пол Дакр попросил Бориса «держать ее на заднем плане». Также известно, что Кэрри не ладит с Линтоном Кросби, австралийским политтехнологом, который провел многие кампании консерваторов. «Она слишком самоуверенна, – объясняет один из инсайдеров. – Ему это не понравилось».

Во время конференции Консервативной партии в Манчестере, 2019.

Во время конференции Консервативной партии в Манчестере, 2019.

Просматривается определенная закономерность. Люди, которые были рядом с Борисом до того, как Кэрри стала его девушкой, теперь, похоже, отдалились. Поклонники Кэрри говорят, что она «прикольная» и «чумовая» – компанейская девчонка, которая любит потусоваться, выпить и потанцевать под группу ABBA. Но тем, кто не входит в ее ближний круг, она может показаться недоброжелательной или в лучшем случае загадочной. Старые друзья премьер-министра иронизируют над ней так же, как королевские прихлебатели – над Меган Маркл (один из них даже назвал Кэрри «авантюристкой»). Другие обсуждают это как вудхаузовский сюжет, где Борис выглядит незадачливым Берти Вустером, втянутым в отношения, которых он не хотел. «Ему нужен Дживс, который вытащил бы его», – говорит один старый друг Бориса.

В платье Karen Millen перед объявлением о начале борьбы Бориса Джонсона за пост лидера Консервативной партии в Лондоне, 2019.

В платье Karen Millen перед объявлением о начале борьбы Бориса Джонсона за пост лидера Консервативной партии в Лондоне, 2019.

Отец Кэрри, Мэтью Саймондс, – известный журналист, один из основателей газеты The Independent. Кэрри родилась от его внебрачной связи с коллегой Джозефин Макаффи. Четыре месяца спустя после появления на свет Кэрри жена Саймондса родила ей единокровную сестру Изобель. Кэрри воспитывалась матерью в Ист-Шине, а отец продолжал жить с семьей – хотя и поддерживал малышку материально. Говорят, Мэтью Саймондс очень гордится успехами дочери. Правда, он фанатичный противник Брекзита.

По общему мнению, Кэрри очень близка со своей матерью, и они всем делятся с друг другом. Однако не нужно быть Зигмундом Фрейдом, чтобы понять, как Кэрри мог понравиться ловелас-премьер.

Борис и Кэрри отлично сработались в профессиональном плане, но так ли они совместимы в качестве супружеской пары? Во время кампании за пост лидера партии в старой квартире Саймондс в Камбервелле между голубками произошла ссора. Соседи, не разделяющие политику Джонсона, вызвали полицию, записали крики, доносившиеся из-за стены, а потом слили пленку в The Guardian. Было много шума. «На самом деле все пары ссорятся, – говорит один из друзей Кэрри. – Потом они благополучно помирились». Еще один друг утверждает, что «на светских мероприятиях пара смотрится вместе гораздо более естественно, чем можно было бы предположить». «Она не подчиняется ему, как этого заведомо ждешь от женщины намного моложе. Аналогично и он отнюдь не подкаблучник».

В то же время неприятные слухи не утихают. Говорят, он тоскует по прежней жизни и иногда спит один на диване.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует