1. Главная
  2. Герои
Герои

Как ведущая BBC Эмили Мейтлис лишила принца Эндрю работы и обидела советника Бориса Джонсона

Прошел год со дня, когда одна из самых обсуждаемых телеведущих Великобритании взяла интервью у сына Елизаветы II. Предлагаем перечитать, чем она известна.
реклама
№10 Октябрь 2020
Материал
из журнала
17 Ноября 2020

Эмили Мейтлис, самая звездная на данный момент британская телеведущая, сидит на траве – соблюдая социальную дистанцию – в Кенсингтонском саду на южном берегу озера Серпентин. Это ее любимое место: она тут бегает и даже плавает – окунулась однажды в январе на дне рождения лучшего друга, но повторять не хочет. Ведущая Newsnight на BBC выглядит максимально British: голубые джинсы, замшевые сапоги чуть ниже колен и серая футболка. Из украшений – надпись на футболке «Wild Boys», кольцо с аквамарином (о котором Эмили говорит, что его пора почистить и что оно напоминает ей «Эгейские моря») и цепочка с подвеской в виде ее уиппета Муди (в переводе означает «псих с перепадами настроения». – Прим. «Татлера»), которая всегда в кадре, потому что у звезды должны быть узнаваемые атрибуты. Подвеску сделал муж, инвестменеджер Марк Гвинн. Мейтлис пятьдесят, и она счастлива – еще бы, последний год в Великобритании только о ней и говорят.

Потому что именно ей младший брат принца Чарльза принц Эндрю дал в Букингемском дворце совершенно безумное интервью. Рассказал, как ездил на охоту с Джеффри Эпштейном (американским бизнесменом, который в 2008 году сидел за педофилию, а в 2019-м покончил с собой в камере, его обвиняли в секс-трафике несовершеннолетних) и его вечной спутницей, подругой, сводней, светской дамой Гилен Максвелл. (Гилен – дочь Роберта Максвелла, некогда члена парламента, немножко шпиона, владельца Daily Mirror, вертолета, яхты Lady Ghislaine). Еще принц Эндрю сказал, что в 2001-м не проводил вечер с семнадцатилетней Вирджинией Джуффре, потому что днем (!) ходил с дочкой, принцессой Беатрис, в Pizza Express в Уокинге (городке, который для графства Суррей все равно что Одинцово для Рублевки – не Аскот ни разу). Сообщил, что не потел с этой Вирджинией ни в лондонском ночном клубе Tramp, ни вообще где бы то ни было, потому что такая у него, военного моряка, физиология после адреналина Фолклендской войны – он не потеет. А где бар Tramp, он не знает, потому что не пьет. И что не спал с Вирджинией ни на втором этаже дома Гилен Макcвелл в Белгравии, ни в Нью-Йорке у Эпштейна, ни на частном острове в компании еще восьми девочек. И что никакая русская не делала ему массаж стоп.

реклама
Телеведущая Эмили Мейтлис в отеле Corinthia London.
Шерстяные жилет, брюки и жакет (на кресле), все dolce & gabbana; винтажные серьги с искусственным жемчугом и стразами, gillian horsup at alfies antiques

Телеведущая Эмили Мейтлис в отеле Corinthia London.

Шерстяные жилет, брюки и жакет (на кресле), все dolce & gabbana; винтажные серьги с искусственным жемчугом и стразами, gillian horsup at alfies antiques

Зато принц произнес в интервью золотые слова: «Если ты мужчина, то секс с кем-либо – это вполне позитивная активность», но в данном случае «определенно, определенно никакой, никакой, никакой активности». Принц (Party Prince, как его давно дразнят в родной стране) признал, что продолжать дружить с Эпштейном, отсидевшим педофилом, было ошибкой. Но уточнил, что в Виндзорский замок и во дворец Сандрингем «просто, просто пострелять в выходные» приглашал его как «плюс один» к Гилен, с которой дружит со времен ее учебы в Оксфорде. «Просто пострелять в выходные» немедленно стало мемом, Эмили Мейтлис получила премию Королевского (!) телевизионного общества – «Интервью года». А принц Эндрю через четыре дня после эфира сложил с себя должностные обязанности члена королевской семьи.

А еще, пока Борис Джонсон с ковидом был на интенсивной терапии, Мейтлис в эфире государственной (!) телекомпании BBC заявила, что перед COVID-19 не все равны. Что этот вирус – «великий сортировщик», в первую очередь поражает бедных, которые не могут себе позволить сидеть на карантине и вынуждены работать курьерами и продавцами в заразных супермаркетах.

И это Эмили в начале своей передачи зашеймила старшего советника Джонсона Доминика Каммингса после его пресс-конференции, где он объяснил, почему нарушил общий для всей Великобритании санитарный запрет на «поездки, не связанные с жизненной необходимостью» и увез семью за четыреста километров от Лондона, на семейную дачу, подальше от ковида. И еще съездил оттуда за тридцать миль в туристический городок Барнард-Касл. «Каммингс нарушил закон. Страна видит это – и в шоке, что правительство не видит». За это и ее, и программу жестко отчитало начальство BBC: «Это не соответствует нашим стандартам беспристрастности». В течение двух дней после этого около сорока тысяч человек пожаловались в BBC. Чуть больше половины – на Мейтлис. Чуть меньше половины были возмущены, что BBC ее отстранила на день. Боссы ополчились на нее, суперзвезда BBC Эндрю Марр в своем утреннем воскресном шоу отпустил пару колкостей.

А дальше произошло вот что. «Доминик Каммингс прислал мне эсэмэску поддержки. Это был предел сюра – получить от него такое сообщение в разгар кошмара». Да, предел сюра, хотя люди с юмором заметят, что Каммингс так сильно не любит BBC, что хотел поблагодарить за удовольствие смотреть, как они стреляют себе в ногу. Спрашиваю Эмили, брала ли она когда-нибудь у него интервью. Она смеется, демонстрируя все свои невероятно белые зубы. «Нет. У нас с ним эсэмэс-отношения. Хотя мы много раз общались по телефону». А о поддержке зрителей она говорит вот что: «Раньше со мной такого не случалось. Это сильнее Эндрю, сильнее всего. Неожиданный поток тепла».

Принц Эндрю сказал: «Если ты мужчина, то секс с кем-либо – это вполне позитивная активность».

Принц Эндрю с тех пор ей не звонил. «Но в конце интервью он был очень доволен. Важная фишка телешоу – то, что мы называем B-roll, это когда снимают, как ты с героем прогуливаешься до или после интервью. Если интервью не заладится, герой откажется сниматься с тобой после разговора. А принц был к нам очень щедр. Провел экскурсию по потрясающей анфиладе Букингемского дворца, указал на статуи, лестницы и помещение, где королева дает аудиенции своим премьер-министрам. Он мне сказал: «Когда придете в следующий раз, мы поговорим о принце Альберте. Он у нас в семье отвечал за бизнес».

Эмили объяснила мне, что «до окончания интервью не вполне понимала, что именно говорил Эндрю, герцог Йоркский. Во время записи ты так стараешься не ляпнуть ни одного идиотского слова, что тебя уже не хватает на злорадство, на «ха! очаровательно!». Более того, она сказала, что даже во время монтажа следила исключительно за «складкой поперек моего жакета, переживала, что она будет чудовищно отвлекать внимание». Мейтлис полностью осознала, что натворила своим допросом, только дома, когда смотрела шоу с семьей и подругой Кристиан Аманпур, прославленной корреспонденткой CNN. Аманпур интервью похвалила, но сказала, что надо было распечатать фотографию принца Эндрю, обнимающего за талию несовершеннолетнюю американку Вирджинию Джуффре в доме Гилен Максвелл в Белгравии. «И прямо там сунуть фотографию ему под нос».

А была вероятность, что в ответ на это принц начнет извиняться? «Хороший вопрос...» – и Мейтлис берет долгую паузу, теребит свои большие солнечные очки. «Я бы тогда спросила, перед кем он извиняется. Перед передачей Newsnight? Или перед жертвами? Это бы не сделало интервью радикально лучше». Спрашиваю, как бы повернулся сюжет, если б извиняться стал Каммингс. «О, вот это бы сильно поменяло расклад. У нас всю следующую неделю в стране были бы тогда совсем другие новости».

Но Каммингс и не думал извиняться, а начальство отругало Мейтлис за предвзятость. С каких это пор BBC стала настаивать на своей беспристрастности? «Я полагаю, беспристрастность сейчас важнее, чем когда бы то ни было. Только не надо ее путать со страхом, что тебя поймают на вранье, – и с безоценочностью как следствием этого страха. Сейчас недостаточно просто процитировать с подводкой «сказал такой-то». Цитату можно и в «Гугле» найти, BBC для этого не нужна. Аудитория Newsnight достаточно умна и имеет право знать контекст высказываний ньюсмейкеров».

На интервью с принцем Эндрю, 2019

На интервью с принцем Эндрю, 2019

Мейтлис родилась в Канаде, в два года ее перевезли в Шеффилд. Но йоркширского акцента у нее нет. Папа был профессором неорганической химии и «интересовался реальной жизнью», маму больше занимала художественная литература. Дедушка по папиной линии был иудаистом, занимался исключительно фольклором, «как человек очень нишевой, он в Великобритании с трудом сводил концы с концами». Мейтлис училась в школе King Edward VII, которую оканчивали будущие CEO, епископы, послы, солисты Def Leppard, The Beautiful South и The Human League. В четырнадцать она по субботам работала в парикмахерской Ross & Foster. «Шикарнейшее место. Пальмы, цветы в горшках, диваны из красного бархата. В среду вечером я ходила на курсы, где мы учились красить и делать химическую завивку на доверившихся нам несчастных. Страшно вспомнить!» Когда Мейтлис предложили полную ставку, на сцену вышла ее мама и сказала свое категорическое «Нет!». И не зря сказала – вы бы видели ужасные локоны, в которые Мейтлис на карантине превратила голову своего мужа. «Не ругайтесь! – плачет она. – Мне стыдно. Я не нарочно. Он заставил, угрожал мне ножницами».

Потом был Кембридж, не доставивший Мейтлис ни малейшего удовольствия. «Я была занудой, даже скорее нёрдом». Плюс двадцатипятилетняя история сталкинга, которая началась как раз в университете, отравила ей жизнь и закончилась упечением сталкера в тюрьму после двенадцатого нарушения предписания полиции не подходить к ней на пушечный выстрел.

Говоря об этом, Мейтлис подтягивает ноги на стул и обнимает колени. Говорит, что «сталкинг» звучит гламурно и с юморком, а на самом деле ничего смешного, ей пришлось нанять телохранителя. Так мы заговорили о психическом здоровье. «Я желаю ему поправиться и вернуть свою жизнь. А себе желаю ни секунды больше не думать на эту тему». После университета ей хотелось уехать как можно дальше: она была интерном в театре в Сакраменто, учительницей в Свазиленде. Преподавала языки в Гонконге – и там наконец проснулась. Началось «мое время в гей-клубах в платье из золотого ламе», время буддистских ретритов, «новой свободы экспериментов». Хотя не сразу – первый год она пыталась делать PhD в Университете Гонконга, препарировала пьесы Шекспира и до сих пор не понимает: «Зачем было в Азии заниматься чем-то настолько английским? До июля 1997 года, когда Гонконг должен был присоединиться к Китаю, оставалось пять лет, в воздухе висело ощущение бешеного дедлайна. Я училась, читала, слушала, спорила – и не знаю, винить или благодарить то время за мою профессию».

С герцогиней Корнуольской Камиллой, 2019

С герцогиней Корнуольской Камиллой, 2019

Не муж сделал Эмили предложение, а она ему – в 2000-м на Маврикии.

В юности Эмили клялась, что журналистом быть не собирается. Потому что они из настоящего момента не видят глобального значения того или иного события, например падения Берлинской стены. Им важнее сообщить новости. «Как можно жить и не понимать, что именно происходит?!» Но в Гонконге она пошла работать на радио и скоро уже вела собственное шоу. А на британское телевидение попала, нанявшись фиксером к легендарному ведущему Channel 4 News Джону Сноу. Он впечатлился интеллектуальными способностями ассистентки, прочил ей будущее в каком-нибудь большом банке, но она сказала, что ее математики на это не хватит. Вот будущий муж Марк Гвинн, с которым они познакомились в Гонконге в конце девяностых, всегда считал хорошо – и занимается с тех пор управлением инвестициями.

Не он сделал Эмили Мейтлис предложение, а она ему – в 2000-м на Маврикии. «Он меня убьет, если буду о нем говорить!» После чего началась, как она это называет, «напряженная помолвка» – он католик, а она еврейка. «Были тонкие моменты. Но в итоге получилась невероятная свадьба в Холланд-парке (район Кенсингтона. – Прим. «Татлера»), играли клезмер – местечковые еврейские мелодии – и ребе со священником танцевали под ручку. Хотя с концепцией мы намучились».

Самый сложный момент, как объяснила Эмили, – это в какой религии растить детей. «Чтобы не ссориться, мы позволили им самим решать. Один чувствует себя очень евреем, другой очень атеистом, так что нормально». За детьми есть кому присмотреть, к тому же Майло уже пятнадцать, а Максу тринадцать, но мать до сих пор в ужасе вспоминает, как нужно было рассказывать о выборах в США, а сын заболел, и его нужно было класть в больницу. Все закончилось хорошо, но «он мне это до сих пор предъявляет». Дети живут в школе? «Нет». Потом, надев снимающую вопросы улыбку, Эмили уточняет: «Один – да, один – нет. Всех это устраивает». Зарплата Мейтлис – £260 тыс. в год, она может позволить себе платить за школу (премьер-министр Борис Джонсон получает примерно столько же).

На презентации своей книги, 2019

На презентации своей книги, 2019

Сейчас Эмили живет на западе Лондона. В прошлом году у нее вышли мемуары, Airhead: The Imperfect Art of Making News («Дура. Несовершенное искусство делать новости»), там она в том числе описывает, как в 2017-м пошла волонтером в многоэтажный дом «Гренфелл», где в пожаре погибли эмигранты из Африки и с Ближнего Востока. После чего взяла интервью у Терезы Мэй «с болью и свирепостью – не ожидала от себя такого». По названию книги понятно, что Мейтлис в ней себя не хвалит. А знаете, как ее обозвали, когда она только начала вести Newsnight? Автолюбитель! Потому что «косить под дуру», переспрашивать – ее фирменный стиль. Подзаголовок в Sunday Times гласил: «Ведущая Newsnight и «автолюбитель» – во главе отряда охотников за трофеями».

Ну конечно, Мейтлис и умна, и хороша собой, и умеет одеваться в эфир. Знает, что «мода» на телеэкране выглядит так себе, поэтому придумала «униформу – одежду, в которую можно воткнуть микрофон и наушник. Которая одинаково выглядит и утром, и в 22:30, когда я наконец раздеваюсь». Раньше любила Victoria Beckham за силуэты, сейчас предпочитает The Row. Мода ей нравится – в смысле «нравится скроллить картинки на компьютере», – но большинство купленного она сдает обратно. На карантине шопинг, к счастью, притормозил, и в прихожей больше не стоят сумки для отправки обратно в магазин. Эмили было бы проще вообще не думать на тему гардероба.

Телевидение сейчас ругают за то, что логика выбора тем и героев окончательно свелась к простым импульсам – кто даст больший рейтинг, того и зовем на интервью. Эмили говорит, что, когда избирали Трампа, ее редакторы отчетливо слышали этот импульс. «Каждый раз, как редактор спрашивал, будем ли говорить о Трампе, поднималась волна энтузиазма. Когда просили осветить предвыборную кампанию Хиллари Клинтон, наши лица кисли». И Эмили показывает мне, как именно они кисли. «Энергетический импульс тогда исходил от Трампа и от Берни Сандерса (демократа, конгрессмена от штата Вермонт. – Прим. «Татлера»). И мы поехали в тату-салон, где бесплатно делали татуировки с изображением Берни». (Демократ Сандерс выбыл из гонки в апреле, поддержав кандидатуру вице-президента времен Обамы Джо Байдена. – Прим. «Татлера».)

О грядущих 3 ноября американских выборах Мейтлис говорит рассудительно: «Newsnight не берется предсказывать, кто победит. Импульс сейчас исходит не от конкретного человека, он звучит так: «Нам почему-то интересно все, что происходит на американской сцене».

Тут намечается интрига, и эту интригу Эмили хочет перенести в другой жанр – телевизионная драма. Ее книгу «Дура» купили для экранизации, и Эмили надеется, что сценарист уже нанят. Она говорит, что это «будет чистый вымысел», но с упоминанием страннейших вещей, которые у нее происходят за кадром. Принц Эндрю, например, перед тем как дать ей свое интервью, объяснял звукооператору, к какому месту Мейтлис надо крепить микрофон. «Он был абсолютно расслаблен, давал указания, руководил. Не стесняется командовать».

Эмили кино пойдет только на пользу, но она поставила условие – героиня не должна быть на нее похожа. «Пусть сделают из меня психованную алкоголичку. Будет отлично. Только пусть не называют ее Эмили». Да неужто они посмеют?

Шерстяные жилет и юбка, все michael kors collection; замшевые перчатки, manokhi; ремень из кожи и текстиля, dior

Шерстяные жилет и юбка, все michael kors collection; замшевые перчатки, manokhi; ремень из кожи и текстиля, dior

Вам также может быть интересно:

Принц Эндрю — герой войны, плейбой и источник больших неприятностей королевской семьи

Хиллари, Грета, принц Эндрю, Эпштейн и другие: 7 документальных фильмов и сериалов 2020 года

Новый номер Tatler можно читать онлайн, скачав приложение в App Store и Google Play.

Купить журнал вы можете на сайтах «Азбука Вкуса», «Глобус Гурмэ», книжного магазина «Москва», Metro, Ozon«Самокат», «Беру», «О'КЕЙ», Spar.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать лучшие материалы прямо на почту (2 раза в неделю, без спама!)

Фото:Фотограф: Luc Braquet. фото: luc braquet. Стиль: Sophie Pera. Прическа: oskar pera с использованием Evo/david artists. Макияж: terry barber с использованием m.a.c/david artists. Ассистент фотографа: kadarÉ alieu. Ассистент стилиста: nicolÒ pablo venerdÌ. Креативный продюсер: poppy evans.. Благодарим flowerbx за помощь в организации съемки Фото: gettyimages.com; legion-media; pa wire/tass

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует