Как образование и эдьютейнмент стали главным светским трендом последних лет

Образование превратилось в модную игру для взрослых – миллиардеры инвестируют в эдьютейнмент, героини «Татлера» не отказывают себе в удовольствии купить еще немножко университетских знаний.
Как образование и эдьютейнмент стали главным светским трендом последних лет

К 2030 году 85% профессий будут тем, чему даже название пока не придумано. Об этом заявил Institute for the Future. Тинейджерам с последней страницы «Татлера» в условиях тотальной неопределенности хочется одного – смотреть на прекрасное здесь и сейчас, в Parsons или хотя бы в Британской школе дизайна. Их мамы тоже хотят духовно развлечься, тем более что выражение «вышли из студенческого возраста» сейчас звучит дико, за такое канселят. Университеты, которые к арту отношения не имели, спешно исправляются. Если дозволено Юпитеру – МГУ открыл в Романовом (sic!) переулке факультет искусств, где с большим комфортом окончила магистратуру Светлана Захарова, – то дозволено и другим, направление «Дизайн» есть теперь даже в РАНХиГС. И только МГИМО как-то пока обходится без рисования.

Мир приходит к выводу, что высшее образование (за исключением медицинского и юридического) – это для себя. На TED есть воодушевляющая лекция Лиз Колеман, президента Bennington College, который прозорливая Лиз еще в девяностые превратила в американский оплот идеи Liberal Arts. Liberal Arts (название придумал Цицерон) – это семь свободных искусств, считалось, что они нужны свободному человеку, который намерен быть полноценным членом общества, а не «идиотом» (так греки называли гражданина, не участвующего в собраниях). Сейчас в программы Liberal Arts, на которых университеты отлично зарабатывают, входят естественные науки, физика, логика с математикой, философия, история, социальные науки и творчество. Да, все сразу, в одном дипломе. Увлекательность подачи оценивается студентами в рейтингах, так что процесс обучения с большим количеством видео и преподавателями, старающимися затмить звезд стендапа, двигается в сторону эдьютейнмента (образование + развлечение), которым богат ютьюб.

«С точки зрения личной жизни MBA – это интересно. Но развелась я не поэтому».

В России лучшие программы – в СПбГУ, Европейском университете в Петербурге (его в свое время хорошо поддержали Анатолий Собчак, Фонд Форда и Фонд Макартуров), в Шанинке (основатель – профессор Манчестерского университета Теодор Шанин) и РАНХиГС. После этого можно осмотреться и выбрать занятие из тех, что в данный момент востребованы миром в лице подписчиков в инстаграме.

Основатель приложения Welps Наталья Давыдова, нащупав фитнес-тропу, пошла учиться онлайн в очень модный в осознанном мире американский Институт интегративного питания, где получила специальность «нутрициолог» и прошла еще несколько дополнительных курсов. Плату за обучение Тетя Мотя наверняка уже отбила, но готова порассуждать о реинкарнации «вечного студента»: «Всегда будут люди, которые превращают обучение в практический результат, даже если пошли учиться после тридцати пяти лет. Но будут и те, кто учится, чтобы не делать ничего конкретного и откладывать взрослую жизнь на потом». Учиться онлайн ей, кстати, не очень понравилось: «Да, все происходит в удобное тебе время. Но есть и минусы – отсутствие поддерживающей среды единомышленников и прямого контакта с учителем».

Старинная идея, что лучшее занятие для наследника капитала – благотворительность, все еще актуальна. Но балами и аукционами дело сейчас не ограничивается, нужно разбираться в интернет-маркетинге. «Мы учим упаковывать смыслы. А потом на это нанизываем знания, как работать с попечителями, как осуществлять бесконечно важный сейчас GR – Government Relations, связи с государством, которое в России является одним из самых крупных жертвователей», – объясняет свою работу Ян Яновский, который вместе с Гором Нахапетяном и Дмитрием Ямпольским учредил Московскую школу профессиональной филантропии фонда «Друзья».

Учиться, расширяя кругозор, сейчас можно в любую свободную минуту, для этого есть, например, основанная в Стэнфорде Coursera и пока еще живое «Открытое образование». Если же душа просит доходной цифровой деятельности, вас ждут прицельные онлайн- и офлайн-курсы резидента «Сколково» – «Нетологии». Она возникла как стартап Максима Спиридонова, питалась от венчурных фондов, а в 2017 году «Севергрупп», управляющая инвестициями Алексея Мордашова, выкупила 40% компании. Онлайн-курсы Skillbox тоже сначала были стартапом, но за 2019 год их контрольный пакет в несколько приемов выкупила Mail.ru Group. Институт «Синергия», поднявший свой бизнес после привоза в Москву голосистого Тони Роббинса, сейчас вообще рекламирует себя как образовательный маркетплейс, хотя там есть и вполне классические формы обучения, с аудиториями и зачетками.

Есть мнение, что отдельных курсов человеку новой эпохи вполне достаточно. Многие ориентируются на своих кумиров Тони Роббинса, Марка Цукерберга, Билла Гейтса, Пола Аллена, Стива Джобса, CEO Spotify Даниэля Эка, у которых нет университетских дипломов. Но силен и противоположный тренд. Высшее профессиональное образование не в моде, зато бешеным успехом пользуется MBA. Потому что это не обучение даже, а расширение сознания. «Ты начинаешь по-другому воспринимать реальность, – говорит окончившая MBA в «Сколково» сооснователь PR-агентства JuneJuly Юлия Прудько. – Уровень твоих однокурсников дает понимание, что такое нетворк. И с точки зрения личной жизни интересно – когда у тебя в группе пятьдесят парней и шесть-семь девочек, что-то может получиться. Но развелась я, пока училась, не поэтому. Раньше MBA был нужен, чтобы учетверить свою зарплату, сейчас бизнесмены на поколение старше меня говорят, что именно по этой причине не берут на работу кандидатов со степенью. Хорошо, что я работаю на себя. Вот только Ксения Собчак меня дразнит: «Перестань говорить со мной на сколковском, говори на человеческом».

Слушайте подкаст Tatler «Корона не жмет»

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Фото: КОЛЛАЖ: ОЛЕГ БОРОДИН. ФОТО: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ/«КОММЕРСАНТЪ»; АРХИВ TATLER