1. Главная
  2. Герои
Герои

Что нового узнали о себе герои Tatler, потеряв возможность путешествовать и ходить в гости

Пока не было вечеринок, наши герои в уединении развили суперспособности – у всех разные. О главных приобретениях на самоизоляции рассказывают Сати Спивакова, Ульяна Сергеенко, Елена Ремчукова, Роман Авдеев и других татлеровские люди разных возрастов и интересов.
реклама
№6 Июнь 2020
Материал
из журнала
12 Июня 2020

Cати Cпивакова, актриса и телеведущая

Бойся своих желаний, они могут материализоваться – не знаю, кто это изрек, но уже две недели я не перестаю об этом думать. Многие годы у меня не оставалось времени на путешествия для души, в любые свободные три-четыре дня я неслась к дочкам в Париж, реже – к старшей дочери в Нью-Йорк. Бесчисленное количество раз произносила: «Как надоело летать и собирать чемодан!» Грешила воплем: «Я устала от работы! Мечтаю просто тупо посидеть дома!» Получите, что заказывали. Но теперь то, на что не было времени, превратилось в то, на что нет – пока – желания и сил. Это признание моей неидеальности, а вовсе не стремление подать пример. Дочь Катя завалила меня ссылками на йогу онлайн, предупредив: «Мама, самое трудное – опустить попу на коврик». Но отвлечь себя от мысли, что сейчас везде, задыхаясь, умирают от вируса люди, мне не удается. И осознание, что мы зависли между «до» и «после», с каждым днем все отчетливей. Надо научиться ждать. Уберечь себя сейчас означает помочь другим.

«Настал час пижам, но у меня их в Москве всего четыре, остальные — в Париже».

Но не думайте, что я бесцельно слоняюсь по квартире. Больше года я не могла закончить книгу «Нескучная классика». Нашей программе на телеканале «Культура» десять лет, и книга строится на интервью с ее героями и моих преамбулах о каждом из них. Ее выход несколько раз переносился, наконец мы с «Редакцией Елены Шубиной» решили, что в магазины она поступит 1 сентября, а значит, сдать все нужно не позднее 1 июня. Мой норматив – три главы в день! Все эти дни я мысленно веду диалог то с Джесси Норман, которая была удивлена моей готовностью к съемке, увидев, что в гримерке ее ждали освежитель воздуха и любимый виноградный сок. То с Димой Хворостовским, в котором до конца жил не очень уверенный в своей неотразимости юноша... К счастью, большинство героев книги живы и здоровы и, надеюсь, скоро сами смогут ее прочесть.

Пишу под звуки Страдивари – муж категорически не хочет заниматься в кабинете и в просторной квартире в качестве форпоста облюбовал гостиную. Тут и кухня рядом, и телевизор беззвучно вещает, и я на виду. А вечером мы впервые за долгие годы смотрим вместе кино, от Альмодовара до «Покровских ворот». Так что у нас ежедневная пижама-пати – наконец настал час пижам. Но мне их не хватает, потому что некоторые безмолвно тоскуют в парижской квартире, а в Москве всего четыре штуки, включая любимую Lanvin еще времен Эльбаза.

Я взяла себе за правило: хоть карантин, хоть ЧС, но дома я буду красивой. И чтобы в гостиной обязательно стояли весенние цветы!

реклама

Екатерина Мечетина, бренд-директор Beluga

В Юрмалу мы уехали с семьей без помощников. Сразу поделили зоны ответственности в соответствии со степенью устойчивости нервной системы. Я взяла на себя готовку, уборку, стирку и глажку, а муж – контроль над учебой детей. Дистанционные занятия у них начались еще до того, как официально стартовали во всех школах. Мы, считай, предвосхитили тренд.

Сначала дети были в восторге, что можно сидеть дома, но потом появились сложности с адаптацией к новому формату. В этом деле нужна самодисциплина. А еще было непросто поделить столы в местах, где сигнал вайфая максимально устойчивый, – по утрам всей семье надо одновременно выйти в зум. У нас довольно много открытого пространства, сложнейшей задачей оказалось зонировать учебные места. А еще пришлось купить принтер, чтобы распечатывать задания и документы с телефона и планшета.

«Нехватки социализации у нас, к счастью, нет — три девочки играют с младшим братом».

Из-за карантина мы отказались от репетиторов, не стали даже переводить эти занятия в онлайн, иначе дети так и будут целый день сидеть перед компьютером. На наш взгляд, намного полезнее дышать по возможности свежим воздухом и играть во что-нибудь активное, чем учить еще один язык по скайпу. Дети рады, что появилось больше времени на то, что им нравится. Нехватки социализации у нас, к счастью, нет, три девочки играют друг с другом и с младшим братом.

За это время мы выработали несколько лайфхаков. С вечера зарядить все без исключения телефоны и переносные аккумуляторы. Убедиться, что фотографии домашней работы отправлены учителям. Ну и ограничить как-нибудь гаджеты вне учебного времени.

А в идеале надо переложить контроль уроков на детей и довериться им в этом, отпустить ситуацию. Важно сформулировать – и внедрить – новые правила поведения на уроке и дома, надо же как-то развивать культуру обрушившегося на нас онлайн-общения. И вообще, на онлайне свет клином не сошелся. Мы мотивируем детей делать доклады на интересные им темы и, конечно, читать каждый день.

Стеша, Маша, Агния и Александр Мечетины

Стеша, Маша, Агния и Александр Мечетины

Роман Авдеев, председатель совета директоров «Россиум»

Было такое направление в философии в России в конце XIX века – почвенничество. Я вот, наверное, «почвенник». К земле меня тянет. В детстве в огороде мы с родителями сажали картошку, клубнику. Я с удовольствием этим занимался.

Теперь у нас в деревне в Липецкой области дом. Обычно мы туда приезжаем отдыхать, а теперь перебрались на время карантина. Там первым тоже появился огород, шесть соток, как положено. Стали сажать картошку, собирать колорадских жуков. Потом завели тыквы. Дальше теплицу, и вот у нас уже огурцы, перцы. Это, конечно, больше баловство: там постоянно работают люди, они все и сажают. А мы собираем.

«Вкус молока от своей коровы другой, потому что он зависит от того, что корова ела».

Из живности первыми появились коровы. Их три, они самые главные. Еще есть куры, мы покупаем бройлеров. Дети утром ходят за молоком, за яйцами. Тут дело не в том, что это все какое-то экологичное. То есть свежее – это хорошо, но я не считаю, что в магазине продукты менее экологичные. Хотя, конечно, вкус молока от своей коровы другой, потому что он зависит от того, что корова ела. Мы для своих покупаем сено в колхозе, знаем, чем их кормим. Делаем из молока сыр, творог. Пытались варить серьезные сыры, но не особо получается. Зато отлично выходят гауда и моцарелла. Я свой творог люблю, причем обезжиренный: когда делают масло, получается много обезжиренного творога. Ем его с вареньем, с джемом. Самый лучший – имбирный, модная сейчас тема.

Еще на даче мы сплавляемся на плотах, катаемся на велосипедах. Но не в карантин, конечно. Дети по свободе скучают: туда поехать, сюда поехать. Конечно, тем, кто живет в квартире, совсем тяжело, мы-то можем выйти и до коровника прогуляться, например.

Софья Авдеева на ферме

Софья Авдеева на ферме

Ульяна Сергеенко, дизайнер

Если бы не постоянная тревога за команду и судьбу бренда, то карантин я сравнила бы с идеальной жизнью. Я поздно встаю, делаю маски, которые советует Лена Перминова, очень много ем и даже готовлю. Полностью отсутствует суета привычной жизни. Вечерами я при параде – мы ужинаем и смотрим кино. Из последнего – «Босоногая графиня» с Авой Гарднер и «Только Бог ей судья» с Джин Тирни. К каждому ужину я воспроизвожу образ из какого-нибудь фильма. Дети рады не ходить в школу и скучают только по возможности тусить с друзьями. О будущем они не сильно тревожатся, поэтому воспринимают карантин как каникулы. Собака Чеба и кошка Фрося рады, что все дома. Сейчас я задумываюсь о собственной маленькой ферме, свежем молоке и яйцах. Начну, пожалуй, с курочек. Раньше у меня вообще не было хозяйственных привычек и дом был несколько запущен. Сейчас он блестит, сияет и полностью очищен от хлама. Каждый день я начинаю с настоящей глютеновой горячей выпечки. Только что заказала набор кухонной утвари и кучу новой посуды.

Кутюрную неделю отменили, но работа над новой коллекцией продолжается, ведь создание красивых вещей и есть смысл существования бренда. Вы знаете, вдруг оказалось, что наша модель работы полностью отвечает требованиям нового времени: осознанное производство, ручной труд, натуральные ткани, редкие техники. Принципы, которых мы всегда придерживались, сейчас стали очень востребованными. Они и есть настоящий люкс, причем клиенты прекрасно понимают их ценность. Жалко только, что кутюрный станок теперь работает с перебоями, как и всё. Мы будто попали в квест – найди способ создавать кутюр в новых условиях...

«Примерки проводим на мне, как делали в начале нашей кутюрной истории».

Но справляемся, шаг за шагом. Команда обсуждает идеи онлайн, макеты отсматриваем по фотографиям. Конструкторы увезли манекены к себе домой. На этой неделе мы работали над вышивкой и кружевными деталями – хорошо, что до карантина успели решить, что будем делать их на «Крестецкой строчке». Примерки проводим на мне, как это было в самом начале нашей кутюрной истории. Так что каждый день я демонстрирую Чебе и Фросе новые образы. Конечно, я очень скучаю по ателье, по возможности быть рядом с командой. И очень благодарна всем в бренде за то, что поддерживают общее дело и друг друга, даже когда приходится нелегко.

Общение с клиентами мы продолжаем, продажи и доставки осуществляем. В апреле планировали устроить в Москве показ второй линии, но быстро перестроились и запустили коллекцию онлайн. Сейчас практически все покупки осуществляются на сайте. Клиенты ждут возможности красиво выйти из карантина. А меня вдохновляет уверенность в том, что у нас собственный путь, и нужно продолжать по нему идти. Как и прежде, я нахожу вдохновение в воспоминаниях, старых фотоархивах, кино и, главное, в моих героинях, прекрасных женщинах, которым не страшны никакие трудности.

Елена Ремчукова, совладелица «Независимой газеты»

Мы сидели на даче. Я подолгу зависала в фейсбуке, это позволительно на карантине. Обычно в соцсетях веду себя тихо, следов не оставляю. А тут вступила в два сообщества. Первое – кулинарное #ДомаЛучше, где люди из разных стран постят фото изоляционной домашней еды и очень друг с другом любезны. Но быстро надоело лайкать рецепты, я и так готовлю лучше всех. А вот второе сообщество – «Птицы Европейской части России» – неожиданно ворвалось в мою дачную жизнь.

На птиц я с детства смотрю с восторгом и любопытством. Интерес не орнитологический, а непосредственный, философский. Почему летают? Как они спят и не падают с ветки, что делают, когда три дня подряд идет дождь? Зачем поют? Некоторые не поют, молчат, каркают. А перелеты сезонные – вообще проблема. «Почему эти птицы на север летят, если птицам положено только на юг?» – пел Владимир Высоцкий. Серьезно, восхищаюсь, какой сложный механизм создан природой, чтобы держать в узде мир насекомых.

Конечно, у меня есть книжки-определители. И «Птицы СССР», и Брэм, и Birds of America, и «Современные птицы России». Но картинок, где строго в профиль изображен «самец гаечки», хватало лишь на узнавание основных: дятла, сойки, трясогузки, синички. А в фейсбучной группе люди ежедневно выкладывают живые ракурсы птиц с названиями, видео с голосами. И все актуальное, близкое. Сегодня в парке Тропарево зяблик пел, послушайте и поглядите на него со всех сторон, а вот в Кратово черный дятел стучал по елке.

«Как птицы спят и не падают с ветки? Что делают, когда три дня подряд идет дождь?»

Насмотревшись, повесила кормушку. Гляжу на нее часами. И всех узнаю по живым картинкам. Сначала были снегири (в апреле их полно, оказывается), потом пошло... Свиристели, лазоревки, персики-зяблики и их скромные серые жены. Научилась отличать поползня от пищухи (оба птицы-мыши, по стволам шуршат, но клювы загнуты по-разному), овсянку от зеленушки (обе зеленые). Знаю пять сортов дятлов. Мечтаю увидеть чижика, из принципа. Про него стихи и песни, а я ни разу не видела. Есть у меня любимая птица – ополовник. Белый пушистый комок с длинным тонким хвостом черным. Похож на половник.

Я своих птиц не фотографирую. Быстро поняла, что на айфон это дело не пойдет. Расстояние. Нужна оптика. Нашла наши «никоны» и «лейки», повертела в руках... Э-э-э, думаю, нет! Тяжелые премудрые штуки. Вернуться к камерам после айфона – тут нужны причины посерьезнее ополовника.

Вот когда карантин закончится – пойду в букинистический, искать книжки Виталия Бианки с рисунками Чарушина. И Паустовского, и Пришвина детского. Чтобы читать вместе с внучкой Анфисой. Потому что благодаря таким книжкам человеку не скучно, если у него есть хотя бы окно в лес.

«Голубые сойки», иллюстрация Джона Джеймса Одюбона из книги Birds of America, 1830-е

«Голубые сойки», иллюстрация Джона Джеймса Одюбона из книги Birds of America, 1830-е

Аида Гарифуллина, оперная певица

Думаю, для всех нас начался новый отсчет времени. По сути, новая жизнь: не надо никуда спешить, не нужны бесконечные перелеты, гостиницы, чемоданы. Я стала жить оседло, неспешно, рядом только самые близкие люди. Очень рада, что могу больше общаться с дочкой. Учу ее писать на русском, вместе смотрим мультфильмы на английском – Оливия уже начинает говорить фразами, хотя ей только три. Этот спокойный ритм нашей жизни сейчас мне нравится больше всего. Нравится смотреть в окно и наблюдать жизнь природы. У нас неделю назад на воде поселилась стая чаек. Летают теперь над домом, и это потрясающе. Своего рода медитация.

Карантин я проводила в Казани. И поняла, что без работы не могу сидеть совсем. Мой день снова стал расписан по минутам. Я решила освоить языки. Всегда легко обходилась английским (для общения с коллегами его хватает), а сейчас начала заниматься итальянским. Нет, свои партии я учу, переводя каждое слово, и, естественно, понимаю, о чем пою. Но все же по два-три часа с утра, пока голова не устанет, уделяю итальянскому. Затем двухчасовой скайп-урок с педагогом по английскому. Мы просто разговариваем, чтобы не забывать язык. Вечером – урок актерского мастерства.

«Я поняла, что не могу сидеть без работы. Мой день снова расписан по минутам».

Ну и как же без дружного семейного застолья! Все в нашей семье любят готовить и вкусно есть, и мне это передалось. Я даже выпустила кулинарную книгу. У мамы (Ляйля Гарифуллина – директор казанского Центра современной музыки Софии Губайдулиной. – Прим. «Татлера») есть тетрадь, в которую она записывала самые редкие, изысканные рецепты. Вести ее мама начала еще до моего рождения, так что это наша семейная реликвия. И вот на карантине я, в очередной раз перелистывая пожелтевшие страницы, нашла рецепт торта «Черепаха». С детства хорошо помню его ни с чем не сравнимый вкус. Позже я много раз встречала торт с таким названием, но он всегда был другим. Я решила приготовить по маминому рецепту. Раньше мне казалось, что это сложно: в нем огромное количество ингредиентов, много орехов, сухофруктов, сметаны. И все же я рискнула. Получилось очень вкусно. И калорийно. Но тут спасибо генетике.

Торт «Черепаха»

Торт «Черепаха»

Елена Пинская, основатель компании «2 бригадира»

Я умею сидеть дома. Поэтому в дачную самоизоляцию взяла с собой жакет Chanel. Когда он висит в шкафу, мне спокойнее: жакет шепчет, что все вернется. Всем, кто звонит спросить «Как дела?», отвечаю: «Супер, у меня теперь полноценная семья». Папа (Василий Вакуленко, рэпер Баста. – Прим. «Татлера») к завтраку – редчайшая ситуация в нашей с дочками жизни.

Дача в Малаховке – это большой участок, корабельные сосны, мой папа построил ее в двухтысячные, но толком мы тут не жили. Тем не менее на кухне есть два сервиза: белый Schönwald и парадный лиможский, так что я теперь демонстративно накрываю стол – и мы едим то, что я приготовила. Наша няня любила говорить «была бы курочка, сварит и дурочка», но не все так просто. За отсутствием практики я разучилась готовить – раньше мы ели в «Кофемании» и у моего двоюродного брата в Regent by Rico. Стейк с багетом я, памятуя детство во Франции, могла исполнить, но щи, пирожки – это я не умею, не хочу и вряд ли буду. Зато тренируюсь готовить то, что советует однокурсница Лейла Гусейн – она была сдвинута на правильном питании, еще когда мы все ели в шесть утра в «Макдоналдсе».

«Пища просветляет человека. Поэтому сегодня на обед будет суп с чечевицей».

Теперь Лейла живет в Берлине, выучилась на health-коуча. Человек нашел себя. В инстаграме @healthy.with.leila выкладывает рецепты и объясняет, что чиа и кайенский перец там для дезинфекции. Так вот, Лейла прописала нам всем овощи, чтобы поднимать иммунитет. Мы с ней считаем, что правильная пища просветляет человека. Поэтому сегодня на обед суп с чечевицей и стейк со спаржей.

Василий на даче страдает: у него был бешеный ритм жизни, а тут вдруг сосны. Спасается чувством юмора: рифмует «жена» с «должна». Он, кстати, прикольно готовит. На Новый год в Майами делал «василье» – как оливье, только вместо картошки он туда трет сыр. А меня спроси, что такое «жена», отвечу классическим образом: «Дети, очаг, тыл». Я тринадцать лет в браке. Надо готовить – буду готовить. Боюсь только, что, если дойду до мишленовского уровня, после карантина мне нечем уже будет удивлять семью. Но пока нам с мужем эта игра нравится. Спрашиваю: «Скажи, я вкусно готовлю?» Он отвечает: «Когда слушаешься меня – да».

Салат с тунцом, авокадо, яблоком, дикой рукколой, красным луком и маслом черного тмина

Салат с тунцом, авокадо, яблоком, дикой рукколой, красным луком и маслом черного тмина

Шахри Амирханова, журналист

По утрам, пока все спят, я пишу, впервые за долгое время хочется чем-то делиться. Сейчас я не ставлю перед собой больших целей, но стараюсь поддерживать эту привычку и всячески ее поощрять. Пока не без провалов, но у меня всегда есть следующий день для того, чтобы попробовать заново.

Я принимаю долгие ванны с розовой солью из Крыма, делаю массаж c гуашей из Quarz Store – это часть моей медитации. Режим и дисциплина – главные друзья в изоляции. Учусь рано ложиться спать и рано просыпаться. Настраиваюсь на день, медленно смакую утренние дела, немного пишу. Хочу вернуться к классам по кундалини-йоге моей учительницы Гурмух из Лос-Анджелеса на Alo Moves, дживамукти-йоге и йоге критического выравнивания, мне она очень нравится в последнее время. А два раза в неделю мы с Сашей (муж Шахри музыкант Александр Липский. – Прим. «Татлера») в зуме занимаемся с нашим лапочкой-тренером Милошем.

Дочь не ходит в классическую школу, и мне нравится, как система сейчас подстраивается под интересы родителей, которые выбрали альтернативное образование, ищет новые методы передачи информации. В домашнем режиме мы стараемся больше времени уделять творчеству, математике, смотрим классические фильмы и много общаемся с друзьями онлайн. Днем Саша занимается музыкой, а я слушаю лекции Экхарта Толле на ютьюбе, он очень интересно рассуждает о днях, в которых мы живем, о том, как важно духовное развитие в момент, когда время остановилось. Очень созвучно моим мыслям. А еще изучаю труды Станислава Грофа (известный психолог и психиатр. – Прим. «Татлера»), он гениальный человек, это тоже займет много времени. Так что, надеюсь, из самоизоляции выйду обновленным и более совершенным человеком.

«Пока не без провалов, но у меня всегда есть следующий день, чтобы попробовать заново».

Днем я могу приготовить что-нибудь вкусное. Последнее время мне нравится печь пироги, я экспериментирую с начинками, пробую рецепты из инстаграма @vanessamarigold. Кстати, вы тоже стали гораздо больше есть с наступлением коронавируса? Я ничего не могу с собой поделать! На время изоляции мы отказались от услуг помощницы по хозяйству, и я снова учусь по-настоящему хорошо убирать дом и получать от этого удовольствие. Сейчас мне не хочется искать для него новые вещи, а, наоборот, есть желание максимально избавляться от лишнего. Но я покупаю санитайзер и красивое мыло для рук Windsor Soap Яны Виндзор. Настает время домашних, выращенных на коленке компаний – я всегда отдавала предпочтение именно им. Так я чувствую себя причастной к хорошим делам, пусть даже косвенно, в рамках небольшой материальной помощи.

Раз в неделю общаюсь со своими психологом и психиатром, это помогает сохранить связь с реальностью и очертить параметры дальнейших действий. В целом мне очень нравится эта самоизоляция, я всегда так жила – и как будто бы весь мир теперь функционирует в моем режиме. Посмотрим, что из этого выйдет.

С дочерью Алисой

С дочерью Алисой

Ирина Вольская, сооснователь Fragment Art Club

C середины марта мы с детьми в Герцлии, сбежали за ощущением хоть какой-то безопасности – когда надо, израильтяне умеют перекрыть так перекрыть, к тому же у них сильная медицина. Без языка трудно, особенно когда все онлайн и не понимаешь даже, молоко перед тобой или кефир. Поэтому я решила учить иврит. Стелла Аминова уверяет, что это очень легкий язык, но я пока не могу согласиться.

Мы тут не одни: Стелла в трех минутах пешком, Катя Гайдамак, Софья Капкова, Маша Ланван, но общаться толком нельзя, и доступ к морю закрыт. Можно только сидеть и учить слова. Заодно и детям показываю, что не только они работают, – для них садистское удовольствие наблюдать, как мама мучается. Нормальная ситуация – когда взрослые утром уезжают на работу. А мы сейчас никуда не уезжаем и, с детской точки зрения, играем, как они, в игры, сидим в тиктоке. Мой партнер свободно говорит на иврите, он взял на себя родительский контроль – надо мной. Что ты выучила за день? Уроки сделала? Дай-ка я тебя проверю!

«Я запираюсь от детей в туалете и учу там иврит».

Вообще я начала учить иврит почти год назад. Скачала приложение Duolingo, чтобы заодно подтянуть французский. Я окончила МГИМО, знаю английский, испанский, французский в базовом варианте, но эта письменность пока дается тяжело. Первый репетитор диктовал слова по-английски и показывал картинки, я их фотографировала, а потом, заперевшись от детей в туалете, повторяла. Сейчас меня учит Юлия Патракова – выдающийся преподаватель, спасибо за нее Соне Капковой. Она начала с алфавита, после трех уроков с ней я уже могла читать надписи на улицах. На данном этапе у меня детская азбука, которая, конечно, не для моего возраста, но зато для моего уровня. От такой учебы ужасно болит голова. Такое уже было, когда я начинала с нуля бальные танцы: ча-ча-ча, сальсу, джайв. Видимо, запоминание движений и слов справа налево напрягает область мозга, которая у меня не в тонусе. Ощущение, будто там кипит вода, как в кастрюле. Но я все равно довольна.

Сейчас все учатся онлайн, и дети, и взрослые – мы во Fragment Art Club тоже запустили курс, где на уровне privilege есть домашние задания – без них взрослые халтурят.

Но я зря жалуюсь. Новый язык, может быть, убережет меня от Альцгеймера, и учу я его в замечательных условиях. Район Герцлии Питуах похож на Форте-деи-Марми или Юрмалу, но с бирюзовым морем: частные дома, никто не наряжается, много вкусных забегаловок, велосипеды. (Вот только все закрыто, и на велосипеде кататься запрещено.) Богатых людей гораздо больше, чем в России, но дорого платить никто не хочет – уровень сервиса гораздо ниже, зато и пафоса меньше. Если бы не день сурка, сказала бы, что полностью расслаблена: мы с детьми играем, делаем уроки, учимся быть вместе 24/7.

Арина Кузьмина, выпускница UCL

Я отношусь к счастливому типу людей, которым очень нравится учиться. Последние три года я посвятила информационному менеджменту в лондонском университете UCL и – параллельно – изучала французский, испанский, голландский языки, геммологию и нутрициологию. Последнее переросло в страсть и привело меня в знаменитый Institute of Integrative Nutrition, где онлайн преподают health coaching. К сожалению, большая нагрузка на последнем курсе университета не позволяла мне полностью погрузиться в предмет. И тут – пандемия. UCL перешел в дистанционный режим и разрешил мне досрочно сдать курсовые и дипломную работу. А потом наступили весенние каникулы, которые я провела у нас дома в Николино. Health coaching в России не распространен, медицина направлена на то, чтобы лечить больных. А health-коуч помогает здоровым оставаться здоровыми, что особенно актуально во время коронавируса. Нас учат рассматривать здоровье как многомерную концепцию и главными считать не питание, а отношения, карьеру, увлечения, духовность, уровень стресса. Даже если есть только брокколи, курицу и авокадо, но ходить на нелюбимую работу и жить в токсичных отношениях, счастливее не станешь. А счастье – главный компонент здоровья.

«Health-коуч главным считает не питание, а карьеру, духовность, уровень стресса».

Я уже так привыкла совмещать full time с part time, что одной школы мне стало мало. Поэтому решила освоить то, что давалось нелегко, – social media marketing. Всегда хотела приносить пользу тем, кто на меня подписан, но не знала, как сделать так, чтобы информация достигала большего числа людей и находила у них отклик. Друг из Америки поделился ссылкой на секретную конференцию по SMM о трендах в соцсетях на 2020-й, новых алгоритмах инстаграма, о том, почему количество подписчиков больше не важно и долгосрочен ли тикток. Подробностями делиться не буду – на то конференция и «секретная».

Знания без практики теряются быстро. Поэтому в сентябре, параллельно магистратуре, надеюсь запустить проект – велнес-ретриты в самых красивых уголках мира. Настроена я оптимистично – а вас прошу держать кулачки, ругать или просто пожелать удачи в директе инстаграма.

Элен Манасир, основатель проекта EMBeauty

«Счастлив тот, кто счастлив у себя дома» – эта фраза Толстого мне была близка еще до того, как все засели в четырех стенах. Причем я не вела затворнический образ жизни, обычно все было расписано до глубокого вечера: дважды в неделю теннис с Машей Аминовой в «Лужниках», деловые встречи и камерные ужины с друзьями в «Пушкине», походы в кино. Но дома у камина, с мужем и котами я чувствовала себя лучше всего. Мне кажется, если смотреть на самоизоляцию в социально-психологическом контексте, то больше от нее страдают те, кто строил свою жизнь в первую очередь вокруг внешнего. А сейчас ушло все напускное, излишнее. Остался фундамент. Если его составляют не пыль и ветки, то становится ясно, как мало нужно для счастья: люди, которых ты любишь, книги, домашние животные и работа над собой. Я и без того была склонна заглядывать внутрь себя, много занималась духовными практиками, слушала лекции. В какой-то момент мне стало очевидно, что на самом деле важно, а что нет. Я и раньше не строила жизнь вокруг социальной лестницы. Количество «упущенных» мною возможностей, «нужных» встреч и «важных» мероприятий, наверное, не счесть. Я принципиально не хотела тратить энергию на выстраивание внутриматричных отношений. Потому что никакие внешние факторы не могут сделать человека по-настоящему счастливым, они хороши, только когда вторичны.

«Хочется верить, что происходит принудительное коллективное просветление».

Хочется верить, что происходит принудительное коллективное просветление. Сейчас даже завзятые материалисты соглашаются, что мир меняется. Нам всем пора расти, а рост происходит через боль, не через порхание по ресторанам.

Это не значит, что я лишена амбиций, просто у меня они строятся не только вокруг моих профессиональных проектов. С ними, кстати, все отлично: я изначально заняла нишу онлайна, поэтому кризис не ощутила – продажи только выросли. Я ведь продвигала идею домашнего ухода – его не заменят никакие походы к косметологу. Зато отпала необходимость тратить время на бесконечные пробки по дороге на переговоры: любой вопрос можно прекрасно решить в зуме. В нынешних условиях обязательно нужно продолжать развиваться, но только не надо делать бесконечные прямые эфиры в страхе быть позабытым. Это как раз и есть путь к скорому забвению. По мне, лучше выдохнуть, подкопить вдохновение. Выход есть всегда, даже в условиях карантина и самоизоляции. А вообще надо сказать спасибо – Вселенная позволила нам побыть некоторое время наедине с главным человеком в своей жизни, с самим собой.

Лука Зарьков, ученик King’s School, Canterbury

В школе я всегда был на адреналине: мог уснуть в час, встать в семь, днем не было времени не то что посмотреть фильм, а даже вздремнуть. Вспоминаю свои последние так называемые «каникулы». В Москву прилетел на один день, потом отправился в Куршевель в гости к Ване Галантернику, после был Дубай, потом Таиланд с семьей, потом опять Москва и снова Лондон. Отдыхом это можно назвать очень условно.

В школе у меня не складывалось с плаванием, потом с регби – в итоге меня зачем-то перевели на бег. К финишу я приходил на час позже всех: отвлекался, выкладывая закаты и поля в сторис. В какой-то момент стало очевидно, что пора притормозить.

А потом началась эта история с изоляцией, пансионы объявили, что закрываются. Одноклассники восприняли ситуацию не очень серьезно, а вот чат «Семья» можно было переименовывать в «Паника» – раньше были детские видео, а теперь сплошные сводки о коронавирусе. Меня вызволили за две недели до того, как перестали летать самолеты, – я выпросил у школьной медсестры маску, нашел мятный антисептик и поехал в аэропорт. Папа первым делом отправил меня в душ, вещи, что были на мне, кроме очков и телефона, засунул в пакет и спрятал, как будто я тушил пожар на АЭС.

Раньше я искал способ провести время наедине с собой: в Англии забивался в дальний угол японского ресторанчика и наслаждался одиночеством. Тьютор беспокоился, а зря: в редкие моменты самоизоляции я был счастлив. И вот это длится неделями.

Многие готовы повеситься: для них сидеть дома – наказание, время тянется медленно, с родителями невесело. В чатах все мечтают, что сделают первым делом, когда все закончится. Представляют, как будут обниматься и целоваться, тусоваться до утра – гормоны никуда не деваются. Я же отношусь к происходящему как к learning experience и перезагрузке нервной системы. У меня пропал FOMO, я не боюсь ничего упустить. Переосмыслил коллекцию одежды, которую намерен запустить после карантина, добавлю в нее костюм и пальто. Смотрю в день по четыре фильма, от «Космической одиссеи» до «Трудностей перевода». Парадокс, но психологически мне сейчас комфортнее, чем было.

Николай Зверков и Елена Сарапульцева достигли совершенства в домашних фотосъемках

Фотографы Николай Зверков и Елена Сарапульцева с сыновьями Николаем и Максимом в своей квартире на Зоологической.

Фотографы Николай Зверков и Елена Сарапульцева с сыновьями Николаем и Максимом в своей квартире на Зоологической.

Фото:Николай Зверков; Личные архивы; Gettyimages.com;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует