Как чудные крошки превращаются в трудных подростков, и что с этим делать родителям

Как послушные малыши превращаются в неуправляемых подростков и можно ли уберечь их от депрессии, аутоагрессии и суицида? На эти и другие вопросы отвечает психолог Марина Мелия.
Как чудные крошки превращаются в трудных подростков и что с этим делать родителям

Для начала определимся с тем, кого считать подростком. В наше бурное время нижняя граница подросткового возраста иногда опускается до девяти лет, верхняя поднимается до двадцати четырех и даже выше. Специалисты объясняют это тем, что половое созревание начинается раньше, а стабилизация характера и формирование черт зрелой личности сдвигаются «на потом». Еще замечено, что, чем выше благосостояние общества, тем дольше длится детство.

Что отличает современных подростков от их ровесников, живших в 1980–1990-х? Прежде всего – инфантилизм и несамостоятельность. Подростки в наше время во всем полагаются на родителей – и в учебе, и в быту. Родители помогают им делать уроки вплоть до восьмого-девятого класса и решают, где ребенок будет учиться дальше. Важно и то, что общение в XXI веке проходит преимущественно онлайн. При этом общение остается для подростков ведущей деятельностью. Но если в реальности не происходит ничего значительного, они «ныряют» в виртуальное пространство, где можно одновременно находиться в разных социальных средах.

Современные дети технически грамотнее родителей, быстрее находят нужную информацию. Родители для них уже не источник знаний и не авторитет. А еще у нынешних тинейджеров хромает рефлексия. Если раньше самонаблюдению помогали дневники, в которых дети описывали свои мысли, переживания, то сейчас содержание и функции текстов, которые отправляются в соцсети, принципиально иные. Чтобы вести дневник, надо остаться наедине с самим собой, а общение в соцсетях, напротив, способ не остаться наедине с собой, это боязнь выпасть из жизни. Все направлено вовне, а не внутрь себя.

Даже исключение из группового чата для современного ребенка – трагедия.

Вдобавок современные дети заорганизованы. Их время жестко расписано, заполнено кружками, секциями, занятиями с репетиторами. Раньше подростки больше общались, гуляли, шатались по улицам, выясняли отношения.

Вызовы, стоящие перед подростками в две тысячи двадцатых, тоже другие. Во-первых, это ценностная дезориентация. Если до этого существовала простая и ясная жизненная стратегия (прилично себя веди, хорошо учись – и все у ­тебя в жизни будет как надо), то сегодня нет четких и однозначных ориентиров. Непонятно, что такое хорошо и что такое плохо.

Во-вторых, профессиональная неопределенность. Никто не может сказать, куда движется рынок, что будет востребовано и престижно. А значит, непонятно, что давать ребенку в первую очередь, куда держать курс.

В-третьих, гаджеты. Кроме риска возникновения зависимости это еще и свободный вход в виртуальный мир, навязывающий свои эталоны жизни, красоты, успеха. Что вносит еще больше неопределенности.

В-четвертых, кибербуллинг. Травля в детской среде, безусловно, существовала всегда, но сейчас она переместилась в интернет-пространство. Для ребенка становится трагедией, например, исключение из группового чата или взлом аккаунта, а родители не понимают, что с ним происходит, почему ему «ни до чего» – ни до учебы, ни до развлечений.

Факторы риска

Подростковый возраст – один из самых острых и длительных жизненных кризисов. Тинейджеры многого хотят, но пока мало что могут, поэтому часто ощущают бессмысленность жизни, беспомощность, чувствуют себя ненужными, потерянными. И мы, взрослые, порой усугубляем это состояние. Стремительные перемены, происходящие с ребенком, ставят нас в тупик, мы теряем самообладание, начинаем вести себя слишком жестко, кричим на него, критикуем, обесцениваем волнующие его проблемы. Подростку кажется, что его не понимают, он испытывает дефицит любви и внимания.

При этом мы стараемся удовлетворять все детские желания, иногда – «по первому требованию». Нам легче что-то купить или разрешить, чем объяснить, почему мы не хотим этого делать. В результате дети не учатся ждать, терпеть, преодолевать. Если мы не заботимся о том, чтобы сформировать внутренние стимулы – то самое «хотение», которое заставляет стремиться и достигать, – их одолевает скука, ощущение пустоты, а там и до депрессии рукой подать. Когда нет внутренних стимулов, подростки прибегают к внешним, добавляют им яркости или постоянно заменяют чем-то новым, волнующим, будоражащим воображение. Это ежедневные тусовки, наркотики, алкоголь, азартные игры и опасные развлечения.

Еще мы делаем все, чтобы наш ребенок никогда не столкнулся с грубостью, несправедливостью или насилием. Раньше говорили: «Жизнь научит, закалит характер». Но у наших детей все меньше возможностей учиться и закаляться. Мы отслеживаем каждый их шаг, пытаемся все предусмотреть, чтобы их, не дай бог, не ударили, не толкнули, не обидели.

Эта проблема особенно остро стоит в благополучных семьях – здесь дети растут как тепличные растения. В результате они не готовы к реальной жизни, к неприятным сюрпризам и разочарованиям, не способны совладать со стрессом и крайне болезненно переживают любую неудачу.

Три золотых правила

Переходный возраст не перескочить. Как же пройти его без потерь? Наша стратегия должна базироваться на трех золотых правилах – это любовь, границы и свобода. Что нужно подростку? Любить, быть любимым и ощущать себя частью чего-то большего, чем он сам. Когда мы поймем, что происходит с нашими детьми, чем продиктованы их поступки, чего они ждут от нас, мы будем меньше раздражаться.

Но любить ребенка – не значит перестать его воспитывать, предоставить полную свободу и ничего не требовать. Очерчивая границы, мы учим его ориентироваться в жизни, правильно себя вести в тех или иных ситуациях. А в периметре установленных границ даем свободу: не роемся в его вещах, не вламываемся в комнату, не цепляемся к тому, почистил он сегодня зубы или нет, в какой цвет покрасил волосы и что на себя надел. Если это не опасно для жизни, значит, допустимо.

Надо давать ребенку возможность поскучать, помечтать, побездельничать, с уважением относиться к его выбору – книг, фильмов, музыки, друзей. При этом нужно знать, чем живет подросток, как живет, как складываются его отношения с друзьями, что у него происходит на личном фронте, что его по-настоящему беспокоит, а что не очень.

Наша задача, давая ребенку свободу, формировать и укреплять его «я», развивать самостоятельность, автономность, помогать осознавать свои чувства, свои возможности и свою ответственность. Мы можем не соглашаться с ребенком, спорить, ограничивать, наказывать его, но он должен знать, что дорог нам независимо ни от чего – просто потому, что он наш ребенок, и что первые, к кому он может обратиться в кризисный момент, – это мы, его семья. Мы всегда рядом.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.