Герои

Как Анастасия Потанина знакомит бизнесменов с новыми русскими художниками

Поплавав в бурных водах корпорации своего отца, Анастасия Потанина нашла свою тихую гавань. Она терпеливо учит будущих фигурантов списка «форбса» любить искусство, причем вполне бюджетное.
реклама
№11 Ноябрь 2018
Материал
из журнала
18 Ноября 2018
Анна Маркова

«От вечного шампанского на открытиях выставок все устали. Об этом даже маститые галеристы говорят. Людям хочется действа». Так тридцатичетырехлетняя Анастасия Потанина объясняет, зачем она стала устраивать в Москве свои арт-уикенды. Уже третий год раз в квартал старшая дочь шестого русского "форбса" собирает тянущихся к прекрасному столичных миллениалов. И устраивает им действо в окружении картин и инсталляций российских художников.

Например, темой культпохода выходного дня этой весны стал красный цвет. Алело представленное искусство, рдели коктейли, багровела еда. В червонном буклете выставки вспомнили, разумеется, о том, что «красный в западной традиции означает власть и бунт, а в восточной это цвет радости и богатства». Потанина и ее кураторы вообще говорят со своими менеджерами на человеческом, а не на птичьем искусствоведческом языке. Разве что названия уикендов вроде «Гравитация мысли» или «Сублимация желаний» указывают: у офисных людей, может, и окончание трудовой недели, однако без излишеств.

«В таком формате никто искусство не представляет, по крайней мере, у нас в России, – с гордостью рассказывает мне Настя. – Даже в Лондоне, где рынок искусства гораздо более развит, не все так просто с донесением концепций художников и кураторов до людей, далеких от мира искусства. Я сейчас собираюсь делать там подобный проект, общаюсь с местными галеристами, рассказываю, как мы организуем наши уикенды, и им это все очень интересно».

На этих арт-выходных помимо культурно-развлекательной программы приятны и цены: в среднем работы стоят пятьдесят – сто тысяч рублей. К примеру, «Запрещенная еда» в стиле примитивизма, изображающая пармезан и рокфор, была оценена в двадцать тысяч. Как могли бы выразиться гости уикендов, побочная выгода от реализации инвестиционного проекта по покупке такого искусства заключается в том, что настоящий пармезан приходит и уходит, а исполненный маслом на холсте радует всегда и к тому же добавляет статуса съемным стенам на Патриарших.

Теперь сублимировать свою жажду тяжелого люкса боги экселя могут хоть всю неделю, в галерее Artis на «Винзаводе», партнером которой выступает Настин некоммерческий проект Artis Project. Галерея работает на месте шоу-рума мебели ар-деко Transatlantique, которую читатели периода юности русского «Татлера» ценили за кресла Мориса Дюфрена, хрусталь Рене Лалика и особенно за фотогеничный интерьер.

Средь белого кафеля Настя в еще более фотогеничном облегающем маленьком черном платье Tom Ford и рассказывает мне сейчас о том, от чего устали маститые галеристы. Хотя меня больше интересует, зачем ей самой в 2018-м понадобился столь оголтелый офлайн. Скажем, сосед Artis Владимир Овчаренко хоть и продолжает держать на «Винзаводе» одну из старейших наших галерей и даже открыл рядом выставочное пространство своего аукциона Vladey, однако давно и успешно продает доступное современное искусство на торгах в интернете. А многие старожилы бизнеса вроде Айдан Салаховой свои галереи закрыли.

«Мы стали понимать, что переросли формат передвижных уикендов, что нам нужно постоянное пространство, – объясняет Настя. – У нас скопилась и своя коллекция. Плюс с некоторыми художниками мы поддерживаем долгосрочные отношения. Если мы можем помочь им наработать клиентуру, портфолио выставок, значит, они смогут самореализоваться, а это самое ценное». Потанина поддерживает отношения лично: сама ездит по мастерским, отбирает работы. Чтобы отношения стали долгосрочными, во-первых, важна симпатия. «Работы не обязательно должны вызывать позитивные чувства, но мне должно хотеться что-то там рассмотреть», – говорит Настя. Во-вторых, у художника должно быть профильное образование: Потанина допускает, что «бывают самородки, которые всему сами научились», но уверена, что «среди успешных художников таких – маленький процент». В-третьих, у каждого произведения должна быть концепция, даже у абстракций: «Чтобы искусство вызвало у человека эмоцию, а не просто реакцию "нравится и нравится", за произведением должна стоять история. Я всегда разговариваю с автором, стараюсь понять, что им руководило, к чему он стремился».

Тут я, конечно, встаю на место молодого художника, узнающего, что к нему в мастерскую едет дочь обладателя состояния почти в шестнадцать миллиардов долларов. Да я бы изобрела концепцию с виртуозностью Иосифа Марковича Бакштейна и убедительностью Ольги Львовны Свибловой!

«С благотворительным фондом папы мы никак не связаны, – не поддается на провокацию Настя. – Мы абсолютно самостоятельны, бюджет у нас небольшой, и формируем его мы сами».

реклама
Кожаный плащ, Ruban; водолазка из шерсти и вискозы, Pinko; кожаные туфли, Ruban for Ekonika; часы Petite Heure Minute Paillonnée из розового золота с эмалью, Jaquet Droz.

Кожаный плащ, Ruban; водолазка из шерсти и вискозы, Pinko; кожаные туфли, Ruban for Ekonika; часы Petite Heure Minute Paillonnée из розового золота с эмалью, Jaquet Droz.

Настин проект получает не меньше десяти портфолио разных художников в неделю, девяносто процентов «не подходят по тем или иным причинам». Сама Потанина, учась в двадцатой школе, рисовала, собиралась заниматься дизайном интерьеров, поступать в Строгановку или МАРХИ. Параллельно успешно увлекалась аквабайком.

«И вот я начала готовиться к экзаменам в Строгановку, – вспоминает Потанина. – А тогда на творческих испытаниях надо было срисовать голову античной скульптуры, нарисовать натюрморт и ответить на теоретический вопрос. Тогда я поняла, что занятия дизайном, архитектурой, вообще любым искусством требуют полной вовлеченности и с занятиями спортом это сосуществовать никак не сможет. Я выбрала спорт».

И МГИМО. Параллельно учебе на факультете международных экономических отношений, который, к слову, окончил и Настин папа, Потанина трижды становилась по аквабайку чемпионкой мира и бессчетное число раз чемпионкой России. Однако уйдя из спорта, дипломированный финансист внезапно поступила на службу в кинокомпанию «Централпартнершип». ­Помогала переводить для русского проката иностранные фильмы, организовывала пресс-показы. «Чисто офисная работа, и она давалась мне тяжело, – вспоминает Настя. – Я люблю кино, но, наверное, не настолько».

Папин «Интеррос» в то время активно возводил на берегах реки Мзымты будущий русский Санкт-Мориц, курорт «Роза Хутор», и предложил Анастасии заняться там организацией мероприятий. «Мне это дело очень понравилось, – говорит она. – Аквабайк ведь тоже творческое занятие: выбираешь музыку для своей программы, приду­мываешь фигуры, которые будешь делать. К тому же когда я соревновалась, как раз большинство фигур и было придумано: аквабайк – молодой вид спорта».

Костюм из вискозы и шерсти, Pinko; боди из хлопка и полиамида, Falke; кожаные туфли, Manolo Blahnik.

Костюм из вискозы и шерсти, Pinko; боди из хлопка и полиамида, Falke; кожаные туфли, Manolo Blahnik.

Отчего же тогда она не пошла по дорожке, проторенной другими спортсменками с политическим весом, пре­вышающим вес даже их медалей? Могла бы устроить в Сочи свое шоу, как Татьяна Навка, а то и фестиваль в Москве, как Алина Кабаева. Аквабайк ведь зрелищен, как фигурное катание и художественная гимнастика, вместе взятые: девушки в лайкре и брызгах крутят на гидроциклах сальто. Вдобавок «Интеррос» после ухода Насти из большого спорта перестал спонсировать чемпионаты мира по этому виду спорта и мог бы начать иную феерию. «Я же любила соревноваться, быть прямым участником процесса – смотреть на это со стороны после того, как бросила спорт, мне было некомфортно. Ну и раз уж менять деятельность, то кардинально. А дальше я понемногу научилась хорошо разбираться в организации мероприятий, начала устраивать корпоративы, даже очень крутые. Правда, когда работаешь в таком бизнесе, ориентируешься на вкус человека, который заказывает мероприятие. А человек обычно склонен к одинаковым решениям в одинаковых ситуациях – работа становится слегка однообразной. Так я пришла к арт-уикендам. Художники и коллекционеры, я бы сказала, интереснее, чем многие люди, связанные с корпоративами».

Владимир Потанин, человек, который в честь любимой дочери даже назвал свою яхту (теперь она уже продана), карьерные виражи Насти, конечно, поддержал. Интересуюсь, как серьезный человек относится к малому предприятию на «Винзаводе». «При его масштабах это не бизнес вообще, но, я думаю, ему приятно, что я этим занимаюсь самостоятельно», – отвечает Настя. «Может, вы ему советом помогаете по поводу искусства?» – «Насколько я знаю, своей коллекции у него нет, это не его личная внутренняя художественная потребность, скажем так».

«Свои деньги папа заработал, он может распоряжаться ими так, как считает нужным».

В начале сентября галерея Artis впервые участвовала в ярмарке Cosmoscow. Накануне дочь Владимира Потанина вышла замуж. Мужем оказался двадцатичетырехлетний Артем Кручин, сын замначальника отдела УФМС России по Московской области в Сергиево-Посадском районе, ныне инструктор по танцам, голубоглазый блондин.

Свадьба Насти и Артема прошла в отеле Du Cap-Eden-Roc в Антибе. Отец невесты в голубом пиджаке расслабленного кроя и брюках белого льна отвел к алтарю дочь с букетом белых гортензий. Присутствовал шестиярусный торт с вензелями A & A. Вел праздник Иван Ургант, пел высоко ценимый невестой Леонид Агутин.

«Мы познакомились, когда я организовывала корпоративные мероприятия, Артем занимался хореографической частью, – комментирует Настя. – Помолвка была весной, марку кольца я не знаю, оно было в коробочке без надписи».

Танцы Насте нравились еще до знакомства с Артемом. Она занялась ими, уйдя из аквабайка. «Тело требовало активности. Я перепробовала все, от скалолазания до тенниса. Остановилась на бальных танцах, потому что нагрузка хорошая и можно работать над растяжкой, которая у меня из-за аквабайка всегда была плохая».

Вместо медового месяца молодожены вернулись в Москву: весь год Артем с другими чемпионами при поддержке невесты организовывал первый ежегодный международный турнир по спортивно-бальным танцам Royal Cup. Провели его в отеле Hyatt Regency Petrovsky Park. В рамках турнира для гостей вечернего шоу шла выставка современного искусства, победителям подарили картины молодых московских художниц Анастасии Прокофьевой и Юлии Волконской. Вел шоу Тимур Родригез, пел Леонид Агутин.

Папа Насти, наверное, был доволен. Он ведь однажды сказал: «Если человек начинает жизнь, зная, что у него за спиной миллиарды, он лишен духа соревновательности, который обязательно должен быть». Кстати, последний вопрос, Настя. «Вы сами по-прежнему поддерживаете папино решение завещать деньги не вам с братьями и сестрой, а благотворительному фонду?» – «Это его дело, он это заработал и может распоряжаться как считает нужным. Я все равно буду его поддерживать. Но это не значит, что я не могу к нему прийти и сказать: "Вот смотри, у меня есть новая бизнес-идея"».

Анастасия Потанина на «Винзаводе». Хлопковая блузка, шерстяная юбка, все Sportmax.

Анастасия Потанина на «Винзаводе». Хлопковая блузка, шерстяная юбка, все Sportmax.

Анна Маркова

18 Ноября 2018

Фото:ФОТО: Илья Вартанян. Прическа и макияж: Евгения Ленц. Ассистент фотографа: Павел Веденькин. Ассистент стилиста: Ася Хайретдинова. Продюсер: Анжела Атаянц. Ассистент продюсера: Катерина Федоренко

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует