Ирина Прохорова — о том, когда нужно бежать без оглядки

Колумнист Tatler и директор Фонда Михаила Прохорова Ирина Прохорова делится мыслями о том, что терпеть насилие ради иллюзии счастливой жизни — это не выход.
Ирина Прохорова — о том когда нужно бежать без оглядки

Это образцовая семья. Их фотографии нередко мелькают в журналах и на сайтах про красивую жизнь. История любви — просто сценарий для голливудских фильмов. Мальчик Гриша из богатой и очень уважаемой семьи с первого взгляда влюбился в Аню. У Ани жизнь всегда была непростой. Замученная бытом мать, тиран-отец, который частенько поднимал на неё с братом руку. В 16 лет, не выдержав этого, она сбежала из дома. Работала на трех работах, денег хватало на еду и квартиру. Когда она встретила Гришу, жизнь ее кардинально изменилась. Дорогие подарки, вечеринки в высшем обществе, Аня стала забывать, что такое давка в общественном транспорте, маленькая кухня в съемной квартире и прочее.

Гриша в прямом смысле носил ее на руках. Мы все ей немного завидовали, если честно. Когда Гриша в очередной раз понес ее на руках до машины после очередной вечеринки, мы с осуждением смотрели на своих мужей, которые молча шли рядом, уткнувшись носом в телефоны.

Через полгода Гриша сделал ей предложение. Аня согласилась. Была ли это любовь с ее стороны? Она мне говорила, что нет, пока такого не чувствует. Но Гриша явно будет идеальным мужем и отцом. И, конечно, я с ней соглашалась. И, конечно, я была уверена, что Ане несказанно повезло. Дом на Рублевке, ухоженный сад. Трое детей. Все выходные вместе. Каждое воскресенье всей семьей ходят в церковь. Выкладывают трогательные ролики, как вместе готовят ужин, гуляют с детьми, отдыхают на лучших курортах… Я же говорю — образцовая семья.

Кадр из фильма «Газлайтинг»

Однажды мы встретились с Аней, я привычно восхитилась каким-то их последним семейным видео. Аня оглянулась, убедилась, что никого рядом, и вдруг тихо сказала: «Наверно, я потом буду жалеть, что это сказала… Ты знаешь, я очень боюсь Гришу».

Да, она дико его боится. Физически боится. У него, как выяснилось, «неконтролируемые» вспышки агрессии. Как-то они сидели в кабинете мужа и у них зашёл спор о том, куда поехать отдыхать. Мнения, скажем так, разошлись. Гриша стал заводиться. Аня ответила: «Ладно, потом решим». Она захотела выйти, но тут в нее полетела металлическая статуэтка, буквально в сантиметре над головой Ани она пробила толстую деревянную дверь.

Как-то Аня попросилась сесть за руль во время семейной поездки с детьми. Гриша был в тот момент «безумно расстроен»: они выехали из дома не в 11:00, как планировалось, а в 11:30. Вместо ответа он ударил ее кулаком в солнечное сплетение. При детях. Потом извинился, кажется. Наверно, еще долго замаливал в церкви грехи.

За семейным обедом в порыве гнева разбил ее телефон. Однажды разгромил пол гостиной из-за того, что она покрасила ногти красным лаком, а он этот цвет не любит…

Аня мне рассказала много, слишком много. Я была так ошарашена, что просто молчала. Ну а когда она просит Гришу помочь ей с детьми — он сразу убегает, говоря, что ему надо помолиться.

— Я не знаю, что мне делать, — закончила Аня. — Я устала каждый раз ждать и бояться, что он опять разозлится. Он мне все запрещает. Я никогда не могу предугадать, что его может разозлить.

Я могла бы ее спросить, почему она продолжает жить с этим садистом. Но я знаю ответ: потому что он уже сломал ее психологически, потому что она с детства видела, как мать терпит все выходки отца, но не разводится. Потому что она не работает, у нее трое детей и он оставит их без денег. И в конце концов, потому что жизнь на Рублевке ей дороже, чем самоуважение, и — самое главное — она боится потерять статус замужней женщины.

Поэтому я ничего не спросила. В тот момент ей важно было выговориться. Я просто ее слушала и дико жалела. И надеялась, что она найдет в себе силы уйти от этого страшного человека. (Да, конечно, я изменила тут их имена.)

Кадр из фильма «Газлайтинг»

…Прошло два года после того нашего разговора. Аня до сих пор выкладывает умилительные семейные фотографии в соцсети, говорит всем, как ей повезло и как она счастлива. Она себя каждый день сама в этом убеждает. Это ее форма защиты, чтобы не сойти с ума.

Но я знаю, что рано или поздно она сойдет. И это будет не самый плохой конец, потому что муж может ее убить во время очередной «вспышки гнева». Побои и унижение матери калечат детям психику, они будут ненавидеть отца, защищать мать. Но когда вырастут, сын, к сожалению, повторит модель поведения своего отца — будет бить, орать, унижать свою жену, а дочки — плакать, жаловаться, но терпеть. Потому что они не знают, что может быть по-другому. Что можно не терпеть, а уйти и больше не бояться.

Никогда не терпите насилие и неуважение: это сломает жизнь вам и вашим детям. Никакой статус, никакие богатства не стоят ничего, если вы живете рядом с человеком, которого смертельно боитесь.

Если так получилось, что по молодости и неопытности вы связали свою жизнь с садистом и подонком, — не надо терпеть, надо просто уйти. Бегите от него! Свобода и независимость — это не страшно, поначалу может быть тяжело, но это делает женщину только сильнее. И дети будут счастливы. Да, они потеряют свой привычный комфорт и огромный дом, но поверьте: им это не так уж и важно, если в новой квартире не будет страшного отца и не будут слышны крики матери во время его «проповедей».

Хуже, чем сейчас, точно не будет. Потому что вы сбежите из ада.

Бегите, бегите, не оглядываясь.

Ирина Прохорова