1. Главная
  2. Герои
Герои

Ильдар Абдразаков: «То, что не мое, я не буду делать и за миллион»

Лучший бас России Ильдар Абдразаков открывает в апреле свой фестиваль и готовится впервые спеть Бориса Годунова в Париже. «Татлер» воспользовался затишьем перед светской бурей и послушал золотой голос в его особняке под Веной.
реклама
1 Апреля 2018

«Царь вернулся!» Так девичье царство встречает Ильдара Абдразакова, когда тот возвращается с концерта. Хотя вообще-то можно было обойтись просто князем. Оперный певец Абдразаков любит удивить журналистов рассказом о том, что у него имеется сертификат: генеалоги обнаружили, что по материнской линии его род восходит к Чингисхану, а по отцовской – к Тамерлану. Я, однако, не удивляюсь: в мире «Татлера» и не такое бывает. В этом мире его высочество Ильдар Амирович – большой человек. Двадцать лет поет в Ла Скала, Метрополитен-опере, Венской опере, далее везде. Регулярно блистает на Зальцбургском фестивале. Еще Абдразаков – первый и единственный русский оперный певец, получивший «Грэмми», в 2010-м, за вердиевский «Реквием» под управлением своего учителя Риккардо Мути. С прошлого года заключен эксклюзивный контракт с компанией Deutsche Grammophon, которая представляет главных оперных звезд, от Пласидо Доминго до Анны Нетребко.

А ведь в прошлом году был еще «Князь Игорь» в Амстердаме. В феврале туда, влекомые режиссером Дмитрием Черняковым, двинулись московские орды с абсолютным слухом по меньшей мере на все светское. Выдержать четыре бородинских действия с прологом и разнообразить свои инстаграмы им помог Игорь-Абдразаков, в красивом кожаном пальто красного комиссара стоящий посреди алых маков. Маки были сшиты вручную из шелка и стоили сто шестьдесят девять тысяч долларов. Целиком черняковский спектакль обошелся в двадцать пять раз дороже. Впечатлившиеся москвичи бросились изучать афишу Большого зала Консерватории и абонементы филармонии. Выяснилось, что в столице Абдразаков почти не выступает, изредка навещает лишь родную Мариинку.

И вот наконец князь дорос до царя. Сорокаоднолетний Ильдар впервые в своей биографии готовится спеть Бориса Годунова. Коронация намечена на 7 июня в Опере Бастилии и будет производиться вплоть до 12 июля. Парижскую премьеру оперы Мусоргского с русским составом певцов и дирижером Владимиром Юровским за пультом ставит очень важный сегодня бельгиец Иво ван Хове, лауреат премий Лоуренса Оливье и «Тони». Прошлым летом во время Чеховского фестиваля он вылил на сцену Театра Моссовета семь тонн воды. Нетрудно вообразить себе, что ван Хове сделает в Париже со сценой у фонтана и Успенским собором.

«Уже в двадцать один год было совершенно ясно, что он станет звездой».

реклама

Бас Абдразаков, впрочем, не волнуется.

– Каким будет мой Борис, зависит от нашей совместной работы в первую очередь с дирижером, затем с режиссером, – рассказывает мне певец, сидя у рояля в гостиной своего австрийского дома. – Когда я только начинал карьеру, пел в «Борисе» партию Митюхи, в Римской опере. Там буквально десять слов. Но когда я спел эти десять слов, меня сразу же пригласили в «Трубадура» в том же театре.

Едва царь Борис в Париже уйдет в монахи в последний раз, Абдразаков, в детстве мечтавший стать футболистом, а ныне страстно болеющий за «Уфу», поедет на чемпионат мира на родину. В декабре на жеребьевке в Кремле он спел гимн ФИФА. Ильдар уже отменил свое участие в концерте в честь Дня взятия Бастилии в Париже:

– В рамках чемпионата будет два концерта. Плюс 15 июля же финал!

На Ильдаре: шерстяной жакет, Ermenegildo Zegna; хлопковая футболка, American Vintage; хлопковые брюки, PT01. На Марике: хлопковый жакет, Elena Mirò; хлопковая рубашка, Lemaire; брюки из полиэстера, Luisa Cerano.

На Ильдаре: шерстяной жакет, Ermenegildo Zegna; хлопковая футболка, American Vintage; хлопковые брюки, PT01. На Марике: хлопковый жакет, Elena Mirò; хлопковая рубашка, Lemaire; брюки из полиэстера, Luisa Cerano.

Дом Абдразакова располагается у австрийского сельца Обервальтерсдорф. От Венской оперы до него примерно как от Большого театра до Барвихи. Благословенные холмы неподалеку от Обервальтерсдорфа, славного лишь штаб-квартирой Австрийского олимпийского комитета, занимает гольф-клуб Fontana. При нем, в чистом поле, у озера сейчас прорастает коттеджный поселок. По отсутствию заборов, охраны и кариатид – обычная двухэтажная Европа. По составу членов – австрийский кооператив «Озеро».

Вчера праздновали день рождения Стефании, дочери жены Ильдара Марики от первого брака. Конечно, не шницелем и не штруделем – блинами с красной икрой, селедкой под шубой, запеченной уткой. Сейчас у нас – продолжение банкета.

– Ты гречку предлагала? – спрашивает жену хозяин дома.

– Вы такой гречки не пробовали! – подхватывает хлебосольная хозяйка. – Спасибо Юрию Михайловичу.

Бывший мэр Москвы – ныне производитель гречихи «Медовые лужки», выращенной на Частном конном заводе «Веедерн» в Калининградской области. На позапрошлый Новый год Абдразаковы гостили в «Гранд Тиролии», китцбюэльском отеле Лужкова и Елены Николаевны Батуриной. Юрий Михайлович с Ильдаром пели всю новогоднюю ночь под караоке – и так сдружились, что с тех пор Лужков с Батуриной стараются не пропускать выступления Абдразакова. Ну и благодарят гречкой.

Ильдара в комплиментарной прессе зовут «темным рыцарем». Рост метр восемьдесят семь, торс – произведение искусства кроссфита, манеры половецкого хана. Концертные наряды – в том числе белые пиджаки с искрой на зависть Стасу Михайлову – поставляет Ermenegildo Zegna. Для вердиевского «Аттилы» в Метрополитен-опере в 2010-м костюмы создавала Миучча Прада. Отмечая премьеру, русский бас предложил итальянскому дизайнеру попробовать закусить водку «николашей» – ломтиком лимона с сахаром и молотым кофе. Синьоре Праде так понравилось, что она просила еще и еще. А когда муж предложил ей пойти домой, сказала: «Отстань! Это единственное, от чего я получила удовольствие за последние пятнадцать лет».

По родине они, конечно, скучают, хоть с гречкой, этой высшей формой ностальгии по России, все в порядке. Особенно скучает Марика. В прошлом карьерный журналист, начальник культурного вещания телеканала «Россия 24» в Австрии стала образцовой домохозяйкой и дважды мамой. Малышке Александре сейчас два месяца, Рианне – год и два.

– Я хочу назад свою фигуру! – смеется тридцатидвухлетняя Марика. – И моего косметолога! Я ходила в салон красоты Icon Paris на Малой Бронной с юности. Живя вот так, на чемоданах, можно найти, где сделать неплохой маникюр, укладку, в конце концов, но не косметолога. Хотя Ильдар, например, стрижется только в Париже, у определенного мастера – Жан-Ноэля Лемонда, он многим татлеровским девушкам знаком. Ильдар очень придирчив к своей прическе.

Оперный певец Ильдар Абдразаков с женой Марикой, дочерьми Рианной и Александрой и дочерью Марики Стефанией (крайняя слева) в своем доме в Австрии. На Марике: шелковое платье, Max Mara.
На Рианне: шелковое платье, Baby Dior. На Александре: шелковое платье, Dolce & Gabbana.

Оперный певец Ильдар Абдразаков с женой Марикой, дочерьми Рианной и Александрой и дочерью Марики Стефанией (крайняя слева) в своем доме в Австрии. На Марике: шелковое платье, Max Mara. На Рианне: шелковое платье, Baby Dior. На Александре: шелковое платье, Dolce & Gabbana.

У Марики и Ильдара на двоих пятеро детей. Стефании восемь, она учится в Вене, в той же школе, что и сын Анны Нетребко Тьяго.

Эльвире, дочери Ильдара от первого брака, – шестнадцать, она живет в Петербурге. В прошлом году Эльвира поступила на эстрадный факультет Международной академии музыки Елены Образцовой, в которой папа служит художественным руководителем.

– Я ее спросил: «Ты уверена?» Она сказала: «Да, я очень хочу», – комментирует Ильдар вероятный конфликт интересов. – Я с заведующим кафедрой созванивался. Он говорит, девочка способная, перспективная.

Четырнадцатилетний Владимир-Амир, сын Ильдара от брака второго, учится в Петербурге в Хоровом училище имени Глинки, «делает большие успехи, вместе с другом пишет музыку, записывается на профессиональной студии».

Когда папа дома, Абдразаковы все вместе смотрят кино, гуляют. Ильдар понемногу приучает Марику к гольфу, который сам любит так страстно, что даже познакомился с Дональдом Трампом.

– Нет, ну это не специально вышло, – смеется Ильдар. – Мы с другом играли в клубе Трампа в Нью-Йорке, заканчивали последнюю лунку, а он там стоял, общался. Подошел спросить, как дела, кто мы, почему здесь играем. Все понятно: друг мой – китаец с тайваньскими корнями, я башкир из России. Трампу было любопытно, как мы попали к нему в клуб. Гольф мне нравится тем, что в нем соперничаешь не с другими, а с самим собой.

Еще одна семейная традиция – обязательный воскресный обед.

– Так делали мои бабушка с дедушкой в Уфе и родители тоже, – говорит Абдразаков. – В воскресенье мы обязательно должны позвонить родителям, узнать, как у них дела, если есть возможность – встретиться. Мама Ильдара живет в Уфе, работала художницей в мастерской росписи посуды. Отец Амир Абдразаков, актер и режиссер, был основателем последней из советских киностудий – «Башкортостан», председательствовал в республиканском Союзе кинематографистов. В папином фильме в возрасте четырех лет дебютировал артист Ильдар Абдразаков.

В двадцать один год он получил первый приз на конкурсе имени Глинки, на котором много лет председательствовала Ирина Архипова. Последовали дебют в Мариинском театре, Гран-при на конкурсе Елены Образцовой. В 2000-м первое место на конкурсе Марии Каллас в Парме обеспечило Ильдара знакомством с Риккардо Мути и дебютом в Ла Скала. Остальное – история.

– Я помню, как познакомилась с Ильдаром, еще в Петербурге, – вспоминает по просьбе «Татлера» Анна Нетребко. – Он был очень, очень, очень юным, лет двадцати. Но уже тогда было совершенно ясно, что он станет звездой. У него было все, что нужно для этого: талант, харизма, сценическое обаяние, красивый голос. Не удивительно, что через несколько лет он уже пел в лучших театрах мира. А еще Ильдар – потрясающий друг, понимающий, добрый, чуткий. Совершенно чудесный человек!

Мама Марики, Татьяна Гвилава, директор Российско-арабского делового совета, многолетний топ-менеджер Владимира Евтушенкова, служила советником Евгения Примакова во времена его президентства в Торгово-промышленной палате. Папа, Отари Гвилава, – архитектор, участвовавший в возведении на Зубовском бульваре здания пресс-центра Олимпиады-80, а ныне медиахолдинга «Россия сегодня», – наполовину грек, наполовину грузин, но вырос в Грузии и в семье завел родные традиции. Марика окончила с золотой медалью грузинскую школу № 1331, жила на Кутузовском, в доме напротив брежневского и рядом с Торговым домом «Москва».

Годовщина свадьбы в Абу-Даби, 2017.

Годовщина свадьбы в Абу-Даби, 2017.

– Помню, как в девяностые в Fendi устроили распродажу, – рассказывает Марика. – Все было по сто долларов – сказка! Я до сих пор помню золотые босоножки с бирюзой, которые мама купила себе, а я выклянчила. Мне лет двенадцать было. Еще помню золотые шорты Chloé. Папа никогда не одобрял нашего с мамой шопоголизма.

Благодаря маме, которая брала ее в ближневосточные командировки, Марика научилась понимать по-арабски, а также стала «воспринимать восточного мужчину как мужчину в принципе» и полюбила носить абайи.

– В них чувствуешь себя защищенной, – объясняет Абдразакова. – К тому же есть очень красивые, их же делают большие модные марки. У нас с мамой есть абайи Nina Ricci, расшитые жемчугом.

Еще в биографии Марики были МЖ МГИМО, работа на Russia Today, год на актерском факультете в Англии и роль «наемной убийцы в образе эскортницы» в боевике «Виктор» с Жераром Депардье. Марика и Ильдар познакомились на вечеринке общих друзей, пошли выпить кофе. Свадьбу в марте 2016-го отпраздновали на террасе ресторана Bellevue питерского отеля Kempinski с видом на Эрмитаж и тут же уехали в Монте-Карло. Весь медовый месяц Ильдар репетировал Аттилу.

Предложение певец, у которого график расписан на пять лет вперед, тоже сделал при первой возможности.

– Мы прилетели первого января в Нью-Йорк, и я заболела, все десять дней, пока Ильдар пел, я пролежала с насморком. Ничего не помогало. И вот Ильдар говорит: «Давай я схожу в аптеку, куплю что-нибудь посильнее». Аптека за углом, а его нет десять минут, двадцать минут, сорок минут. Через час он возвращается с огромным пакетом, как будто скупил все лекарства в Нью-Йорке. Я лежу на диване, все вокруг в салфетках, а он встает на оба колена – не на одно, на оба, – открывает коробочку, и дальше я ничего не помню.

На свадьбе в ресторане Bellevue в Петербурге, 2016.

На свадьбе в ресторане Bellevue в Петербурге, 2016.

Марку колец в том числе. Ильдар сделал их на заказ, потому что закрепки бриллиантов на кольцах Tiffany «слишком царапали». Шучу, что тяжко, наверное, приходится организаторам его концертов. Интересно было бы взглянуть на абдразаковский райдер.

– Он очень скромный, – утешает Марика. – Только в этом году внесли в него, например, увлажнители воздуха: просим, чтобы в гримерках и в отелях их включали заранее – сухой воздух плохо влияет на связки. Ну и мы всегда просим билеты на концерты и спектакли для друзей. Их у нас много. Сейчас на концерт в Париже просим десять.

– Наверное, двенадцать будет, – поправляет Ильдар.

– Нет, вообще четырнадцать, – сверяется жена с блокнотом.

Напоминаю им, как полтора года назад, еще до «Князя Игоря», царя Бориса и чемпионата мира, Ильдар рассказывал «Форбсу», что певец его уровня может получить за выступление на корпоративе и в иных гостях двести–триста тысяч долларов.

– Двести? Корпоратив мой? Ну это как минимум! – шутит Ильдар. – У нас пятеро детей, их кормить надо, учить. А если серьезно, гонорары такого уровня получает разве что Пласидо Доминго.

– Не попадает он на период корпоративов, – дипломатично дополняет жена. – Когда мы бываем в Москве, каждый час расписан. Но каким-то просьбам Ильдар идет навстречу.

– За двести тысяч, наверное, не про мальчиков кровавых в глазах просят петь? – интересуюсь я.

– Что не мое, я не буду делать и за миллион, – сердится бас. – Не буду петь «Рюмка водки на столе». Я могу это спеть с друзьями, бесплатно, в шутку.

По материнской линии его род восходит к Чингисхану, а по отцовской – к Тамерлану.

В этом месяце Абдразаков споет Аттилу в Барселоне, Stabat Mater Россини в Японии и, перед тем как приступить в Париже к репетициям «Бориса Годунова», приедет в Уфу. Они с Марикой год назад основали фонд поддержки молодых талантов, а теперь еще и международный фестиваль. Одним из партнеров станет благотворительный образовательный фонд «Мархамат», который учредила жена президента Башкортостана Гульшат Хамитова. В Уфе с 23 по 27 апреля будут гостить звездный виолончелист Борислав Струлёв, любимец Мариинки тенор Сергей Скороходов, ученица Риккардо Мути, главный дирижер Королевской оперы Валлонии Сперанца Скаппуччи. Сам Абдразаков помимо выступлений даст мастер-класс, в день которого двери Уфимской оперы будут открыты для всех, отберет в местном институте искусств лучшего студента и споет с ним на заключительном гала-концерте.

– Нам важно было первый фестиваль провести на родине Ильдара, – говорит Марика. – Со следующего года планируем расширять географию. Будем и в Москве тоже.

А там, глядишь, в татлеровских инстаграмах появится геотег «Московская государственная академическая филармония».

Хлопковая рубашка, Armani Collezioni; джинсы, American Vintage.

Хлопковая рубашка, Armani Collezioni; джинсы, American Vintage.

Фото:Philipp Jelenska. стиль: Max Marzinger. прическа и макияж: Christopher Koller. продюсер: Анжела Атаянц

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует