1. Главная
  2. Герои
Герои

Игорь Цуканов — о выставке Владимира Вейсберга

«Ничего, кроме гармонии» на крупнейшей выставке Владимира Вейсберга в истории.
реклама
11 Мая 2019

В насыщенной культурными событиями Москве не так легко привлечь внимание публики к художественному проекту, особенно для новой частной институции. В 2014-м пространство фонда In Artibus, основанного известным коллекционером и меценатом Инной Баженовой (о ней «Татлер» рассказывал подробно два года назад в февральском номере), открылось на Пречистенской набережной выставкой Владимира Вейсберга. Я присутствовал тогда. Пространство мне очень понравилось – светлое, компактное, с продуманным зонированием. Выставка также произвела хорошее впечатление, но не стала открытием. Было ощущение, что я видел это уже не раз. Возможно, не хватило кураторской режиссуры, чтобы рассказать историю, а не просто сделать развеску качественной живописи. Впрочем, это был дебютный проект фонда.

Получив всего спустя пять лет приглашение на открытие еще одной выставки Вейсберга, я вначале засомневался, стоит ли лететь из Лондона на то, что я уже видел. Но разобравшись подробнее, решил – стоит. В этот раз экспозиция под названием «Ничего, кроме гармонии» объединила две крупнейшие коллекции – музейную (ГМИИ) и частную (самой Инны Баженовой). Привлечение музея, в котором хранится сто сорок работ Вейсберга, позволило кураторам дорассказать историю полностью, создав полноценную ретроспективу творчества мастера.

Экспозиция охватывает все этапы эволюции художника. От ранней колористической живописи под влиянием уроков Ильи Машкова и Александра Осмеркина, видных представителей группы «Бубновый валет». До почти аскетичной живописи последних лет жизни, которую обычно сравнивают с работами итальянца Джорджо Моранди. Эксперименты с цветом мы видим в картинах пятидесятых годов – «Студентка Тимирязевки», «Портрет Маши Либединской». В шестидесятых на первое место выходит натюрморт, к началу семидесятых – предметность. Вейсберг ограничивает свои сюжеты набором простых геометрических фигур – кубов, шаров, конусов, миниатюрных колонн – и создает собственную систему живописи «белого на белом». Художник так объяснял свой подход к цветовому восприятию: «Белая картина должна стать белой, если все ее цвета сойдутся не в одной точке, не в одном предмете, а по всей поверхности холста и образуют гармонический аккорд».

Среди более чем шестидесяти работ из собрания Пушкинского музея выделяются рисунки и этюды обнаженной натуры. Ню в исполнении Вейсберга лишено налета сексуальности – эти работы не о плоти, а о метафизической гармонии обезличенного тела со светом и пространством. «Обнаженная обладает идеальной геометричностью и математичностью и в то же время соединяется с бесконечным пространством без всяких разрывов», – считал художник.

На экспозиции представлена и последняя, незавершенная работа Вейсберга – «Венера и геометрия» (1984). Мастер даже в последние дни жизни стремился к идеальному миру, который он создал в своей легендарной мастерской на Арбате. Там предметы, картины, стены гармонировали друг с другом пятьюдесятью оттенками белого.

реклама
«Венера с геометрическими фигурами», 1976

«Венера с геометрическими фигурами», 1976

«Портрет Маши Либединской», 1958

«Портрет Маши Либединской», 1958

реклама
читайте также
TATLER рекомендует