1. Главная
  2. Герои
Герои

Игорь Цуканов — о выставке Комара и Меламида в Московском музее современного искусства

Ретроспектива отцов соц-арта Виталия Комара и Александра Меламида — в России наконец.
реклама
15 Мая 2019

Последние большие выставки Комара и Меламида пришлись на середину девяностых, главная монография выпущена вообще в 1985-м. С распадом дуэта шестнадцать лет назад каждый пошел своим путем, изменились и личные отношения между бывшими друзьями-соавторами.

Несколько лет назад Андрей Ерофеев и Иосиф Бакштейн вышли с инициативой организовать первую в России ретроспективу Комара и Меламида. Были сложные переговоры с разными институциями, но в итоге Московский музей современного искусства и Фонд Шалвы Бреуса согласились осуществить этот масштабный проект.

С советским периодом (до 1976 года) трудностей не было: работы («Двойной автопортрет», «Не болтай», «Лайка», «Дружба народов») находятся в частных московских коллекциях и музеях. А вот с нью-йоркским периодом (1977–2003 годы) и такими сериями, как «Ностальгический соцреализм» и «Анархический синтетизм», возникли проблемы из-за ограничений на обмен культурными ценностями между Россией и США. Но отсутствие многих работ-блокбастеров дизайнеры Ирина Корина и Илья Вознесенский компенсировали инсталляцией, воспроизводящей контекст и визуальные ассоциации места и времени, в которых Комар и Меламид создавали свои проекты.

В 1974 году в СССР они стали первопроходцами жанра арт-перформанса. Пропускали через мясорубку газету «Правда», жарили из этого фарша котлеты и поедали овеществленную «духовную пищу». Оказавшись в Нью-Йорке, запустили бизнес по купле-продаже душ. Энди Уорхол, к примеру, отдал свою безвозмездно. Художники продали их на аукционе в Москве по тридцать рублей за штуку – в птичьих клетках, с сертификатами. В девяностые художники переключились на более важные и актуальные задачи – обучали слонов живописи. На выходе получался качественный абстрактный экспрессионизм.

На выставке в здании MMОMA на Петровке каждому проекту посвящен отдельный зал (всего их шестнадцать). Особняком для меня стоит одна ранняя и, вероятно, самая важная работа семидесятых – «Встреча Солженицына и Бёлля на даче у Ростроповича». Как объяснили художники, на ней есть «всё, что любят либералы в Москве, – гроздь винограда, хрустальные стаканы, лимон с кожурой, свешивающейся с края стола. Но еще важнее, что мы выполнили это все в разных стилях – Сезанна, кубизма, футуризма, а левую ногу Бёлля написали в стиле русских икон. Эта картина – не просто атака на иллюзии русских либералов. В этой картине мы атаковали наши собственные иллюзии».

«Встреча» открыто выставляется впервые за сорок лет. Более десяти лет назад она появилась на аукционе в Лондоне. Мне было очевидно ее значение, я хотел ее купить, но был и другой коллекционер, который желал заполучить картину. В итоге она установила мировой рекорд цены на Комара и Меламида. Узнав, что работа оказалась в коллекции Шалвы Бреуса, я его поздравил. «Работа мне недешево досталась», – Шалва был немного огорчен. А потом сказал: «Придет время, и я выставлю ее. Все поймут, какой шедевр мы сохранили». Это время пришло.

реклама
Диптих «Лестница в небо» из серии «Анархический синтетизм», 1985–1986.

Диптих «Лестница в небо» из серии «Анархический синтетизм», 1985–1986.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует