1. Главная
  2. Герои
Герои

Игорь Цуканов — о выставке Билла Виолы в Пушкинском музее

В Пушкинском музее новый блокбастер: выставка классика видеоарта Билла Виолы.
реклама
№5 Май 2021
Материал
из журнала
16 Мая 2021

Новый выставочный сезон после вынужденной паузы ГМИИ им. А.С. Пушкина открывает блокбастером – первой в России персональной выставкой классика видео-арта Билла Виолы «Путешествие души». Более четырех десятилетий он создает аудио- и видеоинсталляции, фильмы, звуковые среды, а также медиа-декорации, сопровождающие масштабные концертные и оперные постановки. На выставке представлены два десятка работ позднего периода.

«Мэдисон», 2013.

«Мэдисон», 2013.

реклама

Билл впервые взял в руки видеокамеру в 1970 году, будучи первокурсником художественного факультета Сиракузского университета в Калифорнии, который предлагал в то время одну из самых инновационных и экспериментальных программ в области новых медиа. После окончания университета Виола работает видео-инженером, учится у композитора-модерниста Дэвида Тюдора, соратника Джона Кейджа, становится ведущим дизайнером в TV Lab телекомпании WNET Thirteen в Нью-Йорке. «Мне посчастливилось встретиться и поработать с известными художниками. Я многому научился у Нам Джун Пайка, сотрудничал с Ричардом Серра, восхищался Брюсом Науманом». Технические трюки Виолы с видео и звуком в контексте нью-йоркского арт-хайпа 1970-х впечатляют, но сегодня мастера величают «Караваджо высоких технологий» и «Рембрантом видео-арта». Каким чудесным образом бывшего авангардиста-экспериментатора причисляют ныне к когорте старых мастеров?

Работы из серии «Мученики», 2014.

Работы из серии «Мученики», 2014.

Трансформация началась во Флоренции, где молодой Виола проводит 18 месяцев в авангардной видеостудии Art / Tapes / 22. «Это было время, когда я почувствовал историю искусства своей кожей… она вошла в меня». Позднее он напишет о соборах и церквях Флоренции как о «форме пространственной инсталляции, полностью поглощающей сознание». Он вдохновляется и создает архитектурные видеопроекты, готовит эскизы и этюды для самых известных своих будущих работ. Но окончательный перелом произошел спустя 10 лет в Мадриде. «Думаю, что тогда в Прадо мне явилась идея содержания. Я действительно усвоил, что работы старых мастеров  — исключительно про содержание, а форма и техника ему подчинены. Их работы посвящены истории человечества, сознанию людей и их страданиям, глубину которых они и раскрывают. Зрителя и картины связывает совместное ощущение бытия». Виола осознает, что видео — идеальный медиум, позволяющий «собрать и упорядочить все переживаемые мной эмоции... и с этого момента, искусство перестало быть для меня упражнением в технике».

 «Квинтет изумленных», 2000.

«Квинтет изумленных», 2000.

К реализации задуманного он приступает с одержимостью только после смерти матери в 1991 году. «Я падал по спирали и даже не знал, хочу ли я еще быть художником… Но я понял, что должен сделать то, для чего я предназначен… заканчивая работу, я чувствовал себя как будто в огне». Так Виола пишет о ставшем хрестоматийным «Нантском триптихе» (1992), где на одном вертикальном экране показан процесс рождения ребенка, на другом — смерть матери, а между ними, на третьем —плавающее в воде мужское тело. В его трактовке рождение — это испытание, вода – очищение, а смерть — избавление. Виола не заимствует образы напрямую у старых мастеров, но используемый им для изображения фигур — контрастный свет в темноте отсылает нас к Караваджо, а игра со светотенями напоминает полотна Рембрандта. В Королевской академии пару лет назад видео-работы Виолы показывали вместе с рисунками Микеланджело. С разницей в 500 лет оба мастера исследуют человеческое тело, людскую плоть — Микеланджело в скульптуре, обнажая красоту, уязвимость, трагедию, вдохновение, а Виола в видео-композициях, отдавая своих героев на испытание четырем стихиям. Вода, огонь, земля и свет для него такой же инструментарий, как краски и кисти для живописца. Тема человека и огня — одна из главных, но еще чаще его герои оказываются в воде. Эта доминанта возникла из детских впечатлений, когда он оказался на грани смерти, упав в озеро и не умея плавать. «Я увидел совершенный мир внутри поверхности нашего восприятия», — вспоминает Виола.

Стихийные потрясения представлены на выставке несколькими работами — «Водные портреты» (2013), «Трансфигурация» (2007) — и знаменитой серией «Мученики», созданной несколько лет назад для собора Святого Павла в Лондоне. Здесь присутствует полный набор – страдальцев засыпают землей, подвешивают в воздухе, топят и сжигают. Зрелище не из легких, , но абсолютно органично вписывается и в сакральное пространство собора в Лондоне, и в храм искусства на Волхонке в Москве. Зрителям предлагают и музейную версию выдающегося видеоряда, сделанного к постановке оперы Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда» режиссером Питером Селларсом в парижской Опере Бастилии и воспроизведенного позднее в Мариинке. Этой кульминационной экспозиции с огненными ангелами и растворяющимися в воде и свете любовниками отдано целиком пространство Белого зала. Передышку от воды и пламени вы получите наслаждаясь работами серии «Страсти», такими как «Квинтет изумленных» (2000) и «Церемония» (2002) с их иконографией позднего Ренессанса и барокко и характерными для старых мастеров построением композиции и световыми решениями.

Многоканальные проекции с безупречным изображением и акустикой в приложении к магии старого искусства завораживают. Время, история и религия предстают в изумительной новой визуализации — испытываешь гипнотическое воздействие, трепет, мистический восторг от близости к возвышенному. Виола приводит нас на новую территорию экзистенциального опыта для поиска ответов на главные вопросы — зачем мы пришли в этот мир и с чем уйдем?

Фото:КИРА ПЕРОВ/СТУДИЯ БИЛЛА ВИОЛЫ.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует