1. Главная
  2. Герои
Герои

Игорь Цуканов о ретроспективе Энди Уорхола в Музее Уитни

В Нью-Йорке впервые за тридцать лет показывают Уорхола. Таким, каким вы его не видели.
реклама
17 Февраля 2019

Девяностолетие со дня рождения самого известного американского художника музей Уитни отметил ретроспективой «Энди Уорхол – от А до Б и обратно», которая открылась в ноябре и идет до 31 марта. Трудно вообразить, но это первая выставка Уорхола в музеях США с 1989 года. Нужна ли она вообще, ведь Уорхол в нашей жизни всегда где-то рядом: на музейных стенах, аукционах, плакатах и футболках, в инстаграме и фейсбуке. Куратор Донна де Сальво решила: да, нужна. Она открывает другого Уорхола для поколения эпохи Ким Кардашьян, ютьюба и звезд реалити-шоу, которые становятся президентами.

Ретроспектива трехсот пятидесяти работ начинается с классики поп-арта 1960-х. Нам напоминают образы, прочно засевшие в нашем сознании: коробки мыльных подушечек Brillo, банки супа Campbell’s, бутылки Coca-Cola. Все масштабно и очень эффектно. А дальше де Сальво отправляет нас в то время, когда формировались эстетические воззрения художника, выросшего в индустриальном Питтсбурге в семье иммигрантов из Словакии. Уорхол все время ощущал дуализм своего бэкграунда. Интересовался американской поп-культурой (газетами, рекламой, голливудскими звездами) и в то же время находился под влиянием религиозных мотивов – рисунков, сделанных матерью, истовой католичкой, икон и распятий в церкви, которую он регулярно посещал.

В отличие от других выставок художника, где доминируют портреты селебрити, здесь мы видим все разнообразие экспериментов Уорхола с различными медиа до того, как он остановился на шелкографии. Многочисленные рисунки и эскизы, в основном черно-белые. Темы главных работ звездного периода 1962–1965 годов – убийство Кеннеди, страшная автомобильная авария, электрический стул, расовые беспорядки. Все это очень далеко от гламурной тематики.

Даже раздел портретов устроен непривычно. Одна большая Мэрилин и одна маленькая. Одна Жаклин. Одна Элизабет. Один Мао. Каждому портрету выделено большое пространство, иногда – целая стена. Принято считать, что Уорхол приукрашивал персонажей, но на выставке формируется противоположное впечатление. Он создавал образы женщин в период сильнейшего стресса. Элизабет Тейлор – во время развода, Жаклин Кеннеди – после трагедии в Далласе. Позолоченная Монро появляется спустя несколько недель после ее смерти – в церковном искусстве так изображают святых мучениц. «Это не иконы-селебрити, это женщины, которые используют макияж, чтобы скрыть слезы», – говорит Донна де Сальво.

В конце 1970-х художник отходит от поп-арта, начинает работать в технике камуфляжа и даже чистой абстракции. Этому посвящен финальный и, вероятно, ключевой, с точки зрения куратора, раздел ретроспективы. Завершается она одной из последних работ – «Тайной вечерей»: кружева наложены на большой принт фрески Леонардо. Напротив – гигантская работа «63 белых Моны Лизы» c едва различимыми изображениями Джоконды. Ошеломляющее впечатление, такого Уорхола вы точно не знаете.

Вильгельмина Росс, серия «Леди и джентльмены», 1975.

Вильгельмина Росс, серия «Леди и джентльмены», 1975.

реклама
реклама
читайте также
TATLER рекомендует