Игорь Цуканов — о ретроспективе Дональда Джадда в MoMА

На виртуальной выставке Дональда Джадда в нью-йоркском MoMА становится понятно, что зритель искусству только мешает.
Игорь Цуканов — о ретроспективе Дональда Джадда в MoMА

Дональд Джадд – знаковая фигура в истории искусства. Ретроспектива художника в МоМА, открывшаяся в марте, а затем переместившаяся в онлайн, дает исчерпывающее представление о новаторе из Миссури со степенью бакалавра философии Колумбийского университета. До середины шестидесятых Джадд был известен как арт-критик. Его первые живописные эксперименты были связаны с абстракцией, но, критически оценив свои опусы (благо было с кем сравнивать – с блестящей когортой американских абстракционистов пятидесятых), художник осознал, что в этой области многого не добиться.

Начались эксперименты. К 1964-му миссия в искусстве была сформулирована. Джадд решил отойти от живописи из-за ее формата: картина – прямоугольник на плоской стене. Этот формат, по мнению художника, диктует композицию того, что находится внутри картины. Не жаловал он и традиционную скульптуру из-за религиозных, исторических и чувственных ассоциаций.

Слева направо: Untitled, 1991; Untitled (Stack), 1967.

Джадд проповедовал эстетику, которая должна быть «не натуралистической, не воображаемой, не экспрессионистской», ну и вдобавок «не иллюзионистской». Он выдвинул концепцию трехмерных «объектов без названия», обезличенных, лишенных всяких метафор и отсылок к чему бы то ни было. Таковыми были горизонтальные ряды коробок на полу, вертикальные ряды полок на стенах, последовательности геометрических форм, соединенных в математически выверенных пропорциях.

Он обращается к производителям оргстекла, алюминия, стали. У него более нет мастерской, места для творчества. Есть только замысел, а затем – его промышленное воплощение в духе художников-концептуалистов, считавших, что идеи, освобожденные от любой материальной субстанции, и есть суть искусства.

На выставке в МоМА представлены семьдесят «специфических объектов» в хронологическом порядке. Им отведен весь шестой этаж недавно реконструированного музея. Оказавшись среди полок из тонированного оргстекла с металлическим каркасом и скоплений больших разноцветных алюминиевых коробок, вы фиксируете в своем сознании отношение не к предметам искусства (они ни о чем), а к пространству, в котором вы очутились вместе с ними. Рассматривая с аудиогидом слайд-шоу выставки, я не мог отделаться от мысли, что физическое присутствие зрителей нарушило бы холодную, совершенную эстетику экспозиции в пустынных музейных пространствах (нечто похожее я испытывал, когда гулял по безлюдному Лондону во время локдауна). На виртуальной выставке в МоМА нигилизм художника в отношении искусства, одушевленного восприятием зрителей, достиг апогея.

Фото: Архив пресс-службы; архив tatler