Герои

Хью Гросвенор: самый богатый человек в мире, которому еще нет тридцати

Знакомьтесь, герцог Вестминстерский, простой лондонский менеджер. В отличие от Гарри и Уильяма, не женат.
реклама
27 Декабря 2017
Кейт Довкантс

В августе 2016-го у шестидесятичетырехлетнего Джеральда Гросвенора, шестого герцога Вестминстерского, во время прогулки в фамильном поместье Abbeystead House в Ланкашире внезапно случился сердечный приступ. Так седьмым герцогом стал его двадцатипятилетний сын Хью. Вместе с титулом он получил состояние размером в девять с половиной миллиардов фунтов и звание самого богатого в мире человека в возрасте до тридцати лет. Охотницы за деньгами бросились занимать очередь к сердцу его светлости с внешностью принца Гарри. Некоторые стратегически мыслящие решили погуглить чуть дальше ссылок на то, что новообретенный любимец публики не женат. И опустили руки. Хью всегда жил ниже радаров таблоидов. Однако, как положено в таких случаях, не успел душеприказчик дочитать папино завещание, как всплыли фотографии времен лихой студенческой молодости наследника в Ньюкаслском университете. Но и на них Хью веселится в ночном клубе в обнимку максимум с надувной женщиной (а еще ему ужасно идет розовый плюшевый комбинезон с аппликацией в виде мишки). Ни списка бывших девушек, ни крошечного стаканчика виски, растворенного в волнах карт памяти вездесущих лондонских папарацци – никакого сходства с хулиганом Гарри, кроме рыжих вихров, обнаружено не было. Нет даже инстаграма, чтобы написать этому пай-мальчику в директ.

29 января Хьюи, как его называют друзья, исполнится двадцать семь. Он много работает – в офисе, простым менеджером в небольшой лондонской фирме Bio Bean, которая собирает кофейную гущу по ресторанам, кофейням и прочим местам сладкой жизни и перерабатывает ее в биотопливо. В свободное от забот об окружающей среде время молодой миллиардер предается утехам разве что на поле для крикета (играет он весьма недурно). А выходные проводит в фамильном поместье Итон-Холл в графстве Чешир, от которого до клубов Сохо и бутиков Найтсбриджа четыре часа на машине.

Кстати, вполне вероятно, что здания, в которых находятся ваши любимые лондонские клубы и бутики, принадлежат как раз Хью. Grosvenor Group, главой которой он стал после смерти отца, владеет более чем полутора тысячами объектов недвижимости в шестидесяти странах мира. Например, половиной Мэйфэйра (в том числе зданиями посольства США, отеля The Beaumont и галереи Гагосяна). Сто двадцать один гектар Белгравии тоже собственность этой семьи, как и сорок тысяч гектаров в Шотландии и тринадцать тысяч – в Испании. А еще приличный кусок Кремниевой долины, центр Ливерпуля и весь остров Аннасис, промышленное сердце канадского Ванкувера.

Теперь самое интересное: Хью всем этим не распоряжается. В пятидесятых Гросвеноры разместили свои активы в нескольких трастовых фондах, чтобы семейные ценности, копившиеся веками, не растранжирили наследники, бывшие жены и прочие паршивые овцы, которые во все времена портили благородные английские стада, а в наши последние дни особенно. Стратегия Гросвеноров позволяет им получать прибыль, но если, к примеру, Хью внезапно захочет продать что-нибудь, даже по мелочи (скажем, тот же центр Ливерпуля), ему не удастся это сделать без согласия совета попечителей. Сейчас их семеро, включая самого герцога. Исполнительным попечителем является Марк Престон, он же СEO Grosvenor Group.

Не то чтобы Гросвеноры самые умные. Как говорят, более пятидесяти миллиардов фамильных долларов Ротшильдов контролируются трастами. На самом деле Хью Гросвенора в строгом смысле слова нельзя даже называть миллиардером. Он дворянин XXI века: формально глава большого семейства и большого состояния, несущий бремя ответственности за них, но на деле совершенно свободный человек. Его покойный отец собрал команду крепких профессионалов и вместе с ней управлял своей бизнес-империей многие годы. Нынешний герцог ничего менять не стал и доверился папиным советникам. Похоже, это было правильным решением. Из-за брекзита рынок недвижимости в Лондоне лихорадит. Прибыль Grosvenor Group в 2016-м тоже снизилась, но не так, как прогнозировалось. Компания заработала больше семидесяти девяти миллионов фунтов. Сколько из них положено Хью, а сколько членам его семьи, – тайна. Однако, как удалось выяснить «Татлеру», доли герцога и трех его сестер равны.

реклама
С матерью и сест­рами Эдвиной и Тамарой на выступлении своего отца, 1992.

С матерью и сест­рами Эдвиной и Тамарой на выступлении своего отца, 1992.

Поместье Итон-Холл в Чешире

Поместье Итон-Холл в Чешире

Гросвеноры владеют половиной Мэйфэйра, куском Кремниевой долины и другими дорогими сердцу «Татлера» адресами.

Старшая сестра, тридцативосьмилетняя леди Тамара, замужем за Эдвардом ван Катсемом, сыном норфолкского землевладельца, крестником принца Чарльза. Тридцатишестилетняя Эдвина, активно поддерживающая словом и фунтом стерлингов реформу британских тюрем, — жена историка и телеведущего Дэна Сноу, праправнука премьер-министра Ллойда Джорджа (Сноу любит шутить, что в отличие от коллег ему не нужно брать дополнительную работу, чтобы свести концы с концами). Младшей сестре, леди Виоле, двадцать пять. Она посол благотворительной организации Kidscape, которая ведет борьбу с травлей детей, и собирается заниматься арт‑терапией.

Помимо сестер нынешнему герцогу приходится делить миллионные дивиденды с матерью, пятидесятивосьмилетней Натальей. Она дочь крестной принца Эндрю, родственница королевы Елизаветы, правнучка Великого князя Михаила Михайловича, прапраправнучка разом Николая I и Александра Сергеевича Пушкина (одного из племянников герцога так и зовут: Джейк Луис Ганнибал). Наталья Гросвенор будет носить титул герцогини Вестминстерской до тех пор, пока ее сын не женится.

Офис компании Bio Bean, в которой служит герцог, расположен неподалеку от рынка Borough Market. Ее биотопливо из кофейной гущи для каминов, печей и барбекю можно купить на Amazon – £9,99 за упаковку из шестнадцати брикетов. Сгорая, они дают приятный аромат кофе. Сейчас компания разрабатывает технологию переработки спитого кофе в топливо для машин. Как шутят сотрудники Bio Bean, «начни свой день с ароматного дизеля». То, что герцог работает, как обычный клерк, пять дней в неделю, вовсе не удивляет его друзей. Отец всем своим детям прививал любовь к труду, а о сыне и наследнике говорил так: «Он родился с самой длинной серебряной ложкой во рту, но не может есть только с нее всю жизнь».

Хью учился в государственной начальной школе в Экклестоне, потом в колледже-пансионе Элсмир в Шропшире (год обучения стоит тридцать одну тысячу фунтов). Гросвенор-младший добился успехов в учебе, был выбран старостой и старшим в своем общежитии, а также стал звездой школьной команды по крикету. В Ньюкаслском университете учился менеджменту сельского хозяйства и окончил со средним баллом 4,0 и выше (Хью – первый герцог Вестминстерский с высшим образованием за почти полтора века, которые существует титул).

Лишь немногие в школе и университете знали о том, из какой Хью семьи. «Он выглядел как обычный парень», – вспоминает Бэлла Экретт, руководившая сайтом кампуса Ньюкаслского университета. На двадцатиоднолетие сына отец организовал роскошную вечеринку в фамильном поместье Итон-Холл (по слухам, она обошлась в пять миллионов фунтов). Друзья Гросвенора-младшего, прибывшие на праздник, были шокированы. Белгрейв-авеню, трехкилометровая частная дорога, ведущая от шоссе к имению площадью почти четыре с половиной тысячи гектаров, была украшена фонарями. В огромном шатре восьми сотням гостей подавали стейк-энд-чипс. В числе прочих друзей именинника был принц Гарри (Хью – один из крестных отцов сына принца Уильяма, принца Джорджа, а предыдущий герцог дружил с принцем Чарльзом).

С принцем Уильямом на свадьбе своей сестры Тамары, 2004.

С принцем Уильямом на свадьбе своей сестры Тамары, 2004.

Дресс-код дня рождения был «black tie и неон». За конферанс отвечал один из самых высокооплачиваемых комиков мира, ведущий шоу Michael McIntyre’s Big Show на канале BBC Майкл Макинтайр (говорят, ради его шуток герцог-отец не пожалел сорока тысяч фунтов). Хип-хоп-дуэт Rizzle Kicks отвечали за саундтрек. «Хьюи – славный малый, – делился впечатлениями один из исполнителей, Джордан Стивенс. – Было дико видеть его среди всего этого богатства, потому что он совсем туда не вписывался. Все, с кем я общался на вечеринке, были шокированы, говорили: "Обалдеть! Я сидел на уроках за соседней партой и понятия не имел, что у него столько денег"».

Однако на торжестве присутствовала одна гостья, знавшая о Хью все. Двадцатишестилетняя Харриет Томлинсон, его подруга по колледжу Элсмир, была девушкой Хью на протяжении более чем десяти лет (они то расставались, то начинали встречаться снова). Ее отец занимался семейным бизнесом по производству штор, но в 2013-м компания закрылась из-за финансовых трудностей. Харриет выросла в викторианском доме на берегу реки Ди в городе Честер, в двадцати минутах езды на машине от Итон-Холла. По словам источника в компании Grosvenor Estate, которая занимается лондонской недвижимостью Grosvenor Group, Хью – частый гость у Томлинсонов. Раньше Хью и Харриет любили гулять по реке на моторной лодке, поднимаясь до самого поместья Гросвеноров. Молодые люди расстались позапрошлым летом, но снова сошлись после смерти отца Хью. Потом вместе провели каникулы на курорте в Калифорнии. Харриет – дипломированный педагог, окончила Кардиффский университет, работает консультантом в рекрутинговом агентстве Deverell Smith в лондонском Сити. Коллеги описывают ее как «жизнерадостную и трудолюбивую».

«Он родился с самой длинной серебряной ложкой во рту, но не может всю жизнь есть только с нее».

C родителями, 1991.

C родителями, 1991.

Отец Хью, Джеральд Гросвенор, 1958.

Отец Хью, Джеральд Гросвенор, 1958.

Семейный бизнес от ухода герцога на абсолютно заслуженный отдых даже выиграл. «У герцога были самые удивительные голубые глаза, какие я видела, и они излучали доброту», – говорит журналист Мира Бар-Хиллел, специализирующаяся на недвижимости. «Когда герцог принимал активную роль в жизни компании, она была скорее агентством по аренде его многочисленных землевладений, – рассказывает один из коммерческих арендаторов Grosvenor Estate. – Теперь же она стала полноценным игроком на высококонкурентном поле риелторского бизнеса, транснациональной корпорацией».

Судя по всему, седьмой герцог в транснациональной корпорации работать не хочет. Он пока отказывается даже от роли председателя совета попечителей фамильных трастов – этот пост исторически занимает глава семьи. Хью окончил программу подготовки кадров Grosvenor Estate, поработал на ключевых направлениях бизнеса компании, но, похоже, решил, что с недвижимостью ему не по пути.

Возможно, он боится излишнего внимания общественности. После смерти его отца пресса обвиняла Гросвеноров в том, что их трасты помогают уйти от уплаты налогов на наследство – с учетом размера состояния шестого герцога пришлось бы отдать государству миллиарды фунтов. Семья традиционно не обнародует финансовую информацию, но для британского «Татлера» сделала исключение. «Трасты были созданы не для того, чтобы уклоняться от уплаты налогов, а для того, чтобы обеспечить сохранность финансов, – утверждает пресс-секретарь Гросвеноров. – Сам герцог, его семья и трасты платят подоходный налог и налог на доход от прироста капитала в полном объеме. В дополнение к этому каждые десять лет трасты выплачивают в казну налог, исчисляемый из стоимости их активов. Таким образом, государство вместо единовременного налога на наследство каждые десять лет получает внушительную сумму». Джеральда Гросвенора такие пересуды наверняка бы расстроили. Он был сторонником честной игры. Так, в 1990-м Совет Вестминстера решил заняться реновацией пятисот двадцати трех квартир в лондонском районе Пимлико, арендованных у компании Гросвенора в 1937 году. Однако по договору 1937 года квартиры должны были сдаваться представителям «рабочего класса» по справедливой цене. Планы совета не позволили бы выполнять это условие и дальше. Герцог вынужден был вмешаться. Он подал в суд и добился того, чтобы совет четко следовал условиям договора. Когда же Маргарет Тэтчер ввела свой подушный налог и под его действие попали семьи квартиросъемщиков, Джеральд Гросвенор заплатил требуемую сумму вместо них, попутно назвав этот самый налог «несносным».

Но важнее всего для отца Хью было имя семьи и ее достояние. «Эта земля, – сказал однажды герцог, – находится в нашей собственности девятьсот лет, и я надеюсь, что пробудет еще как минимум девятьсот». Джеральд Гросвенор в буквальном смысле положил жизнь на то, чтобы так и случилось. Его сын, вероятно, усвоил урок. Возможно, он станет ролевой моделью для других наследников больших состояний: бизнесом в XXI веке должны заниматься специально обученные люди. Как говорят в Англии примерно с тех самых пор, как Гросвеноры владеют половиной центра Лондона, живи и дай жить другим. Может быть, именно поэтому самому богатому молодому человеку в мире не нужен даже инстаграм.

Со своей девушкой Харриет Томлинсон

Со своей девушкой Харриет Томлинсон

Хью Гросвенор, нынешний (тогда наследный) герцог Вестминстерский, 2013.

Хью Гросвенор, нынешний (тогда наследный) герцог Вестминстерский, 2013.

Кейт Довкантс

27 Декабря 2017

Фото:Rex features/fotodom; alamy/legion-media; архив tatler

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует