1. Главная
  2. Герои
Герои

JOMO — joy of missing out — наш ответ карантину и самоизоляции

На смену FOMO (fear of missing out) пришла JOMO — радость от того, что пропустил мероприятие или свежую сплетню. Во времена пандемии коронавируса констатируем: теперь JOMO, как и санитайзеры, — насущная необходимость.
реклама
15 Марта 2020

«Я могу позволить себе самостоятельно и где угодно устроить любую вечеринку. И пригласить на нее тех, кого действительно хочу видеть», – говорит Снежанна Георгиева, которая в последнее время к людям выходит через раз и «с радостью пропустит мероприятие, если его делают не друзья или партнеры». Действительно, какой смысл «стоять в толпе незнакомцев и слушать отечественного артиста»? Такой праздник Снежанна сама закатит лучше всех: этим летом в родной Балаклаве отгремел очередной фестиваль «Золотая Балка» с отечественным хедлайнером Сергеем Шнуровым и хэштегом #запойсоШнуром.

Я заметил, что все больше наших героев познают Joy of Missing Out. Они просто упиваются радостью пропустить что-нибудь важное.

Три ужина за один вечер, марафон Ибица– Миконос– Сен-Тропе (по два дня в каждом пункте), скроллинг ленты даже во время секса и похорон – это FOMO (страх пропустить). FOMO был главным светским неврозом последние лет десять, он развивался вместе с соцсетями, но такая модель поведения вдруг перестала быть модной. «Если FOMO – бич людей, неуверенных в себе, то JOMO – привилегия успешных и не сомневающихся в своем выборе. Я, например, этим летом вообще проигнорировал летний отдых в популярных местах. Сидел в августе в Москве и хладнокровно наблюдал сто пятьдесят восьмой прыжок с яхты в воды Форментеры. Совершенно не испытывал никакого FOMO. А потом вовсе перестал смотреть на то, что делают другие», – сообщил мне живущий в Милане бонвиван-фотограф Герман Ларкин. Его подруга Ольга Карпуть, чей нюх на тренды измеряется тремя этажами концепт-стора, поменяла в августе, самом горячем светском сезоне, «шумную Ибицу на безмятежность Подмосковья. В этом году – без меня». На даче в Кузнечиково, в ста километрах от Москвы, Ольга вместо сетов Вирджила Абло и Пегги Гу слушала птичек, играла в бадминтон, ходила в баню и каталась на тракторе по своей ферме. «Что может быть лучше? Приехала в город на полдня и уже хочу обратно». К тому же Пегги Гу всегда можно пригласить к себе в КМ 20 и перед танцами поужинать там душевной компанией на веранде, как Карпуть в итоге и сделала.

А вот креативный директор ЦУМа Наташа Гольденберг говорит немножко по-другому. «Я очень люблю ходить out, в отличие от многих моих подруг, которые не кокетничают, когда говорят, как им все это надоело. Сейчас модно говорить, как не хочется идти и «лучше дома книжку почитаю». А потом быть на каждой вечеринке города. Я люблю наряжаться, делать прическу и макияж, если есть повод. Но в последнее время поймала себя на мысли, что мне намного больше в кайф в серебряных туфлях пойти в гости к Артемову и сидеть у него на кухне, слушать музыку и болтать по душам маленьким кругом. А не туда, где будет весь нарядный свет, но не будет жизни и огня».

Таких, как Наташа, – модных интровертов – становится все больше, но организатор больших и малых праздников Михаил Друян не унывает. «Чтобы испытывать JOMO, нужно быть самоироничным и достаточно уверенным в себе человеком, а таких, положа руку на сердце, в свете очень немного. Да, по-настоящему успешные люди сейчас пытаются максимально оградить себя от паблисити: им кажется, что это не классно. Потому что те, с кем они по каким-то причинам не хотят себя соотносить, как раз очень активно ведут светскую жизнь. Понятно, что кого-то может бесить Виктория Шелягова, а ее, в свою очередь, могут раздражать люди, которые не хотят веселиться».

реклама

Это как в "Идеальном муже" — всегда приятно не прийти туда, где тебя ждут.

Этот тезис подтверждает журналист в декретном отпуске Катя Ланцман: «Я устаю от этого вечного обмена любезностями. У меня ощущение, что на самом деле всем скучно. За исключением тех, для кого светская жизнь – наркотик. Есть ведь категория персонажей, которым лишь бы выйти в люди и почесать языком, но я себя к ней не отношу».

Однако масштабные мероприятия все еще случаются. Более того, на волне тотального принятия всеми всех большие бренды стали собирать гостей из очень разных социальных слоев: светских дам старой закалки, клиенток в бриллиантах, журналистов, блогеров-миллионщиц, красивых молодых людей (а вовсе не голодранцев) из агентства Lumpen и микроинфлюенсеров, что бы это ни значило. На празднике парфюма Sauvage в новом ресторане Blanc в старом сквоте на Хохловке в очереди за татуировками Dior стояли жена девелопера Инга Берман, ресторатор Алексей Киселёв, актриса Светлана Устинова, тревел-блогер Наталья Османн и звезда «Дома 2» Алена Водонаева.

Катя Ланцман в такие игры не играет. Она выбирается из своего Переделкино только на вернисаж Cosmoscow или Бал дебютанток «Татлера» – мероприятия, которые устраивают «свои для своих». А есть девушки, которые так засели в своих прекрасных интерьерах, что из дома вообще не выходят. «Взять мою подругу Нину Гомиашвили – для нее важнее всего семья. Она может пропустить даже мой день рождения – и злиться на нее бесполезно. Чтобы добиться ее личного присутствия, множество факторов должны сойтись», – рассуждает Друян.

Еще дальше по пути душевного здоровья продвинулась Софья Эрнст: «Я бы охарактеризовала свою жизнь просто как joy. У меня нет ощущения missing out. Совсем нет. При выборе досуга опираюсь на свое желание, а не на тренды. Иногда эти точки совпадают, иногда нет». На актрису жалуются, что она может жирному мероприятию предпочесть посиделки с однокурсниками по Школе-студии МХАТ. Впрочем, Софья мультизадачна и умеет красиво опоздать в Пушкинский музей на открытие выставки Fondation Louis Vuitton по уважительной причине – она в тот вечер играла в спектакле «ХХ век. Бал».

Зато Снежанна Георгиева JOMO испытывает по полной. Из прекрасного далека она следит за инстаграм-хроникой пропущенных ею вечеринок. И выдыхает с облегчением, когда понимает, что вместо обещанного гала был стоячий коктейль и тарталетки с оливье. Помните, как у Оскара Уайльда в «Идеальном муже»? «Всегда приятно не прийти туда, где тебя ждут».

Луке Зарькову всего четырнадцать, а он уже "на байроническом".

На волне новой искренности JOMO просто не могло не случиться. Сам жанр «мероприятие» предполагает протокольные беседы под музыку, за которой все равно ничего не слышно. А по- говорить? А поныть? «Полноценное общение в рамках ивентов – это утопия, – вынужденно соглашается Друян. – Если это не камерный ужин с рассадкой. В других форматах светской суеты и кавалькады образов чашу искренности до дна не испить». О том же говорит Наташа Гольденберг: «Я все чаще не испытываю сожаления, пропуская дни рождения приятелей. Особенно когда понимаю, что мы в этом году ни разу не пили кофе тет-а-тет, что я не знаю, в какую школу ходят их дети. Вроде бы дни рождения должны быть душевными, теплыми, неофициальными – в отличие от мероприятий брендов. Но почему-то их все чаще организуют «для дела». Для супер press coverage. За пышно накрытым столом оказываются незнакомые люди, которые обсуждают, сколько стоил кейтеринг и какой безвкусный ремонт у именинницы. Они нервно трясут головой, заявляя, что им все равно, что их не позвали к Друяну на день рождения. Короче, сейчас моя логика такова: если я не знаю, как зовут спутницу жизни именинника и его детей, то смело отказываюсь и остаюсь дома читать вымышленную книжку». А ведь еще бывают свадьбы «за хештеги» и детские праздники «за торт» – людям, годами зарабатывавшим светский вес, не хочется украшать собой чужие сторис с благодарностью добрым спонсорам.

Вообще JOMO – это не только про самое часто цитируемое сейчас стихотворение Бродского «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку». Тут речь о постепенно вырабатывающемся иммунитете к хайпу. Мы с ним переборщили – и теперь наблюдаем океанский отлив. «Практически каждый день в продажу поступает новый дроп лимитированных кроссовок, а очередной инфлюенсер-миллионник запускает собственную линию косметики. Все на свете не пересмотришь и не перепробуешь, поэтому нужно расслабиться!» – цинично смеется Ольга Карпуть, к которой в магазин колоннами выстраиваются сникерхеды. А Снежанна Георгиева уже расслабилась: «В какой-то момент я окончательно поняла, что далека от моды. Я про стиль, а он не обязательно подразумевает сезон осень–зима 2019/2020. Когда вижу, как пять главредов одновременно ведут прямой эфир с Недель моды, думаю: мне там объективно нечего делать. Они же мне все уже показали».

Не гонится за хайпом и ведущая «России 24» Мария Бондарева. «Эти заведения с деревянными скамейками и шатающимися железными столиками, которые надо бронировать за несколько дней, меня не привлекают. JOMO я испытываю, когда прохожу мимо таких мест. Среди модных ресторанов есть, конечно, приличные – с человеческой рассадкой, скатертями и хорошей винной картой. Но туда надо пробираться через отель или офисы, где лифт останавливается через каждые два этажа и кто-нибудь обязательно проедет по ногам чемоданом. Всех друзей и половину списка Forbes я по-прежнему встречаю все в том же La Marée в Проточном переулке». У упомянутых Машей тяжеловесов чиновничества и бизнеса JOMO случилось сразу, минуя FOMO – они как ужинали, так и ужинают с «Орнеллайей» в «Марио» и Palazzo Ducale. Ульяна Сергеенко тоже по старой памяти предпочитает «Палаццо». На ступеньках под дверью «Уильямс» и за микростоликом соседней Mollusca я ни разу не видел условного Алишера Бурхановича. Зато там много девушек, делающих селфи с бокалами, – у них все еще FOMO.

Странно, что при этом инстаграм по-прежнему наше все, хотя он и есть квинтэссенция FOMO. Просветленная Ольга Карпуть балансирует на грани: «Время от времени полезен полный social media detox. Выключить телефон, чтобы не беспокоил постоянными уведомлениями и лайками. Моя лента наполнена новостями из мира моды, от которых иногда надо абстрагироваться, чтобы понять, что действительно важно, а что можно и пропустить». Некогда очень активная в сети телеведущая Юлия Шарапова сейчас постит раз в неделю. «Однажды одна девочка не выложила фотку, и на следующий день тоже. Ничего не случилось – жизнь продолжилась. Пожить без инстаграма – это как побывать на другой планете. Первые дни рука тянется хотя бы проверить ленту. Но постепенно возвращаешься в свой собственный мир. Без чужой, ненужной рефлексии. Без незначительных новостей».

Дошло до того, что JOMO испытывают не только видавшие виды герои «Татлера», но даже подростки. Луке Зарькову, сыну ресторатора Бориса Зарькова, всего четырнадцать, а он уже «на байроническом». «Счастлив и спокоен я бываю в самолете. Радуюсь, когда часами сижу один и смотрю в окно. Я наслаждаюсь отсутствием вайфая и связи с окружающим миром. Вечное поедание информации из инстаграма, вечные сообщения в вотсапе не дают мне спокойно жить. Я постоянно в стрессе и спешке, но этого даже не замечаю. Самолет для меня как перезагрузка, когда я разбираюсь с накопившимися мыслями, которые на земле неосознанно проглотил. А иногда, когда мне очень плохо и в голове балаган, я сажусь у себя в комнате на полчаса без телефона, без музыки. Ничего не разглядываю. Просто сижу. Люди, которые живут в деревушках, гораздо более спокойные» – вот так рассуждает самый стильный тинейджер по версии читателей Tatler.ru.

Информации действительно много, и иногда очень хочется от нее абстрагироваться. Меня вот, например, пугают не люди, а новости из мира науки. Все то, что постят диетологи, нутрициологи и прочие британские ученые. Коварная лактоза, смертельные пасленовые, ядовитый глютен – что только мы не пережили за последние годы. Я хочу, как бренд-директор водки Beluga Екатерина Мечетина, смотреть на это сквозь пальцы: «Учитывая, что бег, сон и авокадо уже не так прекрасны, как еще недавно писали, а кофе, молоко и вино не так уж вредны, можно успокоиться. В переменчивом мире науки все согласны только в том, что быть счастливым все еще полезно. А остальные тренды постоянно попадают под сомнение».

Теги

Фото:THE LICENSING PROJECT/LEGION-MEDIA; GETTY IMAGES

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует