Главные карантинные свадебные тренды

Если пара принципиально решила жениться, она обойдет любые препоны. Евгения Милова с восторгом отмечает карантинные свадебные тренды. Сколько в них выдумки, сколько фантазии!
Главные карантинные свадебные тренды

Незадолго до очередной волны коронавирусных ограничений, которые поделили почтенную публику на сторонников и противников актера Бероева, один из евангелистов прогрессивного ивент-менеджмента Павел Недостоев, возглавляющий агентство Departament, разразился пророческим постом о будущем ивент-индустрии. «Классическим ивент-агентствам придется измениться до неузнаваемости, оставить свои насиженные офисы, сформировать новые, гибкие отношения с рынком фриланса, обзавестись мультиэкспертизой, и лишь тогда агентство-динозавр превратится в Homo и, возможно, даже sapiens», – писал он. А что еще прикажете думать, когда в обнимку с тульским правительством рыдают организаторы фестиваля «Дикая мята», отмененного за считаные часы до начала. Когда в Барвихе свадьба богатой наследницы и рэпера – Саши Новиковой и Федора Инсарова aka Feduk – прошла до такой степени без шума и пыли, что о случившемся общественность узнала лишь через несколько дней из соцсетей молодоженов. Вместо свадебного платья – белая двойка Bottega Veneta. Это ли не гибель традиций?

Свадебная индустрия в локдаун не погибла, но провела мучительные месяцы на аппарате ИВЛ. Декоратор мероприятий Роман Ковалишин год назад «Татлеру» все предсказал как надо: «Я прожил со своим бизнесом уже три кризиса и настроен оптимистично. Сейчас хорошее время подумать о том, что хватит палить деньги. Свадьба закончится, и, кроме видео с пьяными танцами, ничего не останется. А мне хотелось бы развивать формат хеппенинга со смыслом – церемониальная посадка леса, например. Или совместная реставрация усадьбы».

Александра Новикова (How to Green) и рэпер Федор Инсаров (Feduk), 2021.

В реальности консерваторы желают жениться без потери шика. Так что простите, но усадьбы будем реставрировать не в этот раз. Светлана Орлова, возглавляющая Петровский пассаж, где расположено пространство Bosco Ceremony, не даст соврать. «Свадебная мода находилась в вынужденном ожидании, так как отступать ей было некуда. Конечно, имели место и зум-торжества, но они мало кому нравятся. Этим летом свадеб стало больше: люди заждались, нереализованная любовь довела ожидание праздника до точки кипения. Уж очень всем хотелось, чтобы в 2021-м, как по волшебству, сразу случился undo того, что было в 2020-м».

В Mercury тренд подтверждают. В ювелирных бутиках бренда сейчас есть спрос на кольца с камнями фантазийных огранок. По словам их экспертов, отвечающих за главный, в общем-то, элемент настоящего брачного союза (ну, после любви и взаимоуважения), сейчас одну счастливицу дожидается целый комплект сердец: кольцо с пятикаратником и той же формы серьги. Клиенты долго ждали и теперь готовы к смелым экспериментам: кто-то присматривается к камням инвестиционного уровня из новых мозамбикских месторождений, кто-то распробовал коллекцию Mercury Color с крупными рубинами, изумрудами, сапфирами и желтыми бриллиантами.

Но консерваторы – это еще не все влюбленные. Юношам и девушкам передовых убеждений находиться в напряжении два года подряд тоже было сложно. В итоге они стали смотреть на отношения и необходимость этот факт отпраздновать проще. Их «проще» не значит «безответственно». Модель Софью Мунтян прошлая ковидная волна застала в разгар романа с совладельцем яхт-школы «Сила ветра» Сашей Сколковым. «Стоило решить, что хотим жить вместе, как начался локдаун. Так что мы были круглосуточно вместе. Это была хорошая проверка, – вспоминает Софья. – Думаю, благодаря этому опыту мы и решились так быстро на свадьбу». Готовые наряды невесте-модели не понравились. «Я почти расстроилась, а потом мой друг дизайнер Егор Сопот предложил сшить платье. Получилось просто и очень мило». Во второй части вечеринки невеста, впрочем, переоделась в Chanel.

Елена Абрамова, представитель бренда Rosario, который угораздило запустить свадебную линейку прямо накануне локдауна 2020 года, докладывает, что у них все хорошо: «Линия кутюр и сегодня пользуется спросом. Даже если на свадьбу приглашают совсем мало гостей – фотографии увидят куда больше глаз». Трогательно наблюдать, как тренд на разумное потребление заставляет быть при этом практичной – многие не готовы платить за платье на один вечер. У Rosario есть ответ: «Мы шьем не только традиционно пышные свадебные платья, но и кокетливые, для вечеринок. Сейчас мы почувствовали от невест запрос на платья-трансформеры. Когда, например, силуэт-рыбку длиной макси можно превратить в элегантное миди. Наши фирменные крупные банты стали съемными: для фотосессии можно пристегнуть, у праздничного стола – отстегнуть».

«Сначала мы «давали слово». Это маленькое мероприятие, всего человек тридцать с каждой стороны».

Было бы ужасным пессимизмом считать, что коронавирус заставит людей отказаться от вечеринки. «Свадьбы, – говорит легендарный распорядитель торжеств Андрей Фомин, – никуда не делись. Хочу поделиться как отец, который в разгар пандемии выдал дочь замуж: пока есть предложение от жениха, нужно отдавать. Лучше с этим не затягивать. Сейчас родителям подолгу приходится ждать настоящего брака. Свадьбу нужно делать любой ценой. Поэтому они по-прежнему пышные. Ведь платят родители как самая заинтересованная сторона, и тут им важно показать себя друг другу».

Фомин фиксирует еще несколько параллельных тенденций. Например, отложенный спрос, который сейчас обналичивается с огромной скоростью: игнорируют даже примету, что в мае жениться противопоказано. А еще дисциплинированность гостей. Что у рекордсменов по количеству празднующих из армянских, азербайджанских или еврейских общин, что у более скромных русских – нигде теперь не нарушают дресс-код. «Если прислать отдельным файлом мудборд, то люди готовятся. Даже на национальных свадьбах», – говорит Фомин.

А вот тосты и прочие до сих пор не искорененные атрибуты бракосочетания скоро канут, к облегчению молодых, в небытие. Даже певица Лобода уходит с этого рынка – а вот исполнительница Zivert летом сопровождала танец молодых едва ли не трижды в день. Понятно, что, когда за банкет платят родители, кто-нибудь из подарочного триумвирата Агутин–Меладзе–Басков на празднике обязательно споет, но молодые скорее согласятся исполнить первый танец под концептуальный хипхоп, нежели под «К единственному нежному бегу по полю снежному».

«Этим летом всем женящимся надо крепко подумать о том, чье присутствие им по-настоящему дорого, – отмечает Ксения Афанасьева из агентства Wedding Residence. – Площадки свято чтут ковидные ограничения, поэтому гости, заказавшие торжество еще год назад, сегодня пересматривают списки». С ней согласна продюсер Карина Чистякова, которая свадьбу с Алилом Керимовым (Hevel Group) играла в Дагестане. «Не то чтобы мы строго соблюдали традиции, но вообще-то все было по правилам. Сначала мы «давали слово» – даже не знаю, какой тут может быть аналог в русском языке, но это очень маленькое мероприятие, всего человек на тридцать с каждой стороны, – рассказывает Карина. – Потом сватовство, когда семья жениха приносит подарки. Потом свадьба. Между сватовством и свадьбой проходит обычно месяц, но мы решили перевести дух, подкопить денег. И тут грянул локдаун. В итоге в зале, рассчитанном на тысячу сто человек, что нормально для наших традиций, мы рассадили триста самых близких. Все были социально дистанцированы!»

Продюсер Андрей Фомин с дочерью Марией на ее свадьбе, 2020.

Подобно тому, как гид «Мишлена» дивится разнообразию наших национальных специалитетов, молодожены, прежде совместно изучавшие побережье Сейшел или итальянские виллы, сегодня с восторгом наблюдают, как среди родных лопухов произрастает своя Европа. Софья Мунтян рассказывает, что в парке «Коломенское», где давно стихли последние аккорды пикника «Афиши», обнаружила загс в павильоне XIX века постройки, а после они с мужем провели вечеринку у воды в районе Строгинского залива.

Но это про молодых капитанов, которым неважно, откуда стартовать под одним парусом. Открылась Хорватия? Прекрасно, идеальное же свадебное путешествие для яхтсменов, согласитесь. А те, кто страдал по вилле Медичи, с изумлением обнаруживают, что подмосковная вилла Микетти не так уж сильно проигрывает. На фотографиях так вообще не отличишь их Тоскану от нашей. Зачем при таком курсе евро слушать крики «Горько!» на Комо, когда есть сочинские темные ночи и ресторан «Мамай-Кале» на трех гектарах, в который было вложено порядка $50 млн? Высокопоставленные чиновники, которых жизнь заставила вникать в нюансы импортозамещения раньше рядовых граждан, уже давно отмечают свадьбы в сочинской «Родине», равняясь на Дмитрия Пескова с Татьяной Навкой. «Но все-таки настоящего люкса в наших теплых краях пока мало, вот разве что у Снежанны Георгиевой в «Золотой Балке», – выносит неокончательный вердикт Фомин.

Модель София Мунтян и Александр Сколков («Сила ветра»), 2021.

Тем временем ограничения и риски сохраняются и на родной земле. Особенно с ее неоднозначными антиковидными мерами – у нас что позволено организаторам Евро 2020 года, не позволено ни быку, ни Федору Бондарчуку. Все просто смирились с тем, что максимальный штраф за нарушение численности и дистанции на свадьбе составляет один миллион рублей. «Переносить все устали, гуляют тихонечко. Просто оставляют залог в размере миллиона, который лежит семь дней. Если не приходит претензия от надзорных органов, залог возвращается. Никто не боится, все хотят гулять», – шепнул нам анонимный источник.

Мария Львова из агентства «Для двоих» подтверждает: любовь не умеет и не хочет ждать. У нее были клиенты, с которыми она до пандемии объездила едва ли не всю Европу, пока не нашла идеальную локацию в Сорренто. Когда грянул локдаун, свадьбу было решено переносить, но вскоре стало ясно, что ничего не будет ясно. И торжество переехало в Москву, в гостиницу. Потому что иногда нужно выбирать, что важнее и желаннее: свадьба вообще или свадьба в переживающей непростые времена Европе.

Те, кому важнее первый вариант, женятся на лужайках в шатрах и на придомовых газонах, рассказывает о новой тенденции Ксения Афанасьева. Или ищут на родных просторах такие локации, чтобы их широкой ноге было куда ступить. «Проектов много, рынок заполнен свадьбами, откладывать никто не хочет. Даже в третью волну люди ищут и находят выход. Отправляются, например, в другие регионы. И не только в Сочи, но и, допустим, в Рязань, в отель «Доброград» во Владимирской области, в другие природные локации», – замечает Мария Львова.

Впрочем, пандемия дает агентствам шанс на отложенную выгоду. Благодаря тем, кто сейчас ничего светским образом отмечать на хочет, а сделает это, когда участников брачного союза станет трое. Львова рассказывает о паре, которая хотела пожениться в Америке, но пережидала пандемию, а она так затянулась, что у них за это время родился ребенок. Сейчас молодым не до торжеств – радости и хлопот и без того достаточно, но они ждут снятия всех ограничений, чтобы в итоге отпраздновать по изначальному плану. Очень надеемся на Ивана Янковского, впервые ставшего отцом. Вот пройдет время, и он не оставит свадебные агентства без работы. Потому что любовь – она сильнее любых ограничений.

Модель Алеся Кафельникова и бизнесмен Георгий Петришин, 2021.

Фото: POLINA BERTRAND; ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА