1. Главная
  2. Герои
Герои

Екатерина Варнава: «Я, как Линда Евангелиста, меньше чем за десять тысяч с кровати не встаю»

Героиня обложки party-приложения 2019 года, стендап-комик из шоу Comedy Woman — о своей любимой работе: корпоративах, свадьбах и чужих днях рождения.
реклама
29 Декабря 2019

– Кто и куда вас заказывает?

– Мы с Сашей Гудковым – два не совсем нормальных человека, и парой нас заказывают, когда хотят что-то внезапное, смелое, неадекватное. В этом смысле мы сложившийся дуэт. Кто-то нас считает модными, хотя мы себя такими ни в коем случае не считаем.

– Часто выступаете вместе?

– Не очень. Два сумасшедших человека на одной сцене – это чересчур. Я чик-чирик и он чик-чирик, у людей может случиться перенасыщение.

– Как ты договариваешься с клиентом?

– Каждый заказчик хочет сделать свое мероприятие особенным. Каждая невеста хочет, чтобы ее свадьба максимально отличалась от остальных. Поэтому, когда говорят «хочу, чтобы было не как у всех», я сразу понимаю, что все будет как у всех. И, кстати, деньги пахнут. Если тебя не вставляет от формата или конкретных людей, не надо за них браться. Это не потому, что мы избалованные и охреневшие, просто не хотим испортить вам праздник. Мы все-таки творческие, не бизнесмены.

– Вы всегда могли выбирать?

– Сейчас мы вытащили удачную карту – нам прет, но в какой-то момент это может закончиться.

– Какой формат тебе не близок?

– Не люблю вести мероприятия по сценарию. Лучше отталкиваться от людей. Я спрашиваю, какой соберется контингент, какого возраста, с кем разрешается взаимодействовать, какой столик разумнее обходить стороной – на любой вечеринке такой есть. Раньше я часто приставала к тем, кого трогать не стоит. Все приходит с опытом.

– Какие критерии выдвигают при выборе тебя?

– «Нам нужна сексуальная, прямолинейная ведущая».

– А в каких случаях она нужна?

– Удивительно, но меня стали часто заказывать на свадьбы. Раньше мама невесты или мама жениха просили, чтобы меня не было. «Свадьба же, зачем нам эта вульгарная особа». А сейчас меня хотят видеть на русских, армянских, дагестанских свадьбах. Я понимаю, что там надо соответствовать определенным форматам и традициям. Если мне велят полностью замотаться, я замотаюсь.

Жакет из вискозы и брюки из полиэстера и эластана, все PATRIZIA PEPE; комбинезон из полиэстера, HOVANSKIE; кожаные ботильоны, LONGCHAMP; платиновое колье À Cheval с бриллиантами, VAN CLEEF & ARPELS HIGH JEWELLERY; серьги, браслет и кольцо Panthère de Cartier из белого золота с бриллиантами и сапфирами и с ониксом и изумрудами, браслет Juste un Clou из белого золота с бриллиантами, все CARTIER.
На столе: хрустальная ваза «Бойцовые рыбы», LALIQUE; хрустальные штоф для виски Harmonie и стакан для виски Harcourt, все BACCARAT.

Жакет из вискозы и брюки из полиэстера и эластана, все PATRIZIA PEPE; комбинезон из полиэстера, HOVANSKIE; кожаные ботильоны, LONGCHAMP; платиновое колье À Cheval с бриллиантами, VAN CLEEF & ARPELS HIGH JEWELLERY; серьги, браслет и кольцо Panthère de Cartier из белого золота с бриллиантами и сапфирами и с ониксом и изумрудами, браслет Juste un Clou из белого золота с бриллиантами, все CARTIER. На столе: хрустальная ваза «Бойцовые рыбы», LALIQUE; хрустальные штоф для виски Harmonie и стакан для виски Harcourt, все BACCARAT.

реклама

– Кто отвечает за твой внешний вид?

– Заказчик озвучивает пожелания: черное, красное, длинное, короткое, блестящее, матовое. Но выступаю я всегда в своем.

– Ты и в своем богиня. Я видел тебя на показе Prada в Prada, на Ulyana Sergeenko в Ulyana Sergeenko. На шоу Prada в Милан вас с Натальей Андреевной позвали как знаменитостей или клиенток?

– Не скажу. Но я была дико счастлива.

– Помнишь свое первое мероприятие?

– Это был грузинский ресторан на шоссе Энтузиастов. Я тогда только начинала выступать в Comedy Woman и посчитала, что могу и на других площадках. Ошиблась. Я вообще очень много раньше ошибалась: неправильно выглядела, неправильно себя вела. Я очень извиняюсь перед этими людьми.

– От какого мероприятия ты гарантированно откажешься? Похороны?

– Похороны норм. Я отказываюсь, если заранее понимаю, что публика проявит ко мне неуважение. Тут уже не важно, сколько они заплатят. Я в том возрасте – именно возрасте, а не статусе, – когда, пройдя шоссе Энтузиастов, я не готова терпеть нарочитое неуважение к себе. Мне тридцать пять.

– От кого приходилось?

– Классно бывает, когда мальчику или девочке шестнадцать лет, и родители делают большой праздник. Дети, как и родители, бывают разные. Это для меня сложный формат.

– Самый сложный?

– Нет, хуже бывает, когда гуляют топ-менеджеры. У них очень нервная работа, и они не всегда готовы расслабляться и веселиться на корпоративах. Их пожирает такое количество негативной информации и чужой энергии, что они к концу года просто высосаны. Если они видят жертву – а ведущий в этой ситуации является шаурмой на вертеле – они ее сожрут.

– А на ура?

– Регионы! Там люди реально кайфуют от происходящего.

– В какой момент понимаешь, что будет нелегко?

– В первую же минуту на сцене. Пока здороваешься и просишь аплодисментов, краем глаза пытаешься найти столик, который лучше не трогать. Если не находишь, потеешь. Ищешь хотя бы главного среди всех этих людей. Максимально включаешься: выбираешь в публике трех активистов, оцениваешь ситуацию с алкоголем. Бывают вечера чинные, с вином. А если мужик решил в пятьдесят лет как следует гульнуть, это уже другая история – посреди каждого стола стоит все, от пива до водки. Веселуха может закончиться агрессией. Для такой ситуации есть свои сюжеты: как угомонить буйного, реанимировать пьяного. Все приходит с опытом. А потом ты задумываешься, готова ли с этим всем связываться в принципе.

«Я в том возрасте, когда, пройдя шоссе Энтузиастов, уже не готова терпеть неуважение к себе»

– Сколько у тебя мероприятий в месяц?

– Не больше трех. Есть еще корпоративы в составе Comedy Woman. В команде работать, конечно, круче, потому что, если вдруг не смеются над тобой, коллеги как-нибудь вытянут номер.

– Такое бывает?

– Всяко бывает. Мы выступали у одного большого банка, публика собралась очень солидная. Нас поставили в самое начало, что уже провал: надо сперва всех напоить, чтобы шутить по-взрослому. Но мы зашли на ура. А потом выступали на корпоративе у маленького банка и там не зашли вообще.

– Маленьким банкам сейчас не до смеха.

– Конечно! Мы вообще не поняли, зачем они нас заказали и так потратились. Очевидно, что, когда мы только вышли на сцену, нас уже ненавидели.

– Какие шутки смешнее всего?

– Когда мы с Натальей Андреевной друг друга унижаем. Вообще жанр, где два взрослых человека троллят друг друга, дико веселит как мужчин, так и женщин. Беспроигрышный вариант.

– Были заказчики смелее вас?

– Однажды я вела открытие рыбного ресторана (нам это так позиционировали, во всяком случае). Оказалось, что мужики просто выбирали себе проституток. А мы их продавали, о чем догадались уже в конце. Напоминало это конкурс красоты. Сначала был первый тур, во втором определилась абсолютная фаворитка, но до финала она не дошла. Видимо, было не до этого.

– Тебя не хотели привлечь к участию в конкурсе?

– Я стараюсь быть бесполым существом. Моя задача – развлекать людей в рамках праздника, прикалываться, танцевать, петь, делать что угодно, только не трахаться. Однажды ко мне зашли в гримерку и спросили, возможно ли «продлить» – именно с такой формулировкой. Мы с директором встали и вышли.

– Что может испортить вечеринку?

– Конкурсы, игры, фотозоны, лотереи, бег в мешках. Гости хотят поболтать, перекурить, выдохнуть – это все надо чувствовать. Не круто пробираться сквозь стены из кустов роз, натыкаться на полуголых людей, отмахиваться от мыльных пузырей. Когда вперемешку люди, говно и волосы, даже очень дорогое мероприятие становится дешевым.

На новогоднем корпоративе в Барвихе, 2018.

На новогоднем корпоративе в Барвихе, 2018.

– Как восстанавливаешься после мероприятий?

– Может, денег в стране стало и меньше, но люди не перестали веселиться. Зачем мне восстанавливаться: я получаю деньги за работу, которую люблю. «Хватай бабки и беги» не моя история. Я понимаю, что по полной отрабатываю гонорар, потому что вижу, как люди кайфуют. И я тоже.

– Кстати, а какой у тебя гонорар?

– Плавающий. Спроси, проведу ли я у тебя лично за десять тысяч евро? Проведу. Наверно, это мой минимум. Я, как Линда Евангелиста, меньше чем за десять тысяч с кровати не встаю.

– Кто из твоих коллег стоит своих денег?

– Басков. Вот он человек-оркестр. Споет, спляшет...

– Я слышал, он сам о себе говорит: «Что не дожмем, то долижем».

– Он один из лучших, причем абсолютно не важно, какая публика. Договорится с любым. Это нонсенс, ведь всегда есть тот, кто раздражается: от голоса или еще чего. А Коля за пару часов способен влюбить в себя кого угодно.

«На любом празднике бывает столик, который со своими шутками лучше обходить стороной»

– А как устроены твои личные праздники?

– Там нет никаких ведущих, люди сами себе создают праздник. Я тоже человек, у меня есть друзья, которые женятся. На их свадьбах я всегда напрягаюсь. Сочувствую ведущим, которые не вывозят. Тянет помочь, подхватить, но, с другой стороны, это не мое дело. Профдеформация.

– У тебя день рождения в декабре, там тоже не будет конферанса?

– Я много лет не отмечала день рождения. В последний раз – в школе, когда принесла конфеты и раздала одноклассникам. В этот раз подумала, почему бы не сделать что-то особенное в юбилей? Замуж выходить в ближайшие сто лет я не планирую, поэтому решила шумно отпраздновать то, что есть. Надо тридцать пять лет как-то зафиксировать. Миша Друян задал мне на встрече только один вопрос: ты хочешь, чтобы это было модно или дорого? Я выбрала дорого.

– У нас в стране женщина-комик долго и упорно ассоциировалась с женой Петросяна в туре по Волге. В Америке они никогда не были в касте неприкасаемых, а сейчас так вообще звезды круче мужчин. У Эми Шумер и Тины Фей миллионные контракты, обложки Vogue и уважение феминистского сообщества. Какую ступень на русской лестнице крутости занимаешь ты?

– Я тут не дотягиваю ни до жены Петросяна, ни до многомиллионных контрактов, ни до обложки Vogue. Но если все это совместить, получится идеальная я. Хотелось бы именно так.

Нравится Tatler?

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать лучшие материалы прямо на почту (2 раза в неделю, без спама!)

Любите печатную версию? Журнал можно читать онлайн, скачав приложение в Google Play и App Store.

Купить новый номер Tatler вы можете на сайтах «Азбука Вкуса», «Глобус Гурмэ», книжного магазина «Москва», Metro, Ozon«Самокат», «Беру», «О'КЕЙ», Spar.

Фото:Николай Зверков

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
Мы подписываемся
под каждым словом.
Вы подписываетесь на наши новости
Читайте и смотрите Tatler
там, где вам удобно.
У нас уже 500 000 подписчиков
читайте также
TATLER рекомендует