1. Главная
  2. Герои
Герои

Екатерина Солоцинская — о том, как из-за пандемии коронавируса оказалась в заточении в Эвиан-ле-Бэн

Филолог Екатерина Солоцинская специально для «Татлера» написала колонку о том, что в наше неспокойное время планы меняются со скоростью распространения вируса. Но нужно относиться к этому философски.
реклама
19 Марта 2020

Я сижу среди цветущих нарциссов на террасе дома своих друзей в городке Эвиан-ле-Бэн и под пение птиц смотрю на Женевское озеро, раскинувшееся через дорогу. Этого варианта своего будущего на 19 марта 2020 года еще позавчера я даже не могла вообразить. Всего три недели назад, во время очередной Недели моды в Париже, на гламурном ужине на яхте, проплывая по Сене мимо переливающейся огнями Эйфелевой башни и наслаждаясь ледяным «Дом Периньоном», мы с улыбкой слушали рассказ владельцев модных калифорнийских магазинов о том, как за неделю до этого они пришли в мишленовский ресторан в Милане, принимающий бронь на ужин не менее чем за восемнадцать месяцев, и оказались там единственными посетителями. Мои подписчики-искусствоведы с восторгом писали мне о том, как не побоялись поехать в Италию и сорвали джекпот, бродя в одиночестве по лучшим музеям мира. Я тоже не могла нарадоваться пустым дворцам Стамбула, по которым мы гуляли с участницами организованного мной тура. Я думала, что вся поднимаемая в прессе шумиха искусственна, создает ненужную панику, и спокойно планировала свое будущее на ближайшие несколько месяцев.

реклама

В конце марта я должна была лететь в Москву на шестнадцатилетие сына, заехав перед этим по приглашению в замок в Бургундии для посещения ярмарки французских брокантов. Четвертого апреля — улететь в Дели, где пятого числа начинался мой тур по Золотому треугольнику Индии, который должен был продлиться до одиннадцатого апреля. На двенадцатое уже был на руках билет Дели — Дубай, где у меня была назначена важная встреча, а также участие в туристической выставке. Двадцатого — возвращение в Париж, оттуда двадцать третьего — в Лондон на выпускной сына лучшей подруги. Нормандия в июне, Прованс и Форте в июле… Ну и так далее вплоть до августа. Эвиан-ле-Бэн в моих планах не значился — от слова "совсем".

На 10 часов утра понедельника шестнадцатого марта у меня была запланирована встреча в парижской префектуре для продления вида на жительство. Дата приема назначается за три месяца. В четверг стало ясно, что Францию закроют и ее ждет итальянский сценарий развития событий. После долгих раздумий было принято решение на время карантина вернуться в Москву — маму должны положить на плановую операцию, первого апреля шестнадцатилетие сына, да и вообще в тяжелые времена среди своих как-то спокойнее… Договорились с младшим сыном, что получим с утра продление вида на жительство и улетим вечерним рейсом самоизолировать себя в Москву. Это был второй вариант моего будущего, когда стало очевидно, что с первоначальными планами можно смело попрощаться. В воскресенье вечером мы с компанией пошли на прощальный ужин в один из ресторанов моих друзей — владельца сети Dorr Гарри Дорра и его невесты Милы. В разгар вечера в новостях объявили о закрытии в полночь всех общественных заведений Франции. Для Гарри и его сети, как и для тысяч французов, это означало полную остановку бизнеса на неопределенный срок. Все пытались не падать духом и поддерживать друг друга, поднимая тосты с обещаниями встретиться за этим же столом не более чем через месяц, но в воздухе уже ощущалась какая-то тревога — новое и непонятное для французов ощущение.

Собрав чемоданы и подготовившись к быстрой эвакуации, я с полным пакетом документов поехала с утра пораньше в префектуру, чтобы обнаружить, что и ее отнесли к не жизненно важным общественным местам и закрыли на неопределенный срок. Для меня это означало невозможность выехать из страны, которую полностью закрывали со вторника семнадцатого марта 2020 года. Таким образом, и второй вариант развития моего будущего канул в Лету. Понимая, что изменить я ничего не могу, оставалось просто принять ситуацию и извлечь из нее максимальную выгоду — этому меня жизнь, слава богу, научила.

Итак, третьим вариантом ближайшего будущего стало пребывание на карантине в парижской квартире. Продумывая, как я буду приводить в идеальный порядок все шкафы, избавляясь от ненужных вещей, смотреть сериалы, читать книги, до которых не доходили руки, играть с ребенком в настольные игры и прослушивать различные курсы, я кинулась закупать продукты. Хорошо, что два дня назад, еще не собираясь оставаться во Франции, я по старой советской привычке взяла в супермаркете две упаковки туалетной бумаги. Сейчас она пропала из магазинов полностью, наряду с мылом всех видов, макаронами и антисептиками. Закупившись крупами и замороженными продуктами, среди которых были безумно огромные окорочка бройлерных кур, к которым в здравом рассудке я не подошла бы и на пушечный выстрел, я двинулась в аптеку. Вообще-то мне там ничего не было нужно, но я действовала как все — а все приличные парижане после продуктового шли в аптеку. Простояв в очень цивилизованной очереди, где все держались на расстоянии двух метров друг от друга, я попросила у продавца «долипран» (парацетамол, который французы прописывают абсолютно при всех заболеваниях и который благодаря этому даже стал участником всевозможных мемов в интернете). Аптекарь понимающе посмотрел на меня и, строго сказав, что «долипран» отпускается не более трех пачек в руки, выдал мне три коробочки с заветным лекарством. Мне хватило бы и одной (он мне вообще не был нужен), но, не желая быть «неправильной» парижанкой, я, со словами «Как, только три?! Конечно, я все понимаю… Мерси, месье…», грустно вздохнула и достала кредитку, поскольку ничего больше не смогла придумать, что еще из заметно поредевшего аптечного ассортимента мне нужно купить.

Придя домой, разобрав сумки и поняв, что обеспечила себя и ребенка стратегическим запасом всего самого и не очень необходимого, я вместе абсолютно со всеми жителями Франции приготовилась к вечернему выступлению президента Макрона, который должен был объявить о введении беспрецедентных мер по борьбе со стремительно распространяющимся по миру коронавирусом. В ожидании новостей созвонилась с подругой, пережидающей мировой кризис в Питере, и получила неожиданное приглашение пожить в их доме в Эвиане! Вместо оккупированного войсками Парижа и душной квартиры — сад, свежий воздух, озеро и вода Evian из-под крана! Через пятнадцать минут Макрон объявил, что мы все находимся в состоянии войны и начиная с 12:00 завтрашнего дня никто не должен выходить из своих квартир. Покидав вещи в чемоданы, набрав книг, учебников для ребенка, игр, DVD на случай отсутствия интернета и загрузив все это вместе с закупленными продуктами в машину, в пять утра вторника 18 марта 2020 года мы с сыном выехали из Парижа в сторону Швейцарии. И ровно в полдень заехали на территорию закрытого жилого комплекса, расположенного на другой стороне Женевского озера от Лозанны. Мы точно знаем, что здесь мы проведем как минимум две недели. Наше будущее на ближайшие дни определено. Или все-таки нет?…

Фото:Архивы пресс-службы

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует