1. Главная
  2. Герои
Герои

Екатерина Одинцова: «В какой-то момент я устала ушивать каждую новую вещь и решила, что уменьшить грудь будет проще»

Владелица PR Trend Екатерина Одинцова уверена: человек вправе делать со своим телом все, что он хочет. В том числе и ничего. Сама Екатерина десять лет назад сделала операцию по уменьшению груди — и не пожалела. Сегодня бизнес-леди рассказывает Tatler, почему важно не зависеть от мнения окружающих и просто быть собой.
реклама
2 Июля 2021

У нас в семье по линии моей мамы большая грудь — генетическая особенность. До двенадцатого размера. У меня в подростковом возрасте был второй, но после двух родов фигура, разумеется, изменилась. Когда появилась Дина, грудь выросла до седьмого размера. Врачи тогда предупреждали — переставай кормить (а я делала это долго — почти год), ты потом ее обратно в форму не вернешь. Я слушала их с изумлением и думала: о чем они? Что значит — не вернешь в форму? Это же просто грудь, она создана для выкармливания детей.

Конечно, я прекрасно понимаю, что с маленькой грудью жить приятнее и удобнее. Она не давит на плечи, с ней можно выбирать любой фасон одежды. Женщины с небольшими формами, как правило, выглядят моложе. Но я относилась к этому спокойно. Что выросло — то выросло.

Проблема была лишь в поиске подходящей одежды. Я тратила деньги на дорогие бренды, и все это сидело так, словно куплено на рынке «Садовод». Хорошо смотрелись только платья в стиле «порно-шик», но ходить в таких на переговоры и даже свидания затруднительно. Тебя сразу начинают воспринимать как женщину в активном поиске. А если наоборот — прячешь фигуру под одеждой — превращаешься в бесформенную тетку. Мне не хотелось ни так, ни так. Я хотела выглядеть в любой ситуации уместно и элегантно, но при этом не напоминать британскую королеву. Поэтому покупала дизайнерскую одежду на размер больше, а потом несла портнихе, которая за большие деньги подгоняла ее по фигуре. В какой-то момент я устала ушивать каждую новую коллекцию Dolce & Gabbana и решила, что один раз ушить грудь будет проще.

реклама

В каком-то плане на эту мысль меня натолкнули и хейтеры. Мне вообще безразлично, что обо мне думают незнакомые люди, и к этому аду публичности я давно привыкла. Помню, еще в 1997 году в одной из газет писали: «Ведущая нижегородского телевидения Екатерина Одинцова купила на ярмарке трусы для стриптиза». Так что интерес ко всем частям моего гардероба — просто одна из сторон публичности. Но все равно любые негативные комментарии наводят на определенные мысли, дают идею. И когда что-то повторяется часто, это в любом случае повод задуматься.

Прежде чем сделать операцию, я изучала вопрос семь лет. Читала литературу, консультировалась с врачами. И с нашими, и с зарубежными. Я искала наименее травматичный способ, с очень естественным результатом. Чтобы действительно никак не навредить здоровью. Мне нужна была гарантия, что вообще никаких швов не будет видно. Своего врача я в итоге нашла в Москве — он только что вернулся из Германии, где десять лет делал восстанавливающие операции женщинам после онкологии и наработал внушительное портфолио. Интересно, что в Израиле и Германии операции по уменьшению груди очень распространены и покрываются страховкой — это считается важным аспектом здоровья.

Когда после операции мне разрешили снять компрессионное белье, я надела белую обтягивающую майку и ходила так три месяца. Везде, кроме светских мероприятий. Года два-три кайфовала от этой свободы — когда тебе вообще не нужно носить белье. До этого у меня был целый ассортимент поддерживающих бюстгальтеров — с широкими лямками и титановыми крючками, потому что обычные лопались от тяжести седьмого размера. Когда я освободилась от этой сбруи, то, конечно, испытала настоящее счастье. Моя грудь до сих пор отлично себя чувствует без белья. Швов не видно совсем, это особенность моей тонкой кожи. Но послеоперационный размер я не сохранила — чтобы удержать эффект, мне нужно было спать в компрессионном белье, чего я делать не собиралась. Плюс за время пандемии я поправилась на 12 килограммов, и, естественно, грудь тоже подросла. Но я совершенно точно знаю, что больше ничего с ней делать не буду. Это был классный опыт, но хватит и одного раза.

Екатерина Одинцова, 2014 год

Екатерина Одинцова, 2014 год

Екатерина Одинцова, 2014 год

Екатерина Одинцова, 2014 год

Мне повезло: у меня есть такая особенность — я всегда очень довольна собой. Принимаю себя с любым размером груди и весом. У меня это еще с детства, за что я благодарна своим родителям, бабушкам и дедушкам — они всегда меня хвалили. С их стороны я чувствовала безусловную любовь. Потом такую же мне дарили мужчины. Например, отец моих детей Борис Немцов хвалил меня за все. Похудею — хвалит, поправлюсь — хвалит, покрашу волосы в черный или рыжий — все равно хвалит. Это и делает женщину счастливой и уверенной в себе.

Мы с Борисом расстались много лет назад, но моя личная жизнь всегда была прекрасной. Судьба дарила мне потрясающих мужчин. Поэтому у меня не было недовольства своей внешностью. Помню, как на следующий день после одного из романтических свиданий с лучшим мужчиной в моей жизни, отношения с которым длились много лет, я пришла на светский ужин, наполненная любовью и обожанием. Ко мне подошел знаменитый светский промоутер и сказал: «Катюш, ты так хорошо выглядишь, просто сияешь, тебе бы еще нужно немного похудеть — вообще будешь звезда». Я вспомнила предыдущую ночь и ответила: «Мне не надо худеть, моему мужчине все нравится». И это было чистой правдой. Я никогда не пыталась что-то в себе изменить, чтобы кому-то понравиться. Я знаю, что это тупиковый путь в невроз — и он совершенно не мой.

Понятно, что какой-то части мужчин не нравятся большая грудь и формы. Ну и отлично — нужно же по какому-то принципу сокращать круг общения. Физические параметры в вопросах любви вообще большого значения не имеют. Это вкусовое. Я согласна, что, если бы я похудела, то мужчин, желающих провести со мной время или связать свою жизнь, могло бы стать больше. Но вопрос ведь не в этом. В отношениях с мужчинами у меня была другая проблема — понять, можно ли человеку доверять в глобальном смысле. Важнее всего быть в счастливом союзе с самой собой. Всякий раз, когда я пыталась себя в чем-то ограничивать, а потом возвращалась к интуитивному питанию — ела то, что хочу, и тогда, когда хочу — мой привычный вес возвращался. В нем я чувствую себя энергичной и выгляжу, как мне кажется, моложе своего возраста. У меня много сил и энергии, я занимаюсь бизнесом и строю дом. Почему? Я просто хорошо питаюсь и живу в соответствии с потребностями своего тела.

Борис Немцов и Екатерина Одинцова с сыном Антоном и дочерью Диной

Борис Немцов и Екатерина Одинцова с сыном Антоном и дочерью Диной

Екатерина Одинцова с мамой Ниной

Екатерина Одинцова с мамой Ниной

Возможно, в том, что я принимаю себя безусловно, тоже есть какая-то проблема. Потому что все достижения — это результат нашей внутренней неудовлетворенности. Если бы я была недовольна собой, возможно, я могла бы добиться большего успеха. Если бы я не была к себе настолько лояльна и больше времени уделяла фитнесу, то в чьих-то глазах выглядела бы лучше. Но я не готова выстраивать свою жизнь вокруг тренировок и диет. Как сказал мой сын, когда я как-то обмолвилась, что хочу похудеть: «Мам, ну ты же не этим зарабатываешь. У тебя же мозг должен работать, а мозгу нужна глюкоза».

Мне кажется, я и своих детей — Антона и Дину — научила не бояться быть собой. Объяснила, что варианта понравиться всем не будет — как бы они не старались. Тем, кто пока не умеет принимать себя, стоит найти внутри эту безусловную любовь. Для этого существуют разные техники. Нужно стать себе опорой — не жалеть себя, а любить и баловать. Начать, например, с того, что перестать осуждать других. Это помогает смягчить собственное отношение к самому себе. Позвольте другому быть другим, а себе — быть собой.

Фото:личный архив, instagram

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует