1. Главная
  2. Герои
Герои

Что там за забором: колонка Стеллы Аминовой

Мама шестерых детей, создательница Mumofsix и колумнист Tatler Стелла Аминова рассказывает, как подготовить детей к тому, что за забором дома на Рублевке есть жизнь.
реклама
22 Октября 2017
Стелла Аминова с детьми

Стелла Аминова с детьми

Мама шестерых детей, создательница Mumofsix и колумнист Tatler Стелла Аминова рассказывает, как подготовить детей к тому, что за забором дома на Рублевке есть жизнь.

Маленький сын моих приятелей мечтает «жить как все». Он жаловался мне по секрету, что один раз уговорил маму прокатить его в метро, но мама больше не соглашается, «потому что в метро опасно». А очень хочется, там так классно, почти как в Disney World. В школу – на машине, гулять – на машине, в гости – на машине.

Но я помню, что в моем классе были мальчики, которых дома не кормили обедом – им давали мелочь на кафе-«стоячку», в котором можно было получить чебурек и чашку бульона. И как же им завидовала девочка, замученная вкусным домашним питанием!

Хотим мы или не хотим, но наши дети живут в аквариуме, который мы им создаем, стараясь изо всех сил защитить их от внешнего мира. Внутри нет горя, насилия, бедности, голода. Бывают свои демоны, конечно, но мы сейчас не об этом.

Не то, чтобы дети ничего не знали, но все внешние несчастья далеки и пока не страшнее страшных кино. Хорошо бы они такими и оставались, но кто знает? Мы же не сможем защитить их от этого раз и навсегда, дети уйдут в свою новую жизнь и встретятся там с новым миром. Как бы я хотела, чтобы эта встреча была не опаснее спуска в метро. Я прихожу в ужас, когда встречаю мальчиков и девочек, считающих, что они проживут всю свою жизнь за крепким забором, не выпуская свою золотую ложечку изо рта. Я видела детей, испорченных богатством, которые в пять-шесть лет лучше меня знают модные бренды и ничего другого носить не хотят, которые ужасно невоспитанны по отношению к людям, которые работают у них в доме. Грубы, нетерпимы, невнимательны.

реклама
Кадр из фильма «Игрушка»

Кадр из фильма «Игрушка»

Не буду вам приводить конкретные примеры, чтобы не впадать в нравоучительность. Вы с таким сталкивались сами, хорошо, если не за семейным завтраком, но смотреть на это не просто противно, а очень страшно. Дело тут не в скверном поведении, я не об этом, каждого можно научить не браниться с прислугой, — а в состоянии ума, потому что в таких детей мы заранее закладываем смертельный конфликт с миром.

В моей школе учились дети разных пап и мам, разного достатка, ничего подобного нынешнему расслоению не было. И все равно в классе можно было запросто нарваться на неприятности. Дети бывают очень жестоки, все равно какие дети, откуда, кто их родители. В дружном сплоченном коллективе это садисты и убийцы, дай им только предлог. Об этом — «Чучело», об этом — «Повелитель мух» Уильяма Голдинга.

Сколько школьных фильмов о том, как тяжело приходится тому, кто не похож на других. Разумеется, они увенчаны хеппи-эндами, все наконец-то понимают, какой он или она крутые и прекрасные, но ведь большинство таких детей в настоящем мире так и остаются в первой части этого фильма и до золотой пальмовой ветви не добираются.

Преследуют не за что-нибудь конкретное, а за то, что ты другой. Богатый среди бедных. Бедный среди богатых. Поэтому я за школьное равенство. Идея, что надо отдать ребенка в первую попавшуюся районную школу, чтобы он пораньше хлебнул горя, мне кажется чудовищной. Почему тогда сразу не в армию, почему не в тюрьму?

Я довольна школой, в которой учатся мои дети. Она помогает мне тем, что ввела форму. В форме все одинаковы. Школа запрещает мобильники, брюлы и яркую косметику, и это тоже очень правильно. Потому что этот запрет направлен не против тех, кто хочет выделиться и хвастаться, это сделано в их защиту. Хотя не все это понимают. Если дать здесь слабину, дети вырастут мишенью, потому что вокруг них окажется множество людей, которые начинают жизнь с низкого старта и готовы на все, чтобы преуспеть, чтобы подняться. Они их не пожалеют. Иногда я думаю, что мы движемся к миру морлоков и элоев из уэлсовской «Машины времени», где счастливых сибаритов днем обслуживают, а вечером съедают.

Кадр из фильма «Один дома»

Кадр из фильма «Один дома»

Дети должны уметь обслуживать себя сами, они должны обходиться без нянек и горничных, они должны видеть, что происходит вокруг, пусть даже это их огорчит. Это правильное огорчение. Я помню, как в шесть лет мой сын узнал про старушку, которая живет в деревне, всеми брошенная, без света и воды (ну как все когда-то жили, между прочим), он плакал целую ночь и пообещал приехать и ей помочь, как только вырастет. Может, он и не выполнит обещания, но его порыв для меня очень важен.

Меня коробит, когда открыто высказывают свое презрение к попрошайкам на улицах. Не надо презирать и отводить глаза. Эти люди важны, они показывают мне, обществу, детям — что все может произойти, что ужас не за горами. Поэтому дети обязательно им помогают, в меру своего умения, улыбкой, монетой, добрым словом. Назовите это ханжеством, если хотите. По мне так лучше ханжество, чем свинство.

Я объясняю моим мальчикам и девочкам, что другие дети могут не получить чего-то от родителей, могут не получить даже от природы. Я учу их по-человечески относиться к чужим, к другим. Надеюсь, что в ответ они получат не агрессию, а то же самое.

Залезть в самокопания, заставить детей думать, что они виноваты, потому что родились в достатке, — это тоже не метод. Но скажу вам честно, слишком велика разница в уровне жизни, и если среди моих детишек не окажется новый Карл Маркс, таковой она и останется в ближайшее время.

Жалко, что мы забыли то, что знали в детстве. Был такой фильм «Белый пудель» по рассказу Куприна с избалованным мальчишкой, который обижает бедного старика-шарманщика и хочет отнять у него собаку. Нам тогда все было понятно. Мальчик – богатая сволочь, недостойный собаки, мороженых и пирожных, чем он там объедается на своей веранде. Сейчас, взявшись вспоминать, я вдруг подумала, что это ведь рассказ 1903 года. Через два года первая революция, через четырнадцать лет вторая. Папа-миллионер был уверен, что все навсегда: и вилла «Дружба» в Мисхоре, и железнодорожные концессии. И любимый сын.

Мы такого повидали за последний век, что иногда хочется все это развидеть, да поскорее. Но даже в обыденной жизни без катаклизмов и бедствий нельзя лишать детей умения договариваться. Мир не купить деньгами, его не проймешь приказами и капризами. Что сталось с избалованным мальчиком — лучше не думать.

Фото:Instagram

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует