1. Главная
  2. Герои
Герои

Ангел Victoria’s Secret Марта Хант: «Диагноз сильно понизил мою самооценку и лишил чувства уверенности в себе»

У ангела Victoria’s Secret Марты Хант есть внутренний стержень. В буквальном смысле – титановый, в спине, и не один. Свой сколиоз топ-модель превратила в оружие и вышла на тропу активизма.
реклама
№5 Май 2019
Материал
из журнала
11 Мая 2019
Хлопковая рубашка, Givenchy; брюки из вискозы, Pinko; солнцезащитные очки из ацетата, Andy Wolf; латунное колье с эмалью, Dior; браслеты из кожи и металла, все Saint Laurent by Anthony Vaccarello.

Хлопковая рубашка, Givenchy; брюки из вискозы, Pinko; солнцезащитные очки из ацетата, Andy Wolf; латунное колье с эмалью, Dior; браслеты из кожи и металла, все Saint Laurent by Anthony Vaccarello.

Модель в девочке из городка Уилсон в Северной Каролине первым увидел не скаут, как это обычно бывает с будущими ангелами и прочими небесными созданиями, а хирург. Двенадцатилетняя Марта лежала на операционном столе – ей удаляли аппендикс. Доктор так впечатлилась увиденным, что сообщила маме пациентки: «Вы знаете, а ваша дочь могла бы стать моделью».

Второго хирурга, перед тем как тот занес над ней скальпель, Марта попросила сделать разрез поменьше: ей было четырнадцать, она только-только начала карьеру модели. И тут обнаружился сложный случай сколиоза, пришлось оперироваться. «Я подрабатывала моделью на каникулах, но болезнь прогрессировала, и ее стали замечать клиенты, – вспоминает Марта. – Во время операции мне вставили титановые штифты – буквально за ночь я «выросла» почти на четыре сантиметра. Но не буду скрывать: этот диагноз сильно понизил мою самооценку и на время лишил чувства уверенности в себе».

реклама
Хлопковые парка и брюки, все Ruban; купальник, Melissa Odabash; ремень из замши и металла, Alpha Industries; кожаные туфли, Max Mara; золотая подвеска с ониксом и бриллиантом, Gucci.

Хлопковые парка и брюки, все Ruban; купальник, Melissa Odabash; ремень из замши и металла, Alpha Industries; кожаные туфли, Max Mara; золотая подвеска с ониксом и бриллиантом, Gucci.

Хлопковый жакет, Stella McCartney; топ и юбка из хлопка и вискозы, все Chanel; ремень из текстиля, кожи и металла, Fendi; кожаная подвеска, Hermès.

Хлопковый жакет, Stella McCartney; топ и юбка из хлопка и вискозы, все Chanel; ремень из текстиля, кожи и металла, Fendi; кожаная подвеска, Hermès.

Разрез маленьким не получился. Однако теперь ангел Victoria’s Secret гордится своим шрамом. Осенью даже разместила в своем трехмиллионном инстаграме фото с обнаженной спиной – редкость для Марты, которая предпочитает оголять иные части своего тела. За два дня до того английская принцесса Евгения вышла замуж в платье с открытой спиной, без стеснения продемонстрировав миру такие же шрамы. «Я была горда за принцессу Евгению, это был потрясающий момент, – рассказывает Марта. – Наши шрамы – символы нашей силы, и их не стоит скрывать. В детстве мне казалось, что я страдаю от болезни, которой больше ни у кого нет. Никто не говорил об этом на публике, никто не показывал, как через это можно пройти. То, что принцесса Евгения привлекла к этому внимание, да еще и в день своей свадьбы, значит многое».

Марта в своем активизме не ограничивается соцсетями: в позапрошлом году по случаю месяца профилактики сколиоза выпустила вместе с итальянской маркой Pluma коллекцию украшений. В ней есть, скажем, колье-чокер со звеньями, напоминающими по форме позвонки. Колье изгибалось на шее естественным образом и было похоже на искривленный болезнью позвоночник. Все доходы от продаж направили в организацию Curvy Girls Scoliosis Foundation (ее название – игра смыслов: словами curvy girls называют фигуристых девушек, но в буквальном переводе они означают «девушки с изгибами»). Фонд занимается поддержкой подростков со сколиозом, причем поддержкой этой занимаются сами подростки. Еще Хант регулярно выступает в прессе с эссе о своей проблеме, дважды была в конгрессе США, где обсуждала бюджеты на изучение этого заболевания.

Тренч из хлопка с полимерным покрытием, юбка из вискозы с полимерным покрытием, все Max Mara;  купальник, Andrés Sardá; босоножки из искусственной кожи, Stella McCartney.

Тренч из хлопка с полимерным покрытием, юбка из вискозы с полимерным покрытием, все Max Mara; купальник, Andrés Sardá; босоножки из искусственной кожи, Stella McCartney.

Хлопковый комбинезон, Salvatore Ferragamo; сумка из кожи, текстиля и металла, Dior; посеребренные металлические серьги, Givenchy.

Хлопковый комбинезон, Salvatore Ferragamo; сумка из кожи, текстиля и металла, Dior; посеребренные металлические серьги, Givenchy.

После такого как-то даже неудобно спрашивать о том, как она относится к более модному в ее среде активизму – против харассмента, за бодипозитив и прочую мультикультурность. Хотя кого еще спрашивать о домогательствах, как не ангелов? Все уважающие себя актрисы, кажется, уже высказались, даже Вика Цыганова. «Я отвечу так: до того как я стала известной моделью, некомфортные ситуации были, – говорит Марта. – Иногда люди принимают доброту за слабость, и я с этим столкнулась. Пришлось научиться быть сильной. Вот мама – очень сильная женщина, но она не всегда может быть рядом. Клиенты ведь не платят за то, чтобы мамы летали с нами вокруг света».

К слову, о маме. То самое колье в виде позвонков она назвала в честь нее – Caroline. Марта – хрестоматийная девушка с Юга, мамина дочка: регулярно ездит домой на макароны с сыром, блинчики, бисквиты с медом и курицей. «Мама кладет бекон во все блюда, – смеется Марта. – В каком-то смысле это подталкивает есть как можно больше овощей, чтобы можно было побаловать себя домашней едой».

Сама Марта живет в Нью-Йорке вместе с бойфрендом, фотографом Джейсоном Макдоналдом, и собакой по имени Медведь – миниатюрным шестилетним пиглем (смесь бигля и пекинеса). В свободное от работы телом Victoria’s Secret и лицом Pinko время Марта выгуливает Медведя и со стаканчиком чая матча гуляет по нью-йоркским галереям – в последнее время ее живо интересует керамика. «Сегодня должны доставить лампу, которую я очень жду, – рассказывает она. – Кто бы мог подумать еще недавно, что моя квартира будет заполнена керамикой!»

Комбинезон из полиэстера, Pinko; шляпа из сизаля, Valentino Garavani; ботинки из замши, текстиля и резины, Lowa.

Комбинезон из полиэстера, Pinko; шляпа из сизаля, Valentino Garavani; ботинки из замши, текстиля и резины, Lowa.

Хлопковая рубашка, Force’age; купальник, Natayakim; кожаный ремень, Yana; кожаные сапоги, Hermès; кольцо Allegra из розового золота с бриллиантами, De Grisogono; браслеты из белого, желтого и розового золота с белыми, желтыми и розовыми бриллиантами, все Jacob & Co. На полу: сумка из кожи, пластика и металла, Pinko.

Хлопковая рубашка, Force’age; купальник, Natayakim; кожаный ремень, Yana; кожаные сапоги, Hermès; кольцо Allegra из розового золота с бриллиантами, De Grisogono; браслеты из белого, желтого и розового золота с белыми, желтыми и розовыми бриллиантами, все Jacob & Co. На полу: сумка из кожи, пластика и металла, Pinko.

В нашу эпоху победившего diversity люди, к счастью или к сожалению, стали считать высшей ценностью себя, какими бы они ни были. Однако знамя этой самой эпохи, несовершенная красавица Марта Хант, скучает по вечным ценностям. «Раньше я уходила со съемок, и на этом мой рабочий день заканчивался, – говорит она. – А потом появились соцсети. Теперь, прежде чем уйти с площадки, я отсматриваю фотографии, которые сделала на телефон за день, чтобы понять, какие выложить в инстаграм, когда и как. Мало того, инстаграм изменил и то, как мы ведем переговоры о работе с агентами. Они используют твоих подписчиков, их количество как рычаг воздействия на бренды. Все хотят забрендировать друг друга – такой уж мир сегодня».

27 апреля ей исполнилось тридцать. В наши дни в таком возрасте у моделей все только начинается – на подиумы сегодня выходят и в семьдесят, и в восемьдесят. Как, кстати, она к этому относится? Ангелы Victoria’s Secret ведь воплощение совершенно противоположной логики: культа молодости, красивого подтянутого тела без изъянов, идеального, никогда не сходящего загара, локонов, развевающихся без бриза. Мира, в котором нет шрамов, Харви Вайнштейна и даже макарон с сыром. Чем она займется, когда ее, как уже два поколения ангелов, изгонят из этого рая? «Будет видно, но хочется верить, что в восемьдесят смогу выходить не только на подиум, – смеется она. – Буду заниматься керамикой, писать. Мне всегда нравились мемуары, я даже пробовала набрасывать короткие истории до того, как меня "открыли". Еще у меня будет куча детей. И ферма».

Топ из вискозы, Pinko; хлопковый комбинезон, Stella McCartney; пластиковые солнцезащитные очки, Andy Wolf; босоножки из кожи и пластика, Pollini.

Топ из вискозы, Pinko; хлопковый комбинезон, Stella McCartney; пластиковые солнцезащитные очки, Andy Wolf; босоножки из кожи и пластика, Pollini.

Платье из шерсти и полиамида, Gucci; золотое кольцо High Jewelry с гранатом и желтыми бриллиантами, Jacob & Co.

Платье из шерсти и полиамида, Gucci; золотое кольцо High Jewelry с гранатом и желтыми бриллиантами, Jacob & Co.

Фото:Aingeru Zorita. Стиль: Рената Харькова. Макияж: Georgi Sandev/Forward Artists. Прическа: David Colvin/The Wall Group. Маникюр: Roseann Singleton/Art-Dept. Цифровая обработка: Jeff Bacani. Ассистент фотографа: Scott Fitzpatrick. Ассистент стилиста: Natalia Zemliakova. Продюсеры: Анжела Атаянц; Hillary Foxweldon/kf Production.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует