1. Главная
  2. Герои
Герои

Андрей Артемов — о том, как одел в свои платья всю светскую Москву

В этом году Андрею Артёмову исполняется сорок, а его бренду WOS — десять. Ариан Романовский расспросил любимого дизайнера наших героинь, как устроена его жизнь.
реклама
№9 Сентябрь 2021
Материал
из журнала
Сентябрь 2021
20 Сентября 2021

«Ты должен создать свой бренд и назвать его Walk of Shame!» Подругу Андрея, маститого банковского консультанта Шарлотту Филиппс осенило в разгар вечеринки в высотке на Кудринской. Обычно такие идеи растворяются наутро вместе с шипучим аспирином. Но эта слишком долго витала в воздухе, чтобы ее выпили и забыли. Неудивительно, что название родилось под музыку и танцы. Все было очень символично: плыл рассвет, на крыше дома, где живет пиар-консультант Аня Дюльгерова, звучали песни на фарси из плейлиста фотографа Паяма Шарифи. Примерно с тех пор без Walk of Shame не обходится ни одна приличная вечеринка. Красные дорожки, гала-­ужины, свадьбы, дни рождения – было бы платье Андрея, а повод надеть точно найдется. И лайков будет не меньше, чем пай­еток – особенно если они засверкают на фоне палубы, джета или люстры в Ермолаевском переулке.

Без пайеток Артёмова за последние десять лет, кажется, не вышел ни один номер «Татлера» – кто-нибудь из героинь да выгуляет в свет это украшающее женскую фигуру счастье. Символично, что Андрей «Татлер» как раз и запускал – в 2008-м, в должности фэшн-директора. Я тогда был стажером, модные редакторы казались мне рок-звездами. Не только потому, что носили классные косухи. Они вечно гастролировали по Неделям моды, нарядной толпой обходили очередь на вход в «Симачёв». Стритстайл-фотографы моднейшего портала Lookatme караулили их на Большой Дмитровке, где находится офис Condé Nast. Об Андрее Артёмове, Игоре Гаранине, Полине Сохрановой и других звездах модной журналистики делала большой материал «Афиша». Коллегами Андрея на тот момент были его же подруги: муза Александра Маккуина модель Таня Лисовская, поразительно похожая на Кейт Мосс Кира Штраних и казахская модница Джама Нуркалиева.

реклама
Модели Дарья Малыгина и Алеша Ковалёва, галерист Нина Гомиашвили, стилисты Дарья Аничкина и Наташа Гольденберг, журналист Шахри Амирханова и дизайнер Андрей Артёмов в Новой Третьяковке. На Дарье: колье Serpenti из белого золота с рубинами и бриллиантами, BVLGARI HIGH JEWELLERY. На Алеше: носки, FALKE; кожаные босоножки, NO ONE. На Нине: серьги Sensual Touch из белого золота с бриллиантами, PASQUALE BRUNI. На Дарье: босоножки из кожи с отделкой из стразов, SERGIO ROSSI. На этом развороте: вся одежда WOS.

Модели Дарья Малыгина и Алеша Ковалёва, галерист Нина Гомиашвили, стилисты Дарья Аничкина и Наташа Гольденберг, журналист Шахри Амирханова и дизайнер Андрей Артёмов в Новой Третьяковке. На Дарье: колье Serpenti из белого золота с рубинами и бриллиантами, BVLGARI HIGH JEWELLERY. На Алеше: носки, FALKE; кожаные босоножки, NO ONE. На Нине: серьги Sensual Touch из белого золота с бриллиантами, PASQUALE BRUNI. На Дарье: босоножки из кожи с отделкой из стразов, SERGIO ROSSI. На этом развороте: вся одежда WOS.

До Парижа и Милана была Уфа. Папа работал в плановом отделе «Башкирэнерго». Мама трудилась в Министерстве торговли. Советский средний класс. Когда Андрей решил поступать в Уфимский государственный институт сервиса на специальность «дизайнер-стилист» (редкий случай, когда диплом оправдан последующей карьерой), отец возразил: «Ты что, хочешь в беретке продавать портреты по подземным переходам?» Тем более что для сына он уже выхлопотал место на экономфаке БГУ. «Тогда я пойду в армию», – ответил Андрей. Отец сдался и выделил деньги на платное обучение – поступить на бюджет было невозможно.

Учеба походила на съемки проекта «Подиум»: за каждым стежком скрывались интриги и жесткая конкуренция. Андрей был в любимчиках у преподавателей и в немилости у однокурсников. Победа в студенческом конкурсе позволила перейти на бюджет по приказу ректора. Потом был еще один Гран-при. Его отвоевала почетный председатель жюри Эвелина Хромченко (она тоже родилась в Уфе). Для светской, но все же мусульманской Башкирии коллекция оказалась довольно смелой, где-то даже мелькнула обнаженная грудь. Но русская версия Миранды Пристли была непреклонна: «Вы меня сюда привезли, у меня два голоса – их я и отдаю за него». Железный аргумент Эвелины всех убедил. Позже Артёмов выпросит у нее стажировку в L’Officiel. Набираться уникального опыта в редакции на Варшавском шоссе он собирался месяц – с сентября по октябрь. Приехал – и понеслось. «Я разбирал кладовку с вещами, которую гордо называли fashion room, приходил в бутик Graff, сгребал бриллиантовые колье в рюкзак и спускался в метро, чтобы отвезти их на съемку. В руках – пакеты с шубой за миллион и двадцатью парами обуви. Ни такси, ни охраны в то время не было». Так продолжалось до Нового года. Перед каникулами Андрей сообщил Эвелине, что должен вернуться домой. «Из вас получится хороший глянцевый сотрудник», – парировала она и предложила штатную должность ассистента отдела моды. «Теоретически можно было перевестись на учебу в Москву, но я начал мяться, потому что обещал ректору окончить именно уфимский институт. Не мог же я подвести его после того, как он меня так поддержал». Эвелину эта позиция тронула: «В вас можно верить, раз вы такой преданный». Ректор в итоге спокойно благословил Артёмова на свободное посещение.

Ни одной walk of shame, если не считать рабочие встречи с Эвелиной в «Старлайте» на «Октябрьской», тогда у Андрея не было. Сплошь съемки и поездки на экзамены в Уфу. Зато арендовал первую квартиру – на Сивцевом Вражке. Одна из его дебютных съемок украсила стены старого «Павильона» на Патриарших. Эвелина начала брать Андрея на Недели моды. «Мой первый Нью-Йорк случился именно тогда. Было очень узкое российское фэшн-комьюнити: Долецкая, Амирханова, Хромченко, Сотникова». Так наконец в биографию Андрея вошла светская жизнь. «Я довольно поздно созрел. Все началось с похода в «Пропаганду». Мне тогда было уже двадцать четыре». Появились друзья: Илона Столье, Леша Молчанов, Роксана Шатуновская, Леша Киселёв. В Милане – студенты Университета Боккони Герман Ларкин и Вася Горелов.

На Андрее: шерстяной пуловер, DIOR MEN. На Наташе: топ и юбка из архивной коллекции WOS; серьги и браслет Serpenti из белого и желтого золота с рубинами и бриллиантами и из белого золота с бриллиантами, все BVLGARI HIGH JEWELLERY.

На Андрее: шерстяной пуловер, DIOR MEN. На Наташе: топ и юбка из архивной коллекции WOS; серьги и браслет Serpenti из белого и желтого золота с рубинами и бриллиантами и из белого золота с бриллиантами, все BVLGARI HIGH JEWELLERY.

В руках – пакет с шубой, в рюкзаке – колье Graff. Ни такси, ни охраны тогда не было.

В L’Officiel Артёмов проработал около семи лет. Отверг несколько заманчивых предложений. «Как сейчас помню: раздался звонок, и на том конце провода – бархатный голос Шахри Амирхановой, на тот момент главреда «Базара». Я был так взволнован, что побежал в туалет, чтобы никто не подслушал». Был и завтрак с Кариной Добротворской в «Пушкине». Она звала директором моды в GQ. Но Андрей и на этот раз не мог подвести Эвелину». В Condé Nast он попал лишь с третьей попытки, уже после ухода из L’Officiel. Я слышал страшилки о работе с Эвелиной Леонидовной, вырастившей из своих помощников немало дизайнеров – взять ту же Вику Газинскую или Дмитрия Логинова. Например, о том, что ее ассистенты в шесть утра приезжали в парижский Ritz и распечатывали конверты с приглашениями, чтобы начальница не испортила маникюр. Легенд много, они поддерживают ее убедительную русскую озвучку Мерил Стрип в «Дьявол носит Prada». Андрей над этим хихикает. Для него она не токсичный босс, а ментор, которому он бесконечно благодарен. Их расставание было сложным. Тогда он уходил в никуда. Съездил на Бали с Катей Гомиашвили на ее феерический день рождения с участием Кейт Мосс и Эрики Баду. Потом снова вернулся на чудный остров – на три месяца. Вспоминает с нежностью: «Тогда там не было никого, кроме серферов».

Вернулся в Москву, работал, стилизовал. Думал про себя, что этого мало. «Однажды шел по улице, и мне позвонила Карина Добротворская: «Ты где?» Я говорю: «Здесь». – «Можешь сейчас зайти в Condé Nast?» – «Я в шортах». – «Ничего, заходи». Зато у меня была сумка Dior через плечо из первой коллекции Эди Слимана. И Анна Харви (стилист принцессы Дианы, редакционный директор международного Condé Nast. – Прим. «Татлера») спрашивает: «Ой, откуда такая? Красивая». Сделала моей работе комплимент. А рядом сидела Алена Долецкая в белой шифоновой блузке Balenciaga без лифчика, роскошная невероятно, и разговаривала со мной исключительно на английском». В общем, английский Андрея гордящуюся своим произношением Алену не впечатлил и с Vogue не сложилось. Зато снова позвонила Шахри. «Я предложил встретиться в кафе «Кризис жанра», и у нее, привыкшей к «Аисту» и «Ванили», случился там культурный шок. В тот день она сказала, что ее позвали делать «Татлер», и спросила, пойду ли я с ней? Я ответил: «С тобой – пойду». Тогда у вас собрались абсолютные мечтатели. Такой творческий эксперимент мог позволить себе только Condé Nast».

Без работы Андрей не остался: оброс связями, обзавелся стабильным фрилансом (стилизовал шоу Ахмадуллиной и Терехова, когда у руля была Оксана Лаврентьева) и благодарными клиентками вроде Мехрибан Алиевой. Так могло продолжаться до сих пор, но в какой-то момент Андрей приуныл. Да так, что перестал выходить из квартиры. «Подумал – это нечестно по отношению к себе, к моим дизайнерским амбициям». Депрессию смыла Илона Столье. В буквальном смысле. «Она меня здорово поддержала. Приехала, посмотрела на грязный паркет, взяла в руки тряпку и стала мыть пол – прямо в часах и кольцах Boucheron». Как бы ни поворачивалась жизнь Илоны, она Артёмова всегда поддерживала. «Нас в 2003-м познакомил Леша Молчанов. С тех пор мы и дружим. В его платьях я всегда выгляжу женственно и сексуально. К тому же его наряды очень удобно брать с собой в путешествия, – сказала она нам по телефону из Монако. – Пятьдесят процентов одежды, которую я привезла сюда в чемодане, – это Walk of Shame».

Съемочный день Андрея стоил приличных денег – в «Симачёве» их было не пропить, и тогда он решил вернуться к своей мечте. «Я твердо решил, что надо попробовать один раз. Пусть лучше все провалится и мы об этом забудем, чем я пожалею, что хотел, но не сделал». Его подруга, гениальный производственник Катя Сычёва, как раз уходила от Алены Ахмадуллиной. «Я спросил: «Поможешь?» Катя помогла – первую коллекцию Walk of Shame они делали на кухне в Катиной квартире на Киевской набережной. Швеи Валентина Юдашкина согласились взять фриланс. В 2011-м в особняке Спиридонова случился первый показ. На нем ходила Саша Лусс – еще до своего сумасшедшего витка карьеры. Позже моделей для показов Артёмова будет находить Юлия Трухина. Тогда это был чуть ли не единственный российский бренд, у которого появился кастинг-директор. Многие брали моделей по принципу «половина девушек за десять тысяч и половина – за пять». Такое вот diversity.

 Свадьба-перформанс.

Свадьба-перформанс.

Бренд начал продавать по пятьдесят свитеров с надписью I’m a Luxury в день.

Дебютный показ имел большой успех. Явка была безупречной. Первой клиенткой стала Нина Гомиашвили. Потом верный друг Илона Столье сделала заказ на миллион рублей. Их хватило, чтобы заказать ткани для следующей коллекции. Подтянулись другие подруги и их подруги. Наташа Гольденберг на одной из Недель моды вышла к стритстайл-фотографам в красном плаще Walk of Shame. С Андреем тут же связались из Opening Ceremony и спросили, есть ли у него шоурум в Париже. На помощь тогда пришла богиня коммуникаций Аня Дюльгерова. Бренд стал продавать по пятьдесят свитеров с надписью I’m a Luxury в день. В этой замечательной вещи Столье появилась на обложке фотокниги Лорен Гринфилд Generation Wealth, которая до сих пор есть в каждом приличном буксторе. Ее выходу предшествовала масштабная кампания – фото Илоны были расклеены по всему Лос-Анджелесу. Иванка Трамп выбрала другой свитер – с эмодзи. Рианна купила в Browns розовый костюм в клетку. «Когда мне об этом сказали, я попросил не радоваться раньше времени. Мало ли, взяла для домработницы». Но нет, Рианна его носила, журналы это зафиксировали. Кэти Перри отыграла концерт на BBC в сверкающем серебристом платье Артёмова. Ну и наконец, Любовь Успенская в эфире Первого канала рассказала, что любимое платье ей сшил «талантливый российский дизайнер Андрей Волкшейм».

Инвесторам вся эта история с самого начала показалась интересной. Но Андрей не торопился. «Это были люди из моего окружения. Я понимал, что компании нужно развитие, что путь, который ты один проходишь за пятилетку, можно пройти и за год. Но я до последнего отказывался, говорил: «Ой, давайте лучше не будем, посремся же». На Андрея обратила внимание не лишенная чутья Ольга Карпуть. На ее предложение Артёмов согласился, но интуиция в итоге его не подвела: «Это было стечение обстоятельств. Между нами оказались не самые хорошие посредники. Да и сам я находился не в лучшем эмоциональном состоянии. Не умел слушать, договариваться, взять тишину. Все от незрелости и неуверенности: играло чувство собственничества, казалось, что все вокруг претендуют на твое, ведут куда-то не туда». Артёмов и Карпуть после этого долго не общались. Впервые снова заговорили друг с другом этой весной, встретившись на танцполе на дне рождения Михаила Друяна.

Сегодня бренд независим. С бизнесом Андрею помогает его друг Николай Потылицын, ставший партнером компании. Человек с хорошей бизнес-жилкой: в свое время он привез в Россию революционную на тот момент, а сейчас дико успешную идею бьюти-боксов. Название Walk of Shame сократилось до WOS. «В какой-то момент оно стало меня ограничивать. У американцев значение этой фразы одно – что-то типа «Пьяная дура, которая все еще в вечернем платье утром спускается по чужой лестнице, а все соседи смотрят». Быть ею однажды отказалась Мерил Стрип, хотя наряд Артёмова ей пришелся очень по душе, – смутило смешное название бренда. Новый логотип, который в эфире у Собчак хвалил даже Артемий Лебедев, придумал сотрудничающий с Dior и Louis Vuitton Николас Сантос. Он по-прежнему разрабатывает фирменный стиль бренда – от визиток до конфет. В Таллине другой друг Андрея – галерист Рене Кирспу – помог открыть логистический центр. Это нужно, чтобы всерьез продаваться за рубежом.

В какой-то момент бренд полюбили модные парни. Футболками и худи WOS в своих инстаграмах хвастаются великий инфлюенсер Марк Форне, звезда «Элиты» Ману Риос и классные российские тиктокеры. Лук от Андрея для своего первого клипа выбрал сын Децла Juzeppe Junior.

Рианна в костюме WOS.

Рианна в костюме WOS.

В эпидемию всем плохо, но бренд Артёмова переносит ее достойно. «Карантин мы встретили в Париже, где проводили презентацию. Очень дорогую. Это была, наверное, моя любимая коллекция, очень цельная, без случайных вещей, как у меня бывает. Стилист Агата Белсен, с которой я сотрудничаю, собирала мои мысли, суживала мои коридоры. В общем, очень красивая вышла презентация. И тут я понял, что Азия не прилетает – ни Китай, ни Корея, ни Япония. Шоурумы стали резко, посреди дня, закрываться из-за случаев заражения. Получается, что я показал коллекцию аккурат в тот момент, когда последнее, что волновало мир, – это мода. Ее чуть-чуть заказали русские – и все. Когда японский магазин тебе пишет: «Спасибо вам за эти годы, мы закрываемся», – это больно. Но мы выплыли». Потому что взлетели онлайн-продажи. Да так хорошо, что заработали на офлайн – получилось открыть бутик в совершенно берлинского вида дворике на Страстном бульваре, по соседству с близким Андрею по духу кафе «Салют». Там даже подают фирменный завтрак WOS – сосиски с горошком, сырок «Дружба» и шампанское. Место Андрею подсказала бывший светский хроникер «Татлера» Маша Лимонова.

Инстаграм бренда Андрей ведет сам. «Стоит кому-то его доверить, как сразу появляются не те шрифты, не те фотографии». Впрочем, тем, как во время карантина прямой эфир в его аккаунте вела художник и перформер Вика Кошелева, Артёмов остался доволен. Подруга дизайнера тогда изображала онлайн-коуча и оказывала клиентам психологическую поддержку.

В апреле Андрей запустил совместную коллекцию мерча с Ксенией Собчак, которая чуть ли не через выпуск выбирала вещи его бренда для своего ютьюб-шоу. Потом сделал коллаб с «СИБУРом» – sustainable-коллекцию с использованием высокотехнологических тканей из переработанного пластика. Оба проекта публика восприняла неоднозначно: в первом случае обвинили в погоне за хайпом, во втором – в заигрывании с большими людьми. Как прокомментируют то, что Артемов курирует магистерскую программу «Мода как индустрия: дизайн, продукт, продвижение» в Школе дизайна НИУ ВШЭ, пока неизвестно – учебный год только начинается. Тем более что он на этом посту будет не один, а в паре с той самой Катей Сычёвой (теперь дизайнером «РусМода», также прославившейся сотрудничеством с Земфирой и Ренатой Литвиновой). «В интервью нам Андрей сказал важную фразу о том, что за десять лет существования бренда он доказал свое право решать, где и с кем ему работать, – на критику в адрес Артёмова отвечает главный редактор Vogue Ксения Соловьёва. – Досталось ему совершенно несправедливо, потому что нет человека, который столь виртуозно владеет искусством говорить «нет» на все, что ему чуждо или неорганично. Я помню, как он начинал, помню все его презентации, показы, пространства, шоурумы – от Парижа до Москвы. Не важно, маленькая комната на Чистых прудах или бутик на Страстном бульваре, – это всегда безошибочное попадание в бренд. За эту верность себе и четкое понимание Андрея, что on brand, а что off brand, я его очень люблю».

 Показ в «Симачёве», 2019.

Показ в «Симачёве», 2019.

Первую коллекцию Walk of Shame делали на кухне квартиры на Киевской набережной.

А я люблю Андрея за его шоу, стабильно обеспечивающие «Татлеру» шикарную светскую хронику. Помню и импровизированный front row прямо на сцене ДК им. Зуева, и дневной рейв на крыше кинотеатра «Родина», и осенний листопад в Нескучном саду. Ну и конечно, легендарный показ в «Симачёве» за день до закрытия бара – с поцелуями сквозь слезы под «Знаешь ли ты» певицы МакSим. С тех пор песня регулярно звучит не только на стадионе «Спартак», но и на вечеринках Виталия Козака. Все эти моменты запротоколированы в телеграм-­канале бренда, который остроумно ведет первая модная киска и Pink Birkin Женя Бендер. Рассказывают, что в офисе Артёмов постоянно всех нянчит, мирит и утешает, а во время дефиле мечет молнии. Честно, не знаю, как он организовывает рабочий процесс. Понимаю, что труда за коллекциями и показами стоит немерено, но выглядит все максимально легко, почти небрежно. Даже в хорошем смысле наивно, пусть и просчитано до мелочей. В его шоу много секса, не переходящего в пошлость. Видеоинсталляции в MоMA, на которых модели эротично лизали мороженое, с интересом разглядывал посетивший показ Зураб Церетели.

Нетворкинг бывает разным, но Андрей предпочитает классический, как у Фаваза Груози. Он не просто дружит с клиентами, он собирает самые классные вечеринки в городе. В один день к Артёмову в его квартиру на Цветном бульваре поднимаются Глюк'oZa и Ульяна Добровская с Федей Дьяконовым, в другой, после церемонии «GQ Человек года», – комический дуэт Шмыкова плюс Гудков. В 2007-м Андрей даже свадьбу закатил ради красивой вечеринки, совершенно фантасмагорическую. «Мы сидели в ресторане La Grotta с Диной Ким, Надей Овчинниковой, Лешей Молчановым и говорили, как было бы здорово погулять и на своей свадьбе тоже. Идея была наша с Диной – замутить арт-проект, но при этом сделать все по-честному и натурально зарегистрировать брак. Тогдашний муж подружки невесты Илоны Столье Виталий Южилин помог выбить очередь на запись в загсе. Я был Надин жених, Леша – Динин. Сделали все клише на типичную свадьбу. Съездили к мазволею, к МГУ, потом отмечали на «Арме», в лофте Кати Гомиашвили, где поставили стол буквой П. Арендовали лимузин Hammer с четырьмя куклами на капоте. Заказали видео на VHS. Киселёв все фотографировал. В загс заходили вместе, роспись тоже была одновременной». Андрей лично уговаривал выступить Татьяну Анциферову. Был даже составлен брачный контракт. Свидетельницы сделали себе прически в районных парикмахерских. Фото с торжества взял журнал ID. Брак-перформанс был расторгнут через год.

Одно из своих любимых шоу – показ в Нескучном саду – Андрей с друзьями окрестили «прощанием с юностью». При этом юность с Артёмовым совсем не думает прощаться. Из его магазина на Страстном с хорошим чеком недавно вышла девушка Дани Милохина – молодое дарование Юлия Гаврилина. Надела платье WOS в своем клипе. А именно это нынче один из важнейших показателей успеха, не в обиду другим российским дизайнерам с «устоявшейся клиентурой» будь сказано. Первой поздравить с этим Андрея позвонила Глюк’oZa. Он скромничает: «Она сказала: «Вау, как круто». Я недоумевал. Она что-то говорила про сумасшедшие охваты. А я ей в ответ: «Наташа, какие охваты, успокойся, нам триста лет». Нет, Андрей. Age is just a number.

 На Алеше: колье Color из белого золота с бриллиантами и рубеллитами, MERCURY. На Дарье и Алеше одежда из архивных коллекций WOS.

На Алеше: колье Color из белого золота с бриллиантами и рубеллитами, MERCURY. На Дарье и Алеше одежда из архивных коллекций WOS.

Фото:ДАНИЛ ГОЛОВКИН. СТИЛЬ: ЕВГЕНИЯ ПОЛЯКОВА. Прическа: Ольга Чарандаева; Светлана Шайда. Макияж: Алексей Молчанов; Алена Моисеева/Li-Ne Agency. Ассистенты фотографа: Дмитрий Назаров, Андрей Харыбин/Bold. Ассистент стилиста: Анна Мурадян. Продюсер: Надежда Бунда. Ассистент продюсера: Алиса Лапшина. Благодарим Alina Pinsky Gallery за помощь в организации съемки.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует