Герои

Алеся Кафельникова: «Я получила то, что хотела: освобождение от боли через наказание самой себя»

Перед вами отрывок из интервью Алеси Кафельниковой — полностью материал читайте в февральском номере Tatler.
реклама
16 Января 2018
Tatler
Tatler

...Мне всегда хотелось бежать, как Форресту Гампу: куда угодно, только бы там было лучше. Я еле-еле уговорила отца отправить меня в британский пансион. В Англии, казалось мне, все будет иначе. С британцами и правда было комфортнее, но я все равно не справлялась с собой. Дружить не получалось, моя замкнутость вызывала у сверстников отторжение. Все как в фильмах про подростков-аутсайдеров. В столовой никто не звал меня к себе за стол, обедала я в компании своего подноса. Единственная подруга, афроамериканка Фату, в какой-то момент заявила, что я «странная», «вампир» и высасываю из людей энергию. Она перестала со мной здороваться. Спустя пару недель я увидела Фату в компании популярных в школе девочек. Они весело болтали и все время оглядывались на меня. Когда я проходила мимо, одна из них резко задела меня плечом. Фату стояла в стороне и молча наблюдала. Я еще больше замкнулась.

Я впервые задумалась о смерти. Мне казалось, это единственный способ расстаться со своим страданием. Говорят, мысли формируют твою реальность. Именно в этот момент я встретила в школе красивую девочку, которая почему-то всегда ходила одна и всегда была одета в кофту с длинным рукавом, даже в самую жару. Я спросила почему. Она подняла манжет, и я обомлела: на руках были сотни маленьких шрамов и два очень толстых, как гусеницы.

Тогда та девочка сказала мне: «Я тебя понимаю». Если бы я только знала, что через четыре года сама буду смотреть на свои руки, расчерченные полосками.

реклама

Я становилась той Алесей, которую он хотел видеть. И за это папа был готов бросить весь мир к моим ногам.

Первый порез помню как сейчас. После той потасовки и предательства Фату я сидела у себя в комнате и думала: «Зачем людям чувства, если они причиняют такую боль? Почему нельзя их отключить?» Разобрала точилку, осознанно, медленно, вытащила лезвие – и провела им по коже. Я получила то, что хотела: освобождение от боли через наказание самой себя. Это было как приход – только рукам очень холодно.

В школе меня быстро раскусили. Отправили к психологу, тот диагностировал депрессию и анорексию (наверное, я была очень худая, но мне так не казалось). Сообщили маме, я уговорила ее не рассказывать отцу. Она тогда поверила, что я больше не буду себя резать. Но меня затянуло. Тот психолог стал первым человеком, которого я полюбила всей душой. Помню, говорила ему: «Когда стану звездой, буду всегда возить вас с собой». Я ведь никогда в жизни никому ничего не рассказывала, ни родителям, ни друзьям. А этот человек меня слушал. Я рассказывала о родителях, о девочках. О том, как в пятнадцать лет я сбежала из бабушкиного дома в Сочи. Просто открыла ночью окно на первом этаже, вытащила сетку, нацепила наушники и пошла. А вернувшись, вставила сетку на место – никто ничего не узнал.

Зимой я, опустошенная, с пластырем на руке, приехала в Москву на каникулы. Дни мои проходили как обычно: я занималась с репетиторами, ездила на конюшню. Но как-то раз знакомая пригласила меня на день рождения, и папа вдруг впервые разрешил мне пойти одной. На этом празднике я познакомилась с Никитой Вернидубом, Филом Газмановым, Дианой Червиченко – золотой молодежью. Они были приветливы и открыты, и мне это страшно понравилось. Мы стали дружить в соц­сетях, периодически встречались. Я больше не казалась себе гадким утенком. Меня принимали. Я даже перестала себя резать.

Папа с удовольствием наблюдал за тем, как я засовываю подальше в шкаф ненавистные ему толстовки и достаю женственные платья и каблуки. Я становилась той Алесей, которую он хотел видеть. И за это папа был готов бросить весь мир к моим ногам. «Хочешь новую сумку? Конечно!», «Мечтаешь о собственном коне? Не вопрос!» Наши отношения как будто теплели. Он уже не хотел, чтобы я возвращалась в Лондон, одобрял моих новых друзей и даже ослабил контроль. Да и я не горела желанием уезжать, когда вокруг столько людей, которые хотят со мной общаться.

Tatler
Tatler

16 Января 2018

Фото:Tatler; Благодарим отель La Mamounia Marrakech за помощь в организации съемки.

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует