1. Главная
  2. Герои
Герои

Алексей Пивоваров («Редакция») — о том, как YouTube стал платформой для качественной журналистики

Журналист Алексей Пивоваров пытается превратить YouTube в серьёзное СМИ. Всего за 7 часов с момента публикации его репортаж об отравлении Алексея Навального посмотрели почти 500 000 человек. На каждый новостной выпуск о Беларуси приходится по 1-2 миллиона просмотров, на интервью и расследования — от 900 тысяч до нескольких миллионов. Как работает его «Редакция», и тяжело ли человеку из телевизора было найти себя в интернете — разбиралась главный редактор Tatler Ксения Соловьёва.
реклама
№8 Август 2020
Материал
из журнала
26 Августа 2020

Это интервью вышло в печатной версии журнала Tatler за август 2020 года. Весь номер вы можете прочитать онлайн, скачав приложение Tatler Russia в Google Play и App Store.

Алексей Пивоваров разговаривает со мной с интонацией человека, плохо понимающего, зачем он «Татлеру» и зачем «Татлер» ему. Попробую объяснить: во-первых, наша редакция с интересом смотрит его ютьюб-проект «Редакция». Во-вторых, Пивоваров – то немногое (пока) на ютьюбе, что очень нравится нашим консервативным героям. В-третьих, лично мне интересно побеседовать с человеком моей любимой, старой парфеновской школы, который давно решил, что профессии качественного телевизионного журналиста больше не существует, и переизобрел себя. А это само по себе достойно уважения и восхищения. Особенно в «Татлере».

В мае каналу «Редакция» вручили «Золотую кнопку YouTube» – ее дают, когда число подписчиков достигает миллиона. На момент выхода этого текста подписчиков у проекта Пивоварова было уже за миллион четыреста тысяч. Кстати, почему «Редакция», а не «Пивоваров»? Почему он так настаивал, чтобы «Татлер» снимал его не одного, а с коллегами, и только указ мэра Москвы о социальном дистанцировании на предприятиях (а съемка для глянцевого журнала – еще какое предприятие!) спас нашего стилиста от сбора тонны рубашек и брюк? Все потому, что Пивоваров, как формулирует он сам, никогда не хотел делать программу о себе и вокруг себя. Сейчас в его редакции пятнадцать человек, причем за время карантина штат ИП «Пивоваров Алексей Владимирович» только расширился.

Он долго не мог решиться на ютьюб. До сих пор вспоминает пожилого многоопытного коллегу, который, вальяжно попивая красное вино, объяснил: в ютьюбе продукт, сделанный по канонам объективной журналистики, не нужен. Пивоваров и сам так думал, поэтому мучительно пытался креативить. Даже несколько раз интервьюировал своих героев, сидя за штурвалом вертолета (есть у него такое отчаянное хобби). Но далеко не улетел: странный извод нашего времени – человек, способный говорить, ведя вертолет, причем говорить умные вещи на безупречном русском языке, собирает меньше просмотров, чем пятилетняя девочка, которая устроила для папы салон красоты.

– А потом я интуитивно понял, что нужно делать то, что я умею, – старый добрый телевизионный сюжет, только для ютьюба, – рассказывает Алексей. – Оказалось, что Юрий Дудь – это не единичный, уникальный пример. Он сформировал рынок. И это очень востребованный рынок – чем дальше, тем больше. Растет аудитория. Растет востребованность жанра. Мы видим, что другие модные люди типа Ксении Анатольевны (Собчак. – Прим. «Татлера») всячески пытаются что-то в нем делать. И это хорошо, конкуренция всегда на пользу.

Я в духе Ксении Анатольевны интересуюсь:

– Кто же этот человек, который двумя неосторожными фразами подрезал вам крылья?

– Ну зачем я буду обижать заслуженного человека? – отвечает Пивоваров. – Всем свойственно ошибаться. Вообще, после этой истории я понял: когда хочешь сделать что-то новое, надо делать и никого не слушать. Потому что советчиков всегда до хренища. Как известно, у победы много отцов, а поражение всегда сирота. Когда у нас стало получаться, «выяснилось», что много людей имели отношение к созданию проекта «Редакция». Мне предъявляли, что я кого-то там не указал, что это вовсе не я придумал.

реклама
Пальто из шерсти и шелка, шелковая рубашка, шерстяные брюки, все dior men. Здесь и далее: кожаные кеды, paul smith.

Пальто из шерсти и шелка, шелковая рубашка, шерстяные брюки, все dior men. Здесь и далее: кожаные кеды, paul smith.

Новостные выпуски-калейдоскопы «Редакция» чередует с документальными фильмами. Первый миллион просмотров принес товарищ Пивоварова, ютьюб-блогер Эрик Китуашвили (он же Давидыч), который дозволил снять о себе фильм после своего триумфального выхода из тюрьмы.

– Любой бы собрал столько, это его аудитория, – комментирует Алексей. Потом Пивоваров вместе с человеком, диаметральным Давидычу, актером Алексеем Серебряковым, сделал выпуск о Ржевской битве. Она унесла несметное количество человеческих жизней, она же принесла Пивоварову бесчисленные просмотры. После был выпуск о Чернобыле, совсем без звездных лиц и тоже очень успешный. Тогда окончательно стало ясно: зритель ютьюба умнее, чем о нем думал тот самый любитель красного вина. Зритель этот с удовольствием идет и на серьезный контент тоже.

Солидные цифры набрал даже фильм о катастрофе самолета Ту-154 под Сочи в 2016-м, в которой погибли доктор Лиза и ансамбль Александрова. Это притом, что ютьюб его жестко деприоритизировал.

– Платформа – это глобальная история, она тебе может помогать, а может – нет, – объясняет Алексей. – По умолчанию платформа всем помогает, потому что ей это выгодно, она нацелена на зарабатывание денег вместе с тобой. Но если платформе что-то не нравится, если ей кажется, к примеру, что контент чересчур жестокий, твои результаты становятся существенно хуже. Мы не питаем иллюзий, что все миллионы, которые нас смотрят, сидят и с нетерпением перезагружают ленту в ожидании, когда мы там выпустим новый ролик. Большинство людей получают рекомендацию и вспоминают: «О, круто, давайте-ка посмотрим».

В московском офисе YouTube и штаб-квартире в Дублине, конечно, есть говорящие по-русски люди, которым можно звонить и жаловаться. Или с которыми можно попытаться дружить. Но в целом ютьюб – это алгоритм.

– Все, чем нам могут эти ребята помочь, – ускорить прохождение апелляции, если мы считаем, что что-то не так, – говорит Пивоваров. – Но взять и руками что-то подкрутить они не могут. Обойти алгоритмы невозможно. Более того, никто до конца не знает, как алгоритмы себя ведут. Это до некоторой степени божество: ты в него закидываешь дровишки, оно чем-то там хрустит, пылит, дымит и выдает конечный результат. Либо ты видишь резкий рост, либо ничего хорошего. Но в целом у нас нет проблем с этой платформой. И все эти проблемы – ничто по сравнению с цензурой, с которой я сталкивался на федеральном канале. То есть на ютьюбе невозможно даже представить, что тебе скажут: «Старичок, нет такого события, потому что нет такого ньюсмейкера».

В 2013-м Пивоваров ушел с НТВ, чтобы возглавить развитие цифровых проектов на СТС. Сотрудники шептались за спиной: более недиджитального человека для диджитал-прорыва, чем Пивоваров, сложно было найти. Инсайдер вспоминает: «Кажется, главным проектом Пивоварова был так называемый second screen – приложение, которым зритель должен был пользоваться во время просмотра телевизора. Поток жизни унес этот проект примерно так же, как фиджет-спиннеры. Единственный механизм, который при нем наладился, – это catch forward: когда сериал показывают на сайте раньше, чем в эфире».

– СТС и я были вещи не то чтобы совсем несовместимые, – признается Алексей. – Но, как сказала недавно одна наша героиня, «это все равно что пытаться в круглое отверстие вставить квадрат». Я столько узнал вообще про то, как работают корпорации, как устроен рынок интернет-вещания, какие на нем есть официальные ходы, кто дергает за невидимые ниточки... Не сказать, чтобы я что-то новое узнал о человеческой природе: работая на НТВ, я о ней знал примерно все. Но остальное было прямо офигенным университетом. Нет, я не был несчастлив на СТС. Но и счастлив тоже не был. Я бродил в тумане, но, безусловно, это были очень важные два с половиной года. И если я могу что-нибудь посоветовать тем, кому страшно уходить из зоны комфорта, так это вот что: чем страшнее, тем очевиднее, что надо уходить.

«Я не собираюсь валить, я собираюсь делать жесткий контент в России».

В сентябре 2016-го Пивоваров стал генпродюсером международного русскоязычного телеканала RTVi, когда-то основанного отцом великого НТВ Владимиром Гусинским. В марте 2019-го, продолжая оставаться штатным сотрудником RTVi, Пивоваров запустил «Редакцию». Канал на первых порах здорово ему помогал: сотрудниками, финансами. Злопыхатели никак не могли простить Пивоварову такой предприимчивости.

– Наверное, у кого что болит, тот о том и говорит. Формально я все еще сотрудник RTVi, RTVi покупает права на телевизионный прокат нашей программы, но на рекламе мы зарабатываем гораздо больше, чем на правах.

Мы полностью финансово независимы. Более того, я там и зарплату больше не получаю.

Впрочем, когда этот номер сдавался в печать, пришла новость о том, что главный редактор RTVi Алексей Пивоваров уходит с поста, чтобы развивать личные проекты. Но его «Редакция», конечно, продолжит сотрудничество с каналом.

Основным акционером канала на тот момент был бывший гендиректор телеканала Министерства обороны «Звезда» Руслан Соколов, муж нашей героини, модели Татьяны Завьяловой. Позже Соколов продал свою долю американскому бизнесмену Микаэлю Исраеляну, но злые языки судачат, что за RTVi стоит Ростех. Он же финансирует и ютьюб-проект Пивоварова.

– Ну это глупость полнейшая, – парирует Алексей. – Ну как мы финансируемся Ростехом? Каким образом? Они дают мне деньги, я на них делаю «Редакцию», а рассказываю, что мы зарабатываем на рекламе? Несложно узнать, сколько на рынке стоит та реклама, которую мы размещаем. Но даже если бы меня финансировал условный Ростех, то что? Понимаете, есть некоторое количество пуритан, просто братство Игнатия де Лойолы, которое продвигает идею тотальной чистоты журналистской веры. То есть если ты типа журналист, то должен делать расследования против власти. Не очень понятно, на чьи средства надо это делать, но надо ни в коем случае не быть аффилированным ни с какими госкорпорациями. Если аффилирован, значит, допустил дьявола в душу и храм свой. Мне это всегда казалось ерундой. И продолжает казаться. Я это скорее говорю применительно к RTVi. Потому что в «Редакции» мы вообще чисты на сто процентов.

Пивоваров настаивает, что никто не звонит ему с просьбами и пожеланиями. А люди, которые пишут обратное, «занимаются не расследованием, а шакальством».

– Бегают и отгрызают куски, в том числе от тех, кто делает одно с ними дело. Не люблю рассуждать в военных терминах, но мы вместе пытаемся доносить качественную журналистику до более широких аудиторий.

И нам бы держаться друг друга. Так нет, блин, мы будем грызть «Новую газету», вываливать все грязное дерьмо, которое состоит из откровений Леси Рябцевой. Я ничего не имею против качественных расследований. Например, то, чем занимается Алексей Навальный, – я снимаю шляпу. Хотя о нем тоже рассказывают, что за ним стоят четыре кремлевские башни из двадцати. То, что The Bell делает или «Медуза», – это качественно. А то, что делают другие товарищи, не буду их называть, – это говно. Многие из людей, которые оценивают нас с позиций нравственной и религиозной чистоты, находятся в очень комфортных, безопасных условиях за границами РФ.

А я не собираюсь никуда валить, я собираюсь делать довольно жесткий, как мне кажется, контент внутри России и зарабатывать деньги. Поэтому не надо меня учить, у кого мне брать деньги, а у кого не брать. Смотрите на контент, будут к нему вопросы – об этом и спрашивайте.

Хлопковые пиджак, брюки и пуловер, все louis Vuitton

Хлопковые пиджак, брюки и пуловер, все louis Vuitton

Уже после нашего интервью Пивоварова действительно спросили – ему здорово досталось за фильм о недавней экологической катастрофе в Норильске. Блогер Евгений Баженов, он же BadComedian, обвинил «Редакцию» в том, что сюжет сделан однобоко и отражает главным образом точку зрения «Норникеля». В сети случился холивар. Пивоваров в очередной раз объяснил, что снимает программу исключительно на свои, но с «Норникелем» действительно пришлось договариваться, чтобы получить доступ на загрязненные участки. Он принес извинения за то, что не упомянул несколько важных фактов. А позже сделал выпуск с альтернативной точкой зрения.

Палитра его контента – от микрозаймов, которые пышным цветом расцвели во время карантина, до модного «шмота». Стилист Гоша Карцев в выпуске о моде напомнил Пивоварову, что тот является лидером мнений, а потому несет ответственность за то, как выглядят умные мужчины в нашей стране. Потертый деним ведущего Карцеву решительно не понравился (Юрию Дудю тоже досталось), и Алексея Владимировича переодели в белые кеды и бежевый костюм из магазина Boggi. Все это было иронично и мило. Чувствовалось, что Пивоварову не стыдно спрашивать собеседников, что такое дроп, рафл и Yeezy...

Вообще он давно вывел для себя формулу долголетия в профессии.

– Когда мне было двадцать пять, у меня была команда двадцатитрех-двадцатипятилетних, в тридцать пять тоже. Сейчас мне сорок пять, у меня, не поверите, снова команда людей в возрасте двадцати трех – двадцати пяти, и это круто. Мы с ребятами, как мне кажется, говорим на одном языке. Я не прихожу таким бронзовым гостем, который раздает директивы. Мне кажется, я быстро разбираюсь, а главное, умею слушать других и признавать, что чего-то не знаю. На самом деле для хорошей журналистики важно уметь светить отраженным светом. Как Луна. Почему у меня ощущение, что Ксении Анатольевне сложно в журналистике? Потому что это она источник света. Она, условно говоря, Солнце. Если собеседник не симпатичен, если он бедный, с кучей проблем, такие журналисты, попадая в его жизненные обстоятельства, начинают искать кнопку немедленной эвакуации. Но чтобы проникнуться к герою симпатией и сочувствием (это условие хорошей журналистики), ты должен научиться представлять себя на его месте, светить отраженным светом. К чести Ксении, она это понимает – судя по тому клипу, в котором она еще со Шнуром снималась. Она куда-то там заходит и получает от какой-то бабы по морде.

«Людей, которые стали счастливы, заработав, я, пожалуй, не видел».

Солнцу русской журналистики Собчак Пивоваров оставляет право подсвечивать собой столичную светскую жизнь. Хотя не только ей одной: в выпуске, посвященном отношениям пар на карантине, снялись Оксана Лаврентьева с Александром Цыпкиным. Фраза владелицы «Русмоды» о том, что если бы «ее муж зарабатывал в месяц пятьсот тысяч рублей, мы бы не жили вместе никогда», всколыхнула общественность почти как разлив дизельного топлива за полярным кругом. На самом деле, утверждает Пивоваров, это интервью не было попыткой проникнуть в светский мир. Просто Саша много рассказывал Леше о своих нежных отношениях с женой, так что их снимали как пару, а не как представителей тусовки.

На заре «Редакции» у него была шальная мысль сделать выпуск про условный мир «Татлера», но он быстро ее в себе поборол (мы, люди, имевшие смелость снять свое кино на ту же тему, отдаем дань уважения его дальновидности). Хороший журналист Пивоваров посчитал, что искренне эти люди говорить не будут, а становиться частью светских разборок ему не хочется. И уж тем более не хочется казаться наивным дурачком, которому все будут вешать лапшу на уши, а потом на очередной вечеринке «Татлера» с восторгом это обсуждать.

– Поймите: мне это а) неинтересно и б) есть люди, которые сделают это лучше меня, – комментирует Алексей.

Подробнейше пытая пары об их карантинных буднях, сам Пивоваров крайне неохотно допускает других в свою личную жизнь. В разговоре со мной он ограничивается абстрактным:

– Все выпуски, которые я делаю, так или иначе обо мне. И выпуск о парах, конечно, не исключение. Я вообще не снимаю о том, что мне неинтересно.

Ну тогда расскажу я. Жена Пивоварова – журналист Анна Шнайдер. Родом из Томска. Работала на ВГТРК, однажды вела телемост с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым. Теперь возглавляет детский телеканал «О!» и снимает собственный влог с одиннадцатилетним сыном Иваном. Об Иване папа тоже говорит неохотно. Мол, у него теперь есть своя «большая публичная жизнь» – инстаграм на двести подписчиков, там и посмотрите. Я посмотрела: Иван живет нескучно. На карантине придумал себе челлендж: ни дня без нового занятия. Лепит хинкали, конструирует роботов, устраивает чайную церемонию.

– Я думаю, он пойдет очень далеко в чем-то связанном с режиссурой, актерством, дизайном, – говорит Алексей. – Но могу и ошибаться, конечно. Интересный парень. Во многом прямо я, а во многом на меня не похож. И мне интересно наблюдать, потому что какие-то вещи у него круче получаются, чем у меня. У него есть скилы, которых у меня не было никогда и которые я всегда хотел иметь.

Папа, конечно, кокетничает. До главного его скила – умения пилотировать самолет и вертолет – сыну Ване пока далеко. Впрочем, сейчас Пивоваров почти не летает. Почему? В сериале «Утреннее шоу» герой произносит классную фразу: «Есть «Утреннее шоу», а есть все остальное». Вот и для Пивоварова сегодня все, что не «Редакция», – остальное.

Команда проекта «Редакция», 2019

Команда проекта «Редакция», 2019

– Понимаете, надо сфокусироваться на чем-то, если хочешь, чтобы это получилось. У меня сегодня нет времени на полеты.

– Да и дело это наверняка недешевое... – осторожно замечаю я.

– Деньги немаленькие, но летать можно и не задорого, у кого-то арендовать, с кем-то договариваться, – объясняет Алексей. – Все успешные частные вертолетчики, с которыми я познакомился, – очень крутые, интересные люди. У них у всех одна проблема: есть деньги, огромное количество свободного времени и часто нет смысла в жизни. Авиация – это хороший субститут смысла жизни. Но не смысл. Тебе может казаться, что ты занят чем-то крутым. На самом деле это огромный, страшно дорогой и громоздкий кабинет психоаналитика. Просто летающий. Я считаю, что лучше всех на этом пути продвинулся мой товарищ Саша Михайлов, который за свои деньги создал вертолетный поисково-спасательный отряд «Ангел». В нашем интервью он рассказывал, что все мы, частные вертолетчики, от чего-то бежим. Да, можно бежать в авиатуризм, в прожигание денег, в катание девочек. Но в конце концов все равно придешь к той же самой тоске, от которой пытался улететь. Многим людям кажется: были бы деньги – и будет счастье. Я не хочу говорить банальностями, но скорее деньги приносят тоску, а не счастье. И людей, которые затосковали, заработав, я видел очень много. А людей, которые стали счастливы, заработав, я не видел, пожалуй, ни одного.

Между последним очевидным успехом Пивоварова вне рамок НТВ – документальным проектом «Срок» – и «Редакцией» прошло семь лет. И это была череда «ну не то чтобы сплошных неудач, но ярких успехов, прямо вау, не получалось. Как Набоков написал об одной из своих книг: «Я услышал, как она глухо шлепнулась».

Конечно, говорит Пивоваров, это внутренне тебя демотивирует. Начинает казаться: вдруг все главное позади.

– И вот тут важно все равно идти своим путем и не сворачивать. Никакой «Редакции» не было бы без опыта тех неудач. Опыт неудач важен больше, чем успех. Более того, я считаю, что люди, у которых слишком много успешных проектов, да еще подряд, находятся в зоне огромного риска – потому что везти все время не может, рано или поздно случится провал, а человек к нему совершенно будет не готов. В этом смысле у меня есть хороший пример: в 2016 году я снимал так и не вышедший фильм о Уинстоне Черчилле. И вот представьте себе: 1938 год. Черчиллю шестьдесят четыре. Он сидит у себя в имении и пишет гневные воззвания к правительству, а они от него отмахиваются. Потому что он отставник, старый пердун, чья жизнь позади. И если бы ему тогда сказали, что то, ради чего он был рожден, то, с чем он войдет в историю, еще впереди, он бы, конечно, не поверил. И никто бы не поверил. Но впереди была Вторая мировая. И этот пример надо всегда помнить, потому что это банально звучит – не унывать и не сдаваться, но это действительно так. Я не ожидал никогда, что то, чему я столько лет учился, и то, где я был, как мне казалось, одним из лучших, будет снова востребовано – на бесцензурной платформе и без звонков «владимира михайловича». Да, именно так, с маленькой буквы. Потому что конкретно к Владимиру Михайловичу (Кулистикову, гендиректору НТВ времен работы Пивоварова на этом канале. – Прим. «Татлера») я отношусь трепетно и с уважением. Никто не может знать, что дальше. Череда неудач и депрессий, возможно, лишь путь к какому-то огромному успеху, но его надо пройти.

Вам понравилось интервью с Алексеем Пивоваровым?

Этот материал был опубликован в печатной версии Tatler. Вы можете читать журнал ежемесячно онлайн, скачав приложение Tatler Russia в Google Play и App Store.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать лучшие материалы прямо на почту (2 раза в неделю, без спама!)

Купить новый номер Tatler вы можете на сайтах «Азбука Вкуса», «Глобус Гурмэ», книжного магазина «Москва», Metro, Ozon«Самокат», «Беру», «О'КЕЙ», Spar.

Фото:Владимир Васильчиков; Ассистент фотографа: Василий Патраков; Стиль: Юка Вижгородская; Ассистент стилиста: Хабиб Сулейманов; Продюсер: Анжела Атаянц; Ассистент продюсера: Надежда Бунда; Благодарим Гончаровский парк за помощь в организации съемки; Из личных архивов;

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует