Мода

Во всем блеске: драгоценные истории на выставке Bvlgari в Москве

В Музеи Кремля привозят выставку Bvlgari. Она, конечно, про камни, но прежде всего – про людей, которые играли этими камнями и друг другом.
реклама
08 Сентября 2018
Алексей Тарханов («Ъ»)

История ювелирного Дома – всегда история клиентов. Ювелиры работают для того, чтобы их вещи носили женщины. Желательно самые прекрасные, самые знаменитые. Это их признание, их гордость, их «Оскары». «Лучшее в нашей работе, – говорил основатель Bvlgari, – то, что мы продаем радость и счастье».

У женщин же работа – жизнь, романы, мужчины. Мужчины меняются, в ритме их подарков меняются ювелиры. Сердце красавицы склонно к измене. Но есть и романы на все времена. Например, между семьей Булгари и актрисой Анной Маньяни. Сейчас она – тема для киноведов: «Анна Маньяни и ранний неореализм». Фильмы смотрят не так часто. Из пяти десятков ролей вспомнят Пину из «Рим – открытый город» Росселлини, Маму Рому у Пазолини да Камиллу в «Золотой карете» Ренуара. Я думаю, вспомнят потому, что в этих фильмах она играла саму себя, Анну Маньяни.

Анна Маньяни в украшениях Bvlgari в Риме, 1959.

Анна Маньяни в украшениях Bvlgari в Риме, 1959.

Точно так же ее украшения из исторической коллекции Bvlgari несут отпечаток ее вкуса, а не вкуса ее любовников. Как пишет историк марки Эрика де Ланча, «актриса сама – неслыханно по тем временам – покупала себе драгоценности. Истовая поклонница стиля Bvlgari носила их отважно и в избытке – обвивая вокруг запястий колье, надевая по две броши и сверкая невероятной величины бриллиантом легендарного перстня Trombino. После многолетних переговоров коллекция Маньяни была выкуплена у ее наследника, который предпочел, чтобы украшения «вернулись домой».

Эти вещи приехали в Москву в числе трех сотен экспонатов самой большой выставки из тех, которые когда-либо и где-либо устраивала Bvlgari. Откроется она 7 сентября и не покинет залов Патриаршего дворца и Успенской звонницы аж до старого Нового года.

реклама
Анна Маньяни в украшениях Bvlgari на Венецианском кинофестивале, 1962.

Анна Маньяни в украшениях Bvlgari на Венецианском кинофестивале, 1962.

Вот два кольца Trombino. Одно из них – 1954 года с фантазийным желтым бриллиантом в двадцать пять каратов. Для Маньяни это был год паузы. Только что на экраны вышла «Мы – женщины», впереди – «Татуированная роза», которую Теннесси Уильямс написал специально для Анны и ждал, когда она сыграет роль Серафины.

Следующий, 1955-й, – год ожидания. «Розу» уже смотрят в Америке и Италии, но «Оскар» за нее придет только в следующем году. Чтобы скрасить ожидание, Анна покупает себе второе Trombino с прозрачными бриллиантами и инициалами АМ на внутренней стороне кольца. Ну а как она должна была скрашивать себе ожидание? Вы помните «Мы – женщины»? Это истории из жизни четырех актрис; она играла римскую знаменитость, себя, Анну Маньяни. Так вот ее историю снимал Лукино Висконти. А Роберто Росселлини, считайте муж со времен «Рим – открытый город», снимал про свою новую женщину Ингрид Бергман.

Время действия – 1949-й. Место действия – отель Luna Convento в Амальфи, он и по сей день там. Ингрид Бергман мечтает сниматься у великого режиссера Росселлини в «Стромболи» и пишет ему трогательные письма. Но у Росселлини есть Анна. После «Открытого города» Анна открыто живет с Роберто, который еще не развелся со своей второй женой Марчеллой. А? Сюжет?

Платиновые броши с жемчугом и бриллиантами, 1952; золотая пудреница с бриллиантами, 1950-е; платиновые кольца Trombino с бриллиантами, 1954–1955; платиновые серьги с жемчугом и бриллиантами, 1950-е.

Платиновые броши с жемчугом и бриллиантами, 1952; золотая пудреница с бриллиантами, 1950-е; платиновые кольца Trombino с бриллиантами, 1954–1955; платиновые серьги с жемчугом и бриллиантами, 1950-е.

За ужином Росселлини передают телеграмму от Ингрид. Маньяни над тарелкой спагетти с томатным соусом смотрит страшными глазами, как ее опытный конспиратор, не читая, прячет депешу во внутренний карман пиджака.

– Все в порядке? – спрашивает она, затаив дыхание.

– Все отлично! – отвечает режиссер, явно сожалея, что нельзя всех услать с площадки. Эпизод продолжается и уже не зависит от него.

– Прекрасно. Чудно. Приятного аппетита, – говорит Анна и отправляет содержимое своей тарелки в лицо лжеца.

Ну что тут скажешь? Только одно. Мы – женщины. Siamo donne!

Или вот две броши – два бриллиантовых цветка с жемчужинами в центре. Обе были куплены в 1952-м, но в одной – темный речной жемчуг, а в другой – светлый морской. Маньяни часто носила их вместе, купила к ним пару сережек с огромными грушевидными жемчужинами. Это серьги-трансформеры – к ним могут добавляться бриллиантовые ленты. «Мне всегда кажется, что Bvlgari знает заранее мои желания, – говорила актриса. – Все сделано как будто специально для меня». Еще бы! Попробовал бы только кто-нибудь навесить на нее что-нибудь без ее желания: украшение, роль, мужчину.

На выставке в Кремле будет еще одна ее вещица – золотая пудреница с бриллиантовыми дорожками. Для порошков, которые должны скрывать слезы, если слезы вдруг явятся и повиснут жемчужными сережками.

Платиновая брошь с бриллиантами и рубинами, 1950-е.

Платиновая брошь с бриллиантами и рубинами, 1950-е.

Платиновые серьги с жемчугом и бриллиантами, 1952.

Платиновые серьги с жемчугом и бриллиантами, 1952.

Алексей Тарханов («Ъ»)

08 Сентября 2018

Фото:АРХИВ TATLER

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует