1. Главная
  2. Мода
Мода

Вероника Хейлбрюннер — об инфлюенсерах, любимых мемах и необходимости перемен

Одна из самых классных девушек инстаграма — немецкая модель, стилист и блогер Вероника Хейлбрюннер — в конце мая прилетела в Москву по приглашению Miu Miu. Мы встретились с Вероникой, чтобы обсудить проект Select by..., узнать ее планы на будущее и выведать секрет, как им с Джастином О’Ши и годовалым Уолтером удается оставаться самой модной семьей.
реклама
4 Июня 2019

Вы прилетели в Москву, чтобы поделиться своим видением весенней коллекции Miu Miu (ранее проект Select by... прошел в Нью-Йорке c Хлое Севиньи и в Лондоне с Джорджией Мэй Джаггер. — Прим. ред.). Расскажите, по какому принципу вы выбирали вещи.

Все просто: я выбрала то, что хотела бы носить сама. По большей части это нечто длинное. Мне нравятся мини-платья Miu Miu, но я высокая, и мне кажется, что моему росту больше подходит длина макси. Кроме того, она классно смотрится с невысокими каблуками. Бегать по городу с ребенком в таком удобнее, чем в короткой юбке. Еще я выбрала несколько канонических вещей Miu Miu: расшитый пайетками жакет, в котором я была на презентации, полосатый свитер, свободные черные брюки и подвеску из кристаллов в форме банта. Все это отлично друг с другом сочетается, легко интегрируется в любой гардероб и абсолютно внесезонно. И как всегда у Miu Miu: в меру мило, в меру иронично.

То есть под вкусы московской публики вы даже не пытались подстроиться?

Честно говоря, нет (смеется). Думаю, меня пригласили не за этим. Но я очень надеюсь, что московским девушкам мой выбор понравится. Сегодня у меня встречи с частными клиентами — вот и узнаю. Русские в среднем выше француженок, так что вещи, подобранные специально для высоких, им должны подойти.

Какое у вас сложилось впечатление о стиле москвичек?

Очень женственные, очень идеальные. Все безупречно подобрано, ни одной случайной детали. Заметно, что они подходят к своему гардеробу с особым тщанием, очень стараются, — получается красиво.

В Берлине все наоборот?

Абсолютно (смеется). В Берлине вы одеваетесь так, будто под утро вышли из «Бергхайна», спали два часа и у вас просто не было сил подумать, что надеть. Ноль усилий — поэтому берлинцы чем-то напоминают бездомных.

Вы бездомной совсем не выглядите.

Но я и не совсем типичная жительница Берлина (смеется). Мы, кстати, переехали — буквально пару недель назад закрыли нашу квартиру. Было немного грустно, мне нравилось там жить: в Берлине чувствуешь себя свободной, не тратишь силы попусту. По дому мы с Джастином (Джастин О’Ши, стилист и дизайнер, партнер Вероники. — Прим. ред.) ходили в спортивных костюмах, а когда я надевала на улицу что-то другое, казалось, что это чересчур преппи. Но это и классно — ты можешь просто быть собой.

А куда именно вы переехали?

В деревню в Англии.

Думаете, ваш стиль после переезда изменится?

Безусловно. Может, теперь буду носить бриджи для верховой езды и клетку с головы до ног (смеется). На самом деле я готова меняться. Хочется чего-то элегантного, но в то же время подходящего для жизни за городом. Перемены просто витают в воздухе. Думаю, скоро все переключатся со стритвира на что-то другое. Сколько уже можно носить худи!

реклама

Говоря о переменах: на Business of Fashion на днях вышел материал о новых правилах инфлюенсер-маркетинга...

Я хотела прочитать, но еще не успела.

Тогда небольшой тизер. Текст начинается с того, что Камиль Шарьер (инстаграм-блогер с 730 тысячами подписчиков. — Прим. ред.) говорит, что больше не хочет, чтобы ее называли инфлюенсером. Вас так тоже часто представляют — в том числе на сайте Miu Miu. Как вы к этому слову вообще относитесь?

Каждый раз, когда я переписываюсь с брендами или журналами, они спрашивают, как меня лучше назвать. Я отвечаю, что я стилист, иногда работаю моделью, а еще я предпринимательница и мама. Они отвечают: «Это очень много. Вы не против, если мы напишем “инфлюенсер”?» Я не против. Меня это слово не оскорбляет, просто оно будто бы слишком много в себя вбирает. Главный редактор, художница и актриса тоже могут быть инфлюенсерами. В этом слове нет никакой конкретики, каждый вкладывает в него свой смысл. Последнее время все чаще негативный, так что сейчас мало кто хочет называться инфлюенсером. Когда речь идет о работе, я спокойно к этому слову отношусь. Но на ужинах и вечеринках я так не представляюсь. «Привет, меня зовут Вероника, я инфлюенсер» звучит как «Привет, я крутая». Это вызывает неприязнь. И поэтому обрастает негативом. Надеюсь, однажды мы найдем новое слово. На самом деле можно заменить на «амбассадор».

Это как раз то, что предлагает Камиль Шарьер.

«Я не хочу называться инфлюенсером. Я хочу быть амбассадором?»

Да.

Прекрасно выраженная в двух предложениях мысль. «Инфлюенсер» действительно звучит так, будто тебя титуловали. «Привет, я важный» — мы же так не говорим. У этого есть оборотная сторона: совсем молодые девочки часто не считывают, что за словом стоит. Они просто смотрят на фотографии, хотят себе такую же красивую жизнь и решают тоже стать «инфлюенсерами». Но это глупо, в этом нет смысла. Настоящие инфлюенсеры рассказывают историю, поэтому людям интересно за ними следить: смотреть, как человек развивается, меняется, учится чему-то. Недостаточно запереться у себя в комнате и пилить селфи. Может, для некоторых и этот сценарий окажется рабочим, но с чем они останутся через десять лет? Чтобы сохранить собственное достоинство, человек должен знать, что у него есть что-то еще, какие-то навыки и знания, которыми он сможет делиться.

Когда вы в первый раз осознали, что имеете влияние на подписчиков?

Все закрутилось очень быстро. В самом начале я вообще не понимала, зачем меня фотографируют перед показами, выкладывают мои снимки, обсуждают мою манеру одеваться. Тогда мне это казалось странным. Но очень скоро до меня дошло, что мои представления о стиле отличаются от представлений большинства и именно поэтому я интересна людям. Выкладывать свои фотографии вначале было очень тяжело. Я могла делать по одному посту в две-три недели. Потом я привыкла, и сейчас селфи — часть моих рабочих будней. Я получаю много откликов, мне нравится переписываться с подписчиками в личных сообщениях. Там же я общаюсь с друзьями. Получается безумный микс.

О чем спрашивают чаще всего? «Что на вас надето?»

Да. Откуда у меня сумка, откуда футболка, какой косметикой я пользуюсь? После того как в инстаграме появился Уолтер, спрашивают, как мы с ним путешествуем и чем кормим.

Вам никогда не хотелось удалить инстаграм?

Постоянно хочется (смеется). Знаете мем на эту тему? «Инстаграм удалили — я больше не модель». Но что поделаешь — это самый удобный и экономичный способ коммуникации. До инстаграма были сайты, и загрузить на них фотографию было целой историей. Научиться мог каждый, но это занимало очень много времени. Сейчас ты делаешь снимок, накладываешь фильтр, нажимаешь пару кнопок — и готово. Поэтому инстаграм так популярен. Но я всегда рада сделать что-то в офлайне. Мне нравится диджитал, но в реальном мире тоже много интересного. Я получаю огромное удовольствие от мероприятий и встреч с клиентами, когда не нужно ничего говорить на камеру, фотографировать, придумывать подписи. Кажется, люди начали забывать о реальном мире, но ведь в том, чтобы пойти на настоящую вечеринку и пообщаться с живыми людьми, больше счастья, чем от переписки в интернете.

Чтобы закрыть тему инфлюенсеров — а что влияет на вас?

Люблю гулять по незнакомым городам, наблюдать за людьми. Ходить на выставки, смотреть на архитектуру. Особенно старые церкви — мне вообще нравится все старое. Фильмы, сериалы — сейчас смотрю «Игру престолов» и «Аббатство Даунтон».

Готовитесь к переезду?

Точно (смеется). Еще на меня влияют мои друзья — мы все друг на друга влияем. И я обожаю забавные штуки. Знаете аккаунт @siduations? Там очень смешные мемы.

Какой ваш любимый?

Мне все нравятся (заглядывает в телефон). Вот с королевской семьей хороший.

Кстати, что вы думаете о стиле Меган Маркл?

Классический американский стиль, очень лощеный, в духе жительниц Манхэттена. Мне нравится.

Вы с ней часто соседствуете в списках самых стильных беременных женщин. У вас были сложности с поиском одежды в это время?

Да, было непросто. Я купила только две-три пары джинсов из линий для беременных. Больше мне там ничего не понравилось: либо очень широкое, что совсем не в моем стиле, либо просто уродливое. Мне повезло, что большая часть беременности пришлась на зиму, — я ходила в однотипных длинных платьях из трикотажа. Они обтягивали живот, но не делали из меня гиганта. Сверху объемное пальто или мужской пиджак. Когда стало теплее, сняла куртку и ходила в тех же платьях. А последние два месяца было уже очень жарко — 30 градусов каждый день. Я не вылезала из маек и спортивных шорт Джастина. Выглядело это так себе, но я же была в Берлине (смеется).

Вы с Джастином специально подбираете образы для совместных выходов?

Нет, специально ничего не подбираем. Но если я знаю, что он пойдет куда-то в костюме, я костюм надевать не стану — не хочу быть его близнецом. Иногда с этим бывают сложности, потому что вкусы у нас очень похожи. Мне нравятся мужские вещи, но я не готова носить то же самое, что и он.

Зато Джастин и Уолтер не прочь ходить в одном и том же, судя по инстаграму. Значит, из двух стилистов в семье за образ сына отвечает отец?

Да, Джастин это просто обожает. Иногда он разрешает мне что-то выбрать для Уолтера, но по большей части только советуется насчет погоды — короткий или длинный рукав, шорты или брюки. Художественные решения полностью на нем.

Вы не думали сделать из Уолтера беби-инфлюенсера?

Нет, никогда. Вообще я надеюсь, что он не захочет работать в моде. Не знаю почему. Хочется, чтобы первые годы Уолтер был окружен только природой и животными. Сейчас он часто появляется в моем инстаграме, потому что он часть моей жизни. В свое время я приняла решение, что не буду его скрывать, потому что так у меня будет свобода брать его повсюду с собой. Это лучше, чем где-то его прятать и тосковать. К сожалению, он очень популярен (смеется).

Вы говорите, что не хотите для Уолтера будущего в моде, но при этом сами с детства мечтали о карьере в fashion-индустрии и удачно ее построили.

Я тогда даже не представляла, что это такое. Просто я очень любила одежду и красивые фотографии, и когда пришло время выбирать, чему посвящать время, я остановилась на моде.

Нет ли у вас в планах в будущем сменить поле деятельности?

Все может быть. Мне очень нравятся лошади. Собственно, частично поэтому мы и переезжаем за город. Может, лет в 70 я буду участвовать в Олимпийских играх: конный спорт хорош тем, что им можно заниматься до старости. Шучу, конечно. Но лошади мне правда очень нравятся.

И последний вопрос. Уолтер, родившись в такой модной семье, получил ряд привилегий. Какие из ваших детских мечт о моде он уже осуществил?

Мы с Джастином до 20 лет вообще не путешествовали. А Уолтер, хотя ему еще и года нет, уже был в Америке, Японии и России, успел пожить в Берлине и Лондоне. Он действительно находится в очень привилегированной позиции, что касается путешествий и знакомств. Однажды он встретился с Катрин Денёв. Было очень смешно. Мы просто шли по улице в Париже, и она заметила Уолтера и подлетела к нему: «Какой хорошенький малыш!» У меня перехватило дыхание. Джастин начал с ней болтать как ни в чем не бывало, потому что не понял, кто это. Я стояла как вкопанная и потом сокрушалась, что даже не сфотографировалась с ней. А Уолтер с Катрин Денёв уже знаком.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует