1. Главная
  2. Мода
Мода

Том Форд — о вампирах, правильном освещении и галстуках Дональда Трампа

Лауреатка Пулитцеровской премии Морин Дауд взяла одно из первых больших интервью у Тома Форда после новости о его назначении председателем Совета американских дизайнеров (CFDA). Публикуем лучшие отрывки из материала The New York Times.
реклама
22 Апреля 2019

О Девах

«Я Дева в квадрате. Перфекционист, педант, с виду чопорный и холодный. Еще мы определенно домоседы. Мы любим свой дом» (в случае Тома Форда — свои шесть домов).

О верхнем освещении

«Я тоже выкручиваю лампочки! В Tower Bar, если вы подойдете к моему столику в углу в глубине зала, вы увидите, что везде горят лампочки, а над моим местом нет. Потому что я им сказал, что если они от них не избавятся, я к ним больше не приду. Никакого верхнего освещения! Тень от брови падает прямо вот сюда, нос кидает тень сюда, вы просто ужасны, у вас нет волос, даже если они у вас есть. Никто не может выглядеть хорошо при верхнем освещении. Именно поэтому я не хожу на ланчи к Барри и Диане (вечеринки Барри Диллера и Дианы фон Фюрстенберг в “оскаровский” уикенд. — Прим. ред.) Мне не нравятся полудни. Где бы вы ни были, если вам больше 18 лет, в полдень на фотографии вы получитесь отвратительно. Да даже если вам нет 18, вы все равно получитесь не лучшим образом. Мне нравится дневное солнце, но не выходить под ним в свет».

реклама

О вампирах

«Вампирский плащ был первой вещью, которую я попросил у мамы, когда смог вообще что-то у нее просить. Черный сатиновый плащ с красной сатиновой подкладкой. Еще у меня были вампирские зубы и пластинка с музыкой из “Мрачных теней”. Я был помешан на вампирах и хотел быть одним из них, потому что они очень сексуальны. Они не старели. Говорили о соблазнах. Речь, конечно, не о Носферату. Обычно вампиры были богаты, жили в красивых замках, носили черное. Да, вампиры просто великолепны».

О внутренней необходимости носить ботинки челси

«Я не чувствую себя защищенным в слипонах или кроссовках. Это во мне что-то типично техасское. Я бы никогда не смог прийти на деловую встречу в кроссовках. В них ты чувствуешь себя бесхарактерным, прыгучим, не контролирующим ситуацию. В свитерах на публике я тоже чувствую себя плохо. Нежным, сентиментальным, эмоциональным. Мне же нужно оружие».

О политиках

О Хиллари Клинтон: «Я поддерживал Хиллари, но когда она поднимает голову перед камерой, это выглядит надменно. Принцесса Диана, отвечая на вопросы, смотрела снизу вверх, и вы про себя этому умилялись».

Об Элизабет Уоррен: «Ей нужны накладные плечики!»

О Дональде Трампе: «Он очень высокий, но в то же время не самый худой мужчина. Очень длинные галстуки помогают ему чувствовать себя стройнее. Еще он никогда не застегивает пиджаки, что для меня странно. Я ношусь на вечеринках по всем комнатам и застегиваю людям жакеты, потому что иначе у них нет талии».

Об алкоголе

«Несколько лет подряд я не мог бросить пить — а пил я тогда действительно много, так что приходилось по утрам рассылать цветы разным людям со словами: “Не могу поверить, что я вчера такое устроил!” Я как-то сказал Ричарду (Бакли, муж Тома Форда. — Прим. ред.), что хотел бы не пить хотя бы год. Потому что алкоголь открывает дверь наркотикам. Три напитка (Том Форд изображает, как вдыхает дорожку) — и вот со мной уже может произойти что угодно (на данный момент Том Форд не пьет вообще уже 10 лет. — Прим. ред.)».

О ботоксе

«Я никогда не скрывал, что колю ботокс и филлеры. Но у меня по-прежнему подвижное лицо — нужно быть с этим очень аккуратным. Я хожу к дерматологу раз в восемь месяцев. Беру зеркало, отмечаю белым карандашом точку и говорю: “Колите сюда”. Я был бы рад все это делать сам».

О политкорректности

«Мы живем в гиперполиткорректной культуре. Уже ничего нельзя. На прошлой неделе мы снимали рекламную кампанию: мужчина сзади целует женщине шею, держа ее за запястья. В какой-то момент я сказал: “Нет, так не пройдет. Пусть она держит его за руку”. Не знаю, куда все эти испытывающие взгляды нас приведут».

О культурной апроприации

«Пару сезонов назад я вывел на подиум моделей в платках на голове, которые не только не были ду-рэгами, платками чернокожих рабов, но даже не были ими вдохновлены. Я ориентировался на банданы 70-х, и точно знаю, что тогда такие носили — потому что тогда у меня самого была такая. Несколько людей написали, что это ду-рэги и апроприация. Ну, во-первых, что плохого в апроприации? Когда вы что-то заимствуете у чужой культуры, вы ее прославляете».

Полную версию интервью читайте на сайте The New York Times.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует