1. Главная
  2. Мода
Мода

Тереза Мэй: карьера, личная жизнь и стиль бывшего премьер-министра Великобритании

Бывшая глава правительства Великобритании отмечает день рождения — 1 октября ей исполнилось 64 года. Вот что нужно знать о биографии Терезы Мэй.
реклама
1 Октября 2020

Карьера

Тереза Мэй выросла в семье сельского викария. Первая победа — поступление в Оксфорд. В одном из самых престижных университетов мира Мэй изучала географию, после чего устроилась в Банк Англии. Затем она работала финансовым консультантом и старшим советником по международным делам в Ассоциации по оплате клиринговых услуг, но главные амбиции Терезы Мэй еще в молодости были связаны с чем-то гораздо большим. «Не помню такого, чтобы у нее не было намерений сделать себе имя в политике», — однажды сказала о ней ее университетская подруга Пэт Фрэнкленд.

Путь к заветному посту премьер-министра был долог и тернист. Сначала Мэй была депутатом районного совета на юго-западе Лондона, два раза пыталась получить кресло депутата в парламенте, но удача улыбнулась лишь на третий. К тому моменту ей было уже больше 40. Спустя пять лет после этого она стала председателем Консервативной партии при Иане Дункане Смите, чуть позже заняла пост главы департамента по делам женщин в правительстве Дэвида Кэмерона. Когда летом 2016-го Мэй избрали премьер-министром, она была министром внутренних дел.

В начале своего правления Мэй была настроена очень решительно и произносила воодушевляющие речи о социальной справедливости, заботе о бедных и контроле труда. Правда, больших свершений на ее короткий срок на посту премьер-министра не выпало, но кое-каких успехов ей все-таки удалось добиться. Например, сократить бюджетный дефицит и снизить уровень безработицы. Возможно, именно они помогли ей получить звание одной из самых влиятельных женщин современности, но особой популярности в Великобритании не принесли. В основном все любили пересчитывать ее ошибки. Кажется, больше них интерес у широкой публики вызывали только новости о том, как встретились Владимир Путин и Тереза Мэй после Солсбери (очень холодно) и видео в духе «Тереза Мэй танцует» и «Танцующая Тереза Мэй».

реклама

«Брексит»

Это главное слово в карьере Терезы Мэй. В 2019 году она уходила с поста премьер-министра со слезами и обещанием, что «всегда будет глубоко сожалеть, что не смогла исполнить обязательства по "Брекситу"». Она оставила Великобританию в тревоге и неопределенности — точно так же как ее предшественник Дэвид Кэмерон.

Напомним, с чего все началось. Кэмерон инициировал референдум по Брекситу, чтобы доказать евроскептикам их неправоту. Однако к его удивлению и общему неудовольствию его Консервативной партии 52% британцев проголосовали за выход из ЕС. После этого он оставил свой пост, и начатое должна была завершить Мэй. Она пыталась нащупать компромисс, продавить выгодный для Великобритании «мягкий» выход, но ей не хватило для этого визионерства, решительности или политического таланта. «Месяцами Мэй, словно попугай, повторяла, что "Брексит" есть "Брексит". Трудно себе представить более туманное и мутное выражение по отношению к невероятно сложному политическому вопросу», — писали о Мэй в Daily Telegraph.

Личная жизнь

Есть в жизни Терезы Мэй как минимум две постоянных — брак с Филипом Джоном Мэем, сотрудником компании Capital Group Companies, и любовь к крикету, которая их объединила. Молодых людей представила друг другу общая знакомая из Пакистана Беназир Бхутто (позже она стала премьер-министром Пакистана) на дискотеке студенческой Консервативной ассоциации. Они поженились в 1980 году и вот вместе уже почти 40 лет.

Что было после политики

Когда Мэй покинула пост премьер-министра, то в интервью заявляла о планах чаще готовить и смотреть крикет. Однако все пошло по более предсказуемому сценарию. Как и несколько ее предшественников (Дэвид Кэмерон, Гордон Браун и Тони Блэр) сейчас Мэй в основном читает лекции. Ее экспертиза востребована по всему миру, но особенно в США — крупные университеты обожают приглашать ее с выступлениями. Возможно, однажды дело дойдет и до мемуаров — бывшие премьер-министры Великобритании их любят писать чуть ли не больше, чем практиковаться в ораторском мастерстве.

Стиль

Накануне выборов нового премьера Соединенного Королевства в 2019 году министр окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства Майкл Гоув вместе с супругой, колумнистом The Times Сарой Вайн, отправился в универмаг Liberty London — чтобы от лица всех коллег купить прощальный подарок Терезе Мэй, которая 24 июля складывала полномочия главы правительства. Выбор четы Гоув-Вайн пал на кожаную сумку и колье Lalique. Любители проводить неочевидные параллели разглядели в сумке из подарочного набора намек на историю с Маргарет Тэтчер, поколотившую в знак политического протеста черной Asprey владельца бренда Launer London Джеральда Бодмера, и на сцену декабря 2018 года, когда Тереза Мэй прихватила с собой сумку, чтобы приватно поговорить с президентом Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером, назвавшим ее предложения «невнятными». Сам Гоув выбор презентов не комментирует, но очевидно, что он хотел угодить бывшей начальнице — и имел неплохое представление о ее интересах, к числу которых всегда относилась мода.

«Мне нравятся одежда и туфли. Оставаться собой — одна из главных сложностей, с которыми женщина сталкивается на рабочем месте, и я хочу сказать, что она может быть умной и при этом любить одежду», — сказала на саммите Women in the World в 2015 году Тереза Мэй. К тому моменту ее собственный кейс уже мог быть лучшей иллюстрацией этого тезиса. В то время она занимала пост министра внутренних дел при премьер-министре Джеймсе Кэмероне, ходила на работу в золотых лоферах и леопардовых лодочках и была известна модной общественности, помимо прочего, благодаря заявлению во время эфира BBC Radio 4, что если бы она оказалась на необитаемом острове, то мечтала бы только об одной привилегии: до конца жизни быть подписанной на Vogue.

В 2017 году, уже будучи премьер-министром Великобритании, Мэй наконец дала большое интервью любимому журналу: «На протяжении всей моей политической карьеры люди комментируют то, во что я одета. Этого было не избежать, пришлось просто привыкнуть. Какие бы комментарии ни были, они все равно не остановят меня от того, чтобы наряжаться и получать удовольствие от моды». Такой подход всегда отличал Мэй от остальных женщин-политиков, с которыми ее нередко сравнивали. Например, Хиллари Клинтон и Ангела Меркель всегда использовали одежду лишь для того, чтобы выстраивать моментально узнаваемый образ, который бы ассоциировался у граждан со стабильностью и уверенностью в завтрашнем дне. Меркель выбрала для этой цели одинаковые жакеты с тремя пуговицами авторства немецкого дизайнера Беттины Шенбах, Клинтон — костюмы Ralph Lauren. Тереза Мэй, хотя и повторяла последние годы по нескольку раз на дню мантру strong and stable, стабильность в собственном гардеробе никогда не приветствовала.

При абсолютной лояльности британским брендам — L.K. Bennett, Amanda Wakeley, Vivienne Westwood и Russell & Bromley — Мэй, уже будучи премьер-министром Великобритании, любила яркие вещи и нескучные аксессуары. Чиновники на аналогичных должностях обычно не только их избегают, но еще и нанимают стилистов, чтобы ненарочно не ступить на опасное поле экспериментов. У Мэй стилиста никогда не было, зато у нее уже давно есть любимый независимый бутик Fluidity, ради которого она регулярно ездит в графство Оксфордшир: «Они уже знают, что мне нравится, и иногда звонят, просто чтобы сказать, что у них появилось нечто симпатичное». Ни Аманда Вейкли, ни Ролан Муре, вещи которых продаются в Fluidity, до сих пор не могут привыкнуть к тому, что их имена стали прочно ассоциироваться с образом Мэй. Дизайнеры для этого никогда ничего не делали: не посылали подарки и не предоставляли вещи из шоу-рума.

Иногда из-за отказа от прямого сотрудничества с брендами с Мэй случались неловкие ситуации. Так, например, Вивьен Вествуд, автор ее клетчатого костюма, который пресса прозвала «счастливым» (Мэй, купившая его в 2013 году, выступала в костюме сразу на нескольких важных мероприятиях, в том числе выдвигая свою кандидатуру на пост главы Консервативной партии в начале 2016 года), никогда не боялась высказываться о политике в негативном ключе. «Против ли я того, чтобы Тереза Мэй носила мою одежду? Нет, я не против. Но и любить мне ее не за что. Я считаю ее ужасной», — призналась королева панка. Вествуд даже предприняла однажды попытку расставить точки над i, заявившись во время Недели моды в Лондоне на прием в дом №10 по Даунинг-стрит, официальную резиденцию премьер-министра, в футболке с надписью «Тереза, поговори с Вивьен», но эта акция прошла незамеченной Мэй.

В целом частые курьезы, связанные с внешним видом бывшего премьер-министра, вполне можно рассматривать как цену, которую Терезе Мэй пришлось заплатить за свою независимость от дизайнеров и стилистов. Самым крупным скандалом обернулась фотосессия для Sunday Times — Мэй позировала для издания в золотых брюках из кожи стоимостью $1250. Цифру сложно назвать шокирующей — костюмы Berluti Дональда Трампа стоят около $5000, — но в совокупности с эксцентричностью фасона и расцветки они смогли спровоцировать волну бурных обсуждений, получивших название Trousergate. Главная претензия граждан заключалась в том, что с премьер-министром в золотой коже себя могут соотносить представители далеко не всех социальных слоев, существующих в Великобритании.

При этом к не менее экстравагантным леопардовым лодочкам Терезы Мэй у граждан вопросов почему-то никогда не было — они, напротив, всегда служили ей исключительно на пользу. Она даже называла их своим «ледоколом», помогающим преодолеть скованность в общении. Хищная обувь стала настолько узнаваемой чертой характерного стиля Мэй, что одна из ее любимых пар сейчас уже хранится в Центре наследия Мейденхед. «Любопытно, что людям есть дело до моих туфель. Не думаю, что они так же фокусируются на обуви Филипа Хэммонда или Бориса Джонсона. Собираюсь ли я перестать носить леопард под тяжестью чужих взглядов? Нет, это, напротив, мотивирует меня пойти в магазин и купить еще несколько новых пар», — сказала Тереза Мэй.

Среди других личных вещей политика, которым место в музее: черные ботфорты Russell & Bromley, жакеты в стиле милитари Daniel Blake и крупные колье. Последние служили чем-то вроде метафорических рамок, идею которых новый и уже старый премьер-министры Великобритании трактуют по-разному: Тереза Мэй выступала за «мягкий» Brexit, Борис Джонсон, напротив,  — за «жесткий». Победа, как мы знаем, оказалась на стороне последнего.

реклама
читайте также
TATLER рекомендует