1. Главная
  2. Мода
Мода

Ксения Чилингарова — о том, как одеваться на арт-мероприятия

Завсегдатай перформансов и выставок путем проб и ошибок выяснила, как выглядеть своей в непростом мире галеристок и кураторов.
реклама
12 Мая 2017
Ксения Чилингарова

Ксения Чилингарова

Это был заключительный день безумной Недели Высокой моды. Выражаясь театральным языком, идеальный финал. Главным аккордом прозвучал показ Valentino, последний для Марии Грации Кьюри, которая бросила напарника и ушла в Dior. Или нет, для меня главным был все-таки пятый Love Ball Натальи Водяновой в супер-арт-пространстве — Fondation Louis Vuitton по проекту Фрэнка Гери. Знакомые лица заполняли сложносочиненное помещение медленно, чтобы успеть разглядеть друг друга. Я не могла не заметить Каролину Шойфеле и Петру Немкову в бриллиантах Chopard, Дерека Бласберга в смокинге и изящную совладелицу сайта Moda Operandi Лорен Санто-Доминго. Ксения Собчак приехала со своей обожаемой Ульяной Сергеенко. Эдриен Броуди тоже пришел с русской девушкой — у него роман с моделью Ларой Лието, — и они мило беседовали с коллекционером Ингой Рубинштейн, с которой давно дружат. Обсуждали предстоящую афтепати во все еще горячем клубе L'Arc, тем более что Инга эту вечеринку и организовывала, для случая заказав у Вики Газинской скульптурное платье василькового цвета.

Меня охватил приступ патриотизма — большинство моих соотечественниц отдали предпочтение русским дизайнерам. Выглядели великолепно. Полина Киценко выгуливала нежно-голубое Yana, Яна Рудковская — Edem Couture своей протеже Алены Деминой. И как минимум три дамы были в платьях Юлии Яниной, не считая, конечно, самой Юлии с дочерью Дашей. Дашино платье, словно прозрачный холст, расписанный масляными красками, понравилось не только мне, но и Марку Джейкобсу, а он парень капризный. Во время перекура на улице он без лишних сантиментов, емко и четко сформулировал то, что мне так хотелось ей сказать: «Классное платье!» Я очень люблю эту манеру американцев без стеснения делать комплименты всему, что вызывает восторг, даже чужому творчеству. Увы, у меня на родине это не принято. Мама после каждого приема в Кремле на мои вопросы, что сказали про ее платье, отвечает: «Слава богу, ничего не сказали!»

реклама
В пальто и платье Marni на открытии арт-ярмарки Cosmoscow

В пальто и платье Marni на открытии арт-ярмарки Cosmoscow

В Loewe на выставке фотографа Себастьяна Сальгадо «Генезис» в усадьбе Муравьевых-Апостолов

В Loewe на выставке фотографа Себастьяна Сальгадо «Генезис» в усадьбе Муравьевых-Апостолов

С шампанским в руках гости кружили у современного искусства. Обсуждали осиную талию месяц назад родившей Водяновой, неожиданное появление трудной судьбы коллекционера Дмитрия Рыболовлева и вечно молодую Летицию Касту. Особой популярностью пользовался Канье Уэст. Он, как Остап Бендер, пришел во всем белом и в Yeezy. У меня возникло почти непреодолимое желание подойти и спросить: «Канье, где сапоги брал?» Этот драгоценный товар мгновенно сделался sold out, так что рэпер молодец в плане торговли фетишами. Но пробиться к товарищу было невозможно, с ним фотографировались не меньше, чем с выставленными лотами. Парящая в невесомости световая рыба Фрэнка Гери раз и навсегда покорила мое сердце. Еще из произведений искусства мне очень понравилась Джованна Батталья в белом брючном костюме с по-модному убранными в пучок волосами и Мирослава Дума в Valentino цвета свежей мяты. Но впечатление перебила явившаяся со свитой поклонников-друзей Пэрис Хилтон — от ее джазового золотого платья арабской марки LaBourjoisie у меня перед глазами поплыли радуги. За десять минут до того они у меня уже плыли при виде лота от Такаси Мураками, а пузырьки шампанского все только усугубили. Зато Водянова оделась предельно политкорректно — в знак уважения к принимающей территории она была в асимметричном Louis Vuitton из бразильской коллекции. Мы вежливо поздоровались издалека, и я решила, что это максимум, на который могу сегодня рассчитывать. Но Наташа сама подошла и неожиданно, в свойственной ей мягкой расслабленной манере, сделала комплимент моему платью. Сказала, что оно передает настроение бала и очень удачно сочетается со световой инсталляцией Даниэля Бюрена, естественно вписанной в архитектуру Гери.

Конечно, я готовилась и собиралась тщательнее обычного. Выбрала единственный в шкафу наряд в пол, который, на мой взгляд, был «про искусство». Но никак не могла предположить, что неизвестные авторы моего платья, датско-британский дуэт Trager Delaney, чей звездный час случился без их ведома, угадает настроение двух гениев нового мира, архитектора и художника-концептуалиста.

В платье Trager Delaney с Ксенией Таракановой

В платье Trager Delaney с Ксенией Таракановой

Много лет назад, читая глянец, я впервые столкнулась с понятием «дресс-код в мире искусства». Там писали в основном о синтезе арта с модой, дизайнерах и брендах, ассоциирующих себя с современным искусством. Меня же больше интересовала практическая сторона вопроса. Вы мне скажите, как одеваться на арт-мероприятия! Внятных ответов не было, и мое обучение проходило опытным путем. Благодаря подруге Кристине Краснянской я много путешествовала, мы ездили на ярмарки, выставки, биеннале. Там я совершала собственные ошибки и промахи. На первом своем «Арт-Базеле» узнала, что галеристы предпочитают Cеline, а коллекционеры — Chanel. Архитекторы носят все черное, а художники любят цвета. Итальянские дизайнеры интерьеров надевают Marni, а французские — Dries Van Noten.

В мире искусства существуют свои фрики и свои отличники, концентрация и тех и других на квадратный метр зашкаливает. Я помню, как после очередной выставки в ММОМА в очереди в гардероб ко мне прицепилась странного вида женщина с вопросом, художник я или еще студент. Получив на все отрицательный ответ, она повела глазами, махнула головой, как если бы на нее снизошло озарение, и изрекла: «Все ясно. Теперь понятно, почему вы так изуродовали себя одеждой. У вас совершенно нет чувства пропорции и цвета. Этот бежевый вас убивает!» У меня тоже были вопросы к ее гардеробу. Но я не ступила на скользкий путь оценочных суждений, где каждый чувствует себя стилистом. По моему опыту, самые суровые наши критики — это мы сами. До сих пор с ужасом вспоминаю кружевные лосины — в них я явилась в «Гараж» на открытие выставки Марка Ротко. И безумные каблуки, не побоюсь этого слова — «лабутены», на которых я собиралась бороздить просторы Венецианской биеннале. Уже после двух павильонов мне хотелось выкинуть их к чертям собачьим. Так родилось мое главное правило: никаких каблуков на выставках. Мне должно быть удобно ходить, долго стоять и разговаривать.

Были и кумиры, без этого нельзя. Сандра Недвецкая меня покорила своей удивительно тонкой манерой одеваться. Она часто выбирает нераскрученных дизайнеров, носит их с достоинством королевы и выглядит изысканно. Когда я первый раз увидела ее (тоже, кстати, на аукционе Love Ball, но в Москве), она была в Vika Gazinskaya по фигуре. Кстати, Вика — отличный пример того, как надо одеваться на арт-события. Всегда женственная и элегантная в своем платье или в винтажном, она умеет быть модной и уместной одновременно. Недавно в Париже мы вместе ходили в Парижскую оперу на премьеру балета Уильяма Форсайта. Сообразив, что я собираюсь как следует принарядиться, Вика вовремя меня остановила. Сказала, что в Париже все намного проще и демократичнее.

В топе Arctic Explorer и юбке Prada на выставке Урса Фишера «Маленький топор» в «Гараже»

В топе Arctic Explorer и юбке Prada на выставке Урса Фишера «Маленький топор» в «Гараже»

В костюме Vika Gazinskaya  в галерее Artwin

В костюме Vika Gazinskaya в галерее Artwin

Еще мне, кстати, очень нравится Даша Жукова — она умеет без снобства носить самые дорогие бренды. На ней все естественно и потому в тему. Но сейчас моя любимая героиня арт-пространства — хозяйка агентства V Confession Ксения Тараканова с ее пристрастием к интеллектуальной моде и способностью всегда выглядеть адекватно ситуации. А если рассматривать моду как самостоятельное искусство, то нельзя не обратить внимание на Наташу Гольденберг с ее чувством цвета, которому может позавидовать художник. У нее получается носить что-то совершенно сумасшедшее элегантно и задорно. Это сложно, потому что если ты слишком стараешься одеться в духе «арт», то можешь нечаянно оказаться частью перформанса. Вымученный образ — всегда плохо, но если в пригласительном прописан дресс-код, невежливо его не соблюдать.

Часто ловлю себя на мысли, что на арт-мероприятия хочется особенно интенсивно наряжаться. Фантазировать, играть с гардеробом. У меня на этот случай имеется куча вещей, которые довольно сложно применить в других ситуациях. Кроме того, я часто практикую принцип color bloсking — сочетание локальных цветов в одном образе. Для кого-то оно слишком вычурно и нарочито, а для меня — способ коммуникации. Но прелесть в том, что все это делать не обязательно. Если после рабочего дня я не успеваю переодеться, для меня это не повод пропустить вернисаж. Не поверите, но в арт-сообществе люди очень толерантны, а стиль smart casual многими только приветствуется.

Арт вдохновляет меня каждый день, он диктует правила — и не только в выборе одежды. Самый умный совет по стилю я получила от своей преподавательницы истории искусств, она очень красиво сказала: «Архитектура развивает вкус, скульптура — эстетику, а живопись — восприятие цвета. Без этого современный человек просто голый».

В пальто Prada на спектакле «Лир» в «Электротеатре Станиславский»

В пальто Prada на спектакле «Лир» в «Электротеатре Станиславский»

Фото:Архив Tatler

Нашли ошибку? Сообщите нам

реклама
читайте также
TATLER рекомендует